Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Памяти Франции. Часть I. Санлис



Посвящается памяти Доминика Веннера


Когда я отправлялся путешествовать по Франции с целью изучения готической архитектуры и иных исторических памятников, я, разумеется, знал о кипящих там баталиях вокруг гей-закона (и, кстати сказать, тщетно искал, не продается ли где футболка-за-которую-задерживают). Но еще не было известно о трагическом самоубийстве писателя Доминика Веннера прямо у алтаря одной из готических святынь - Нотр Дам де Пари. Однако это событие, разумеется, придаст определенную окраску моему рассказу. Судя по самоубийству Веннер не был христианином*, но Нотр Дам и другие памятники готики (собственно большинство готических соборов за редким исключением именуются Нотр Дам) - был для него драгоценной национальной святыней, свидетельством величия былого французского духа, исключительного по силе художественного гения в эту эпоху, совпадавшую кстати, с эпохой крестовых походов, в которых французское рыцарство принимало самое активное участие. Готические соборы, как собор в Реймсе, были и декорациями в грандиозной драме национального освобождения, сыгранной Жанной д Арк. Память о ней мы и сегодня встретим едва ли не в каждом французском городе и французской церкви с которыми она хоть как-то соприкоснулась. И в этом, культурном смысле поступок Веннера был безупречен - он попытался в яркой форме обратиться именно к тем силам французского духа, которые может быть еще способны вернуть эту нацию к полноценной жизни. Сделать это будет непросто. На всей Франции, а я проехал больше 2500 км., лежит чувствительная патина подступающего омертвения, утраты европейского начала во всем кроме бытовых привычек, превращения самобытности лишь во внешнюю форму презентации туристам (и то, когда на альбом про кельтов навешивают обложку "негритенок в кельтском шлеме" начинает ощутимо подташнивать). Если ярким поступкам наподобие поступкам Веннера удастся пробиться сквозь толщу столь характерного особенно для северных французов самодовольства и скептицизма, то возможно им удастся понять, что страна и культура и в самом деле находятся на грани катастрофы и что пророчество о "Мечети Парижской Богоматери" уже на грани реализации. Но, с другой стороны, я опасаюсь что французский республиканизм и секуляризм, так и оставят Францию недвижной перед лицом катастрофы. На каждом шагу, в каждом соборе, я встречал следы того события, которое создало французскую секуляристскую республиканскую цивилизацию - Революции 1789 года. И не мог не ужасаться. Снесенные сотнями головы каменных святых, разрушенные храмы, разбитые витражи. Только тщательности и в то же время смелости (переходящей в наглость) французской реставраторской школы, которая вслед за Виолле ле Дюком не считала зазорным строить разрушенные памятники едва ли не с нуля, мы имеем на месте дореволюционной Франции вполне сносные и интересные памятники, а не груды руин. Накал якобинского иконоборчества удивителен даже для нас, видавших всякие виды русских. И вот я опасаюсь, что страна, которая отмечает как национальный праздник день начала этой катастрофы, будет неспособна возродиться именно потому, что нынешняя катастрофа абсолютно логичное следствие принципов, породивших катастрофу ту, прежде всего нечувствительного к жизни принципа равенства, не осознающей никаких естественных границ свободы, и чисто формального, не завязанного на живом кровном чувстве братства. Сегодня эти принципы, придя в столкновение с жизнью, начинают вновь тащить на гильотину - пока что лишь слова (на днях французский парламент запретил слово "раса"), но, думаю, и до людей недолго ждать. Так что будущее Франции вызывает у меня большой скептицизм. а потому я спешил посмотреть её памятники до того, как очередные беспорядки "равных" и не имеющих "расы" превратят эти памятники в груды камней.

* Впрочем, предсмертное послание вполне раскрывает его мотивацию традиционалиста Геноновского толка, который не столько кончал с собой в христианском соборе, сколько приносил себя в жертву в сакральном месте.

***
Первая наша остановка - Санлис. Самый близкий к аэропорту Шарль де Голль город с готическим собором. Как и почти все города Франции - это галльское поселение, сделавшееся римским. В 987 году Санлис стал свидетелем знаменитого государственного переворота - в лесу рядом с ним "упал с лошади" последний Каролинг Людовик V, и, по инициативе архиепископа Адальберона Реймсского бароны лишили прав на престол Каролинга Карла Лотарингского и возвели на престол Гуго Капета, основателя новой династии, проправившей Францией в разных своих ветвях более 800 лет. В память об этом событии вдова Гуго Капета Аделаида построила в 995 часовню свт. Фрамбурга, которая была перестроена в 1166 г., но всё еще сохранила романские черты. Санлис особенно интересен для русских - после смерти мужа Генриха I здесь жила русская королева Франции Анна Ярославна "Анна Ръина". В Санлисском лесу она была "похищена" графом Раулем де Крепи, с которым несмотря на папское отлучение в связи с непризнанием брака счастливо прожила 9 лет. В Санлисе Анна основала в 1066 г. аббатство Сен-Винсент. Готический собор Санлиса - небольшой, но один из древнейших, сохранивший очень простой архаичный фасад, похожий с Сен-Дени, Хотя западный и восточный трансепты перестроены позже в стиле прихотливой пламенеющей готики. Так же и старинная колокольня была перестроена в 1504 году. Есть в Санлисе и римские стены, памятник Анне, почему-то "музей венерических болезней" и немало еще интересного, на что времени абсолютно не хватило в виду плотности программы, еще более сжатой в связи с отвратительной французской манерой продавать еду не все время, а строго с 12 до 14 и с 19 до 22 (невозможность произвольно приземлиться и перекусить, необходимость согласовывать передвижения с графиками работы общепита, или питаться гадостью - самая неприятная и вызывающая приступы злости и франкофобии черта быта Франции, вторая такая черта, вообще нежелание французов работать даже по скудно отмеренным официальным часам, если что-то объявлено как закрывающееся в 18.30, будьте уверены, в 17.45 оно уже будет закрыто, вас не впустят, даже если там посмотреть на 10 минут - немногие исключения вызывают изумление и почти восторг).



Собор:







Как я и отмечал, фасад в Санлисе весьма архаичен и прост для готики, без симфоний скульптур и резных украшений. И этим познавателен.


Большинство скульптур портала - новодел, в связи с тем, что они были разрушены санкюлотами.


18 метровая колокольня.


Более поздние плменеюще-готические северный и южный порталы. Надо сказать, на фоне аутентичой ранней готики, ажурную позднюю я стал практически не замечать. Но в Санлисе она вполне уютная.


Алтарная часть и остатки архиепископского дворца, где музей, в который я не попал из-за цейтнота.


Северный портал. Все прелести готики - стрельчатые арки, контрфорсы, аркбутаны, химерки, окно-роза и венчающий портал, наползая на розу - вимперг, каменный наследник деревянного "конька".







Часовня св. Фрамбурга построенная в память о капетингском перевороте.




В этот круг в треугольнике я просто влюбился.


Стены часовни подкреплены еще мощными романскими контрфорсами.





Аббатство Сен-Винсен. Там расположен лицей, поэтому в учебные ни не пускают. Но мне повезло - это были выходные...








Я стал всматриваться, ища у этой романо-готической постройки какие-то русские черты. И постепенно мне начало казаться, что я их вижу. Какую-то изящную тяжеловесную простоту русских церквей той эпохи. Наверное самовнушение.



Улицы Санлиса




Приходская церковь св. Петра









Tags: Путешествия, Франция-2013
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments