Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

100 книг. Сезон II. (182-186)

Индекс первого сезона 1-150
100 книг. Сезон II (151-159)
100 книг. Сезон II (160-165)

100 книг. Сезон II. (166-170)
100 книг. Сезон II. (171-176)
100 книг. Сезон II. (177-181)


182. Библия

Книга, которую почти никто не читал, но почти все говорят, что читали. Особенно это относится к постсоветским людям, поскольку при соввласти текст был реально почти недоступен.
У нас дома, к примеру, не было Библии, хотя был ксероксный Набоков и машинописный Кастанеда. Зато откуда-то имелся тошнотворный Губельман Ярославский "Библия для верующих и неверующих" с настолько примитивным выискиванием противоречий и обращением с читателем как дебилом, что мне даже в 9 лет было от него противно и читать это я не стал. Но это мне еще повезло, поскольку Губельман был очевидно тошнотворным. А многим бедным советским детям спойлили библейскую тему «забавным» гнусным Лео Таксилем и «научпопсовым» Косидовским. И они в самом деле уверены, что "знают как там дело было". Мне, по счастью, они дороги не перешли.
В 1991 отец подарил мне Евангелие, маленькое на папиросной бумаге. В 1992 проходя мимо самопального книжного лотка я увидел Библию. Малоформатная, папиросная, с зеленой обложечкой. Разумеется "протестантская" по составу книг. Стоила 20 рублей. Я её радостно схватил и читал как интересную книжку на переменах и скучных уроках в школе, читал так как читают, наверное, только в 16 лет. Таким макаром я прочел всё пятикнижие, все исторические книги (больше всего мне понравились «Судьи»), всех мудрецов и застрял только на пророках. Да и то не сразу. В результате я знаю кто такие Гедеон, Иезавель, Юдифь, чем премудрость Соломона отличается от премудрости Сираха, понимаю не только что такое «маленькое дельце с Урией», но и кто такие сыновья Иаира. Все эти знания не помешают и неверующему, а уж верующему тем более.
Я категорически не одобряю ересь что «Ветхий Завет мирянам не надо читать, потому что там треш, угар и содомия с гоморрией». Ветхий Завет - это книга не про евреев и не про ужасы содомии и расчлененку, а про Бога и Его непосредственное чудесное явление в истории. На самом деле если ты не веришь что Моисей перешел посуху море и Навин остановил солнце, ты не веришь и что Сын Божий стал человеком. Если ты не веришь в мелочь, то не веришь и в главное. Есть, конечно, люди, которые говорят что в Сына верят, а в море яко посуху - нет, но я им не доверяю.
По счастью мое краткое обучение на Библейско-богословском факультете Православного Университета дало мне и некоторые специализированные познания (совсем не много, к сожалению), а главное – опыт чтения Писания на других языках – древнееврейском, греческом, латыни, церковнославянском. Про чтение Библии на русском важно понимать одну вещь - с Синодальным переводом ВЗ есть очень большие проблемы. Существуют две текстологические традиции Ветхого Завета - традция «Септуагинты» греческого «перевода 70 толковников» и традиция масоретов - еврейская. Можно решить, раз «оригинал» Библии еврейский, то и еврейская традиция древнее и авторитетнее. Но это не так. Септуагинта это перевод сделанный еще до Рождества Христова. Масореты устанавливали единый текст книг в раннем средневековье когда иудаизм уже был проникнут враждой к христианам и их «Библии» И вот проблема русского ВЗ переведеного проф. Хвольсоном - слишком большая зависимость от еврейского текста. Эта идеология была выбрана еще «Библейским обществом» и аккуратно поддержана свт. Филаретом Московским (на мой взгляд и взгляд многих консерваторов – не к добру). Понятно что главные пункты расхождения скорректированы в христианскую сторону и никаких «молодиц» вместо «дев» в Исайе 7.14 там нет. Но в целом перевод Хвольсона проникнут более иудейским, чем христианским духом.
Например, 143 псалом. В еврейском и хвольсоновском тексте его конец понимается так: «Избавь меня и спаси меня от руки сынов иноплеменных, которых уста говорят суетное и которых десница — десница лжи. Да будут сыновья наши, как разросшиеся растения в их молодости; дочери наши — как искусно изваянные столпы в чертогах. Да будут житницы наши полны, обильны всяким хлебом; да плодятся овцы наши тысячами и тьмами на пажитях наших; да будут волы наши тучны; да не будет ни расхищения, ни пропажи, ни воплей на улицах наших. Блажен народ, у которого это есть. Блажен народ, у которого Господь есть Бог». Другими словами, Бог это такая структура, которая доставляет движимое и недвижимое имущество. Очень по иудейски. Прямо противоположная интерпретация в Септуагинте, в греко-славянском изводе: «Избави мя и изми мя из руки сынов чуждих, ихже уста глаголаша суету, и десница их десница неправды: ихже сынове их яко новосаждения водруженая в юности своей, дщери их удобрены, преукрашены яко подобие храма: хранилища их исполнена, отрыгающая от сего в сие: овцы их многоплодны, множащыяся во исходищих своих: волове их толсти: нeсть падения оплоту, ниже прохода, ниже вопля в стогнах их. Ублажиша люди, имже сия суть: блажени людие, имже Господь Бог их». Да, люди прославляют злодеев, чьи закрома ломятся от богатства и чья жизнь беспечальна, но блаженны лишь те у кого и с кем есть Бог. Либо блаженны те у кого полны житницы, либо нищие духом. Либо Машиах, либо Христос. Это не просто два перевода – это два мировоззрения, две веры, которые не совместимы – и поэтому анекдотично эти два перевода смотрятся вместе как здесь, где они предпосланы толкованию свт. Иоанна Златоуста -  (разумеется Златоуст толкует в евангельском смысле).
Обратим внимание так же на прекрасный стихотворный перевод Ломоносова:
Цела обширность крепких стен,
Везде столпами укрепленных,
Там вопля в стогнах нет стесненных,
Не знают скорбных там времен.
Счастлива жизнь моих врагов!
Но те светлее веселятся,
Ни бурь, ни громов не боятся,
Которым Вышний сам покров.
Выдающийся русский библеист Юнгеров, учитывая центральное значение Псалтири (одной из моих любимых книг – Ваших, надеюсь, тоже, вы ведь читаете в самолете 90 псалом? «Яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возьмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою») для Христианства специально сделал русский перевод псалмов с текста Септуагинты, чтобы подобных парадоксов не возникало.
Так что, Священная Книга для православных - это именно греческий и славянский текст, а синодальный перевод - книга для чтения и справок. Поэтому в любых богословских дискуссиях я всегда проверяю цитату по славяно-гречески, иначе можно попасть впросак. Вот кстати, разбор еще одного Хвольсоновского перевода, из которого получилась псевдомудрость "человек предполагает а бог располагает".
Я вообще иногда беру на себя смелость писать небольшие эссе по библейской экзегезе. Например вот текст о книге Иова.  Одна из моих любимых книг вокруг которой наворочены тонны бреда о "темной стороне Бога", о "необъяснимости зла" и тому подобная юнговщина, ничего общего с На самом деле это книга о недопустимости метафизической коррупции - о том что Бог для тех кто любит Его а не его "конфеты". Еще один текст - моё понимание смыслов первых глав книги Бытия. Адама, Каина, Потопа, Вавилон башни. Это конечно абсолютный субъективизм за который отвечаю только я, но никакой ереси там нет.
А еще лучше скачайте и послушайте прекрасные лекции Евгения Авдеенко. У Евгения Андреевича невероятно интересные и глубокие лекции по Св. Писанию. В чем-то больше философские, чем богословские или филологические, но это именно то, что сейчас нужно. Не только по книге Бытия - найдите и другие – про книгу Иова, Псалмы и т.д.



183. Августин. Исповедь.

Самая "личностная" книга во всей христианской литературе.

Было такое издательство Ренессанс - оно издавало Ницше, Шестова, Кьеркегора и все такое. И среди этого была Исповедь Августина. Их магазин-подвальчик был в трех домах от меня, поэтому я стал обладателем новинки в числе первых - и конечно не мог оторваться.

Перевод сделала знаменитый историк античности и филолог Мария Ефимовна Сергеенко (автор книги о Помпеях и многих других) в блокадном Ленинграде. А впервые опубликован он был в "Богословских трудах" Московской Патриархии - официальному научному сотруднику АН СССР надо было решиться на такой шаг иногда филоложцы перевод Сергеенко ругают за некоторую вольность, но в целом он блестящий, изумительный русский язык и легкость слога.

"Исповедь" - точнее буквально "Исповеди" Confessiones - это рассказ Августина о себе и о Боге (точнее Августин рассказывает о себе и о Боге… Богу), об истории своего обращения. Он рассказывает о том как жил, как грешил, как блуждал во тьме. И как все-таки пришел к крещению. Парадокс в том, что Августину понадобился для этого долгий путь, хотя его мать св. Моника была христианкой. Однако она и ее муж-язычник очень хотели для сына блестящей карьеры ритора, а потому его не женили, он завел себе сожительницу конкубину, увлекся сектой манихеев и обратилсяк христианству лишь на четвертом десятке. Самый пронзительный кусок в этих признаниях - история с соседской грушей Молодой Августин и его приятели-лоботрясы обтрясли её чисто для забавы - есть им не хотелось. И вот Августин подробно разбирает это воровство ради воровства как проявление греховности.

Честно говоря, в "Исповеди" Августина мне чудится вот какой парадокс. Августин создал доктрину предопределения ко спасению, учил что человеческая воля бессильна перед грехом без помощи благодати. И вот самоанализ и самокритика самого себя в Исповеди явно этому противоречат. Ведь очевидно, что "согласно августинизму" некрещеный он не мог не грешить. Однако его анализ своей жизни как раз показывает, что в принципе мог. Каждый грех был решением и ошибкой, проявлением слабости. То есть Августин тут следует не столько августинизму, сколько ап. Павлу, в 1 главе Послания к римлянам учащему: Истина о Боге ведома язычникам из созерцания мира, но они сами отвергли ее осуетившись и погрузились в грех и разврат. Августин написал именно историю "осуечения" молодого сердца и его последующего восстановления.

С аскетической точки зрения вещь тоже спорная. Дело в том, что припоминать свои прощеные грехи дело сомнительное, грехи до крещения тем более. Они полностью изглажены. А разбирая грех как часть своей личности всегда тяготеешь к самооправданию. Когда ты объясняешь грех - ты выводишь его из себя (или обстоятельств) в то время как покаяние состоит как раз в отсечении греха. Поэтому в исповедальном тексте с элементами. Самоанализа все равно получится самооправдание. У Августина это не так бросается потому что он святой и духовный гигант, а вот у людей помельче как у Руссо или Толстого это прет из всех щелей. "Исповедь" Руссо - вообще одна из самых тягостных и пакостных книг что я когда-либо читал.

Интересно что на меня, когда я читал Августина,произвела впечатление не столько его личная, сколько интеллектуальная биография. Его рассказ о том как его оттолкнула Библия ибо он не понимал как в священной книге может быть статистика верблюдов Авраама. Потом Августин открыл для себя аллегорический метод истолкования Писания и успокоился. Верблюды стали духовными. Вот это то, что я никогда не понимал и не принимал. Для меня верблюды были верблюдами, кедры кедрами, а соляной столп соляным столпом... Весь интерес Христианства именно в том, что бог входит в обычную профанную историю и делает её священной. Что священное здесь посреди крови, грязи, проказы и голода. Что три ангела поглядели на Авраамовых верблюдов, откушали быка, явили праотцу образ Троицы и ушли громить содом. Спасать надо этот грязный профанный мир, а стерилизованный и возвышенный спасать незачем. Хотя как интеллектуальное упражнение я аллегоризм конечно уважаю. У многих святых аллегорические толкования очень изящные.

Потом я долго Августина не любил. В ультраправославной "зилотской" среде где я долго вращался он считался "еретиком". Мало того - изобретателем главных западных ересей - филиокве, абсолютного предопределения и тд. Но потом мне попалась прекрасная книга о. Серафима Роуза защищавшая православие Августина "Вкус истинного Православия".  Во всяком случае, для нашей ситуации ошибки Августина меньше, чем принятое сегодня у некоторых православных богословов вроде митр. Иерофея (Влахоса) отрицание первородного греха, попытка растворить его в некоей общей греховности и падшести мира вообще. Преп. Максим Исповедник, кстати, полностью принимал именно августиновскую концепцию "греха наследуемого половым путем" (об этом есть прекрасная книга Жана-Клода Ларше «Преподобный Максим Исповедник – посредник между Востоком и Западом»), а уж его трудно заподозрить в неправославии и в непонимании тонкостей восточной метафизики.

Наконец уже недавно я открыл для себя "О Граде Божием" и был в шоке это оказалась совсем не та книга о которой пишут в учебниках Это не рассуждение, что мирские царства зло и должны пасть, а духовное Церковь должно установиться. Это трактат по агиополитике и основная мысль там как раз та, что бесы под видом богов паразитировали на доблести римлян. И это не боги создали империю Рима, а Бог даровал Риму господство, а языческие боги присосались. Это настолько совпадало с описанным мною пониманием сути христианско-языческого конфликта в Римской Империи, что просто удивительно. Отсюда мораль - никогда нельзя упускать читать первоисточник.

184. Ницше. Рождение трагедии из духа музыки

Меня трудно назвать поклонником, любителем или ценителем Ницше. Причем это предопределилось уже лет в 16. Я совершенно не интересовался всевозможными "Заратустрами" в мягкой обложке, валявшимися в книжных и всем таким прочим и соблазнился только фундаментальным двухтомником с предисловием Свасьяна - прежде всего потому что там было "Рождение Трагедии".

Миф о борьбе Аполлонического и Дионисийского начал породившей трагедию, о рационализме Сократа разрушившем трагическое - все это было для моего увлечения античностью очень любопытно. Отрыв от плоского рационализма в изучении античности произведенный Ницше породил почти все интересное что мы знаем о древних архаичных религиях и мистике сегодня Элиаде, Лосев, Юнг даже Дюмезиль все они вышли как из Шинели из ницшевской «Трагедии». Не говорю уж о непосредственных продолжениях таких как «Дионис и прадионисийство» Вячеслава Иванова. За мифом было признано самостоятельное бытие.

Самое смешное при этом то, что как раз в анализе афинской трагедии Ницше ухитрился ошибиться на все 100. Ницше с восторгом открыл у греков иррациональное и глубочайший пессимизм в противоположность скучной филистерской Европе. Но поскольку в эпоху Ницше еще почти ничего не знали о древнем Востоке, он определил этот эллинский пессимизм как уникальное А дело было как раз наоборот: пессимизм был банальностью, общим местом всего востока, обладающий умом человек видел что не может бороться против стихии зла, боги жестоки, жизнь бессмысленна, лучше не родиться. И как раз греки первые отступили от пессимизма. Благодаря своему жизненному опыту греки поняли что со стихией можно бороться, что року можно противостоять. "Дионис" был уделом всего Востока. "Аполлон" (а точнее Афина) - стал богом Запада. Причем не с Сократа а гораздо раньше. Ницше как-то непонятно читал своего любимого Эсхила - тот на самом деле жуткий оптимист и верит не в судьбу а в борьбу: «Дерзай бремя принять проклятья». Эсхил, кстати, очень веселый, шутливый автор, он может считаться родоночальником не только трагедии, но и комедии. А вот «рационалист» Еврипид, так ругаемый Ницше, напротив верит в иррациональность, в судьбу, в Рок, а его «Вакханки» это настоящий гимн Древнему Ужасу, непобедимому Дионису. Так что отчасти своя своих не познаша. Об этом расхождении с греками у Ницше я написал эссе "Рождение комедии из духа трагедии". 

Что касается ницшеанства в целом и особенно его влияния на идеи "консервативной революции", то оно всегда вызывало у меня иронию. Консервативная Революция строится на абсолютно невозможном совмещении двух идей - вечного возвращения и сверхчеловека. Концепция вечного возвращения предполагает, что наш мир постепенно ухудшается, потом гибнет, потом возникает, и снова с начала. А идея сверхчеловека учит о существе которое станет больше чем человек, о титане среди карликов как некоем будущем. Предполагается, что сверхчеловек "отменяет" порчу мира – по крайней мере для себя. Что некое движение "снизу" может повернуть колесо судьбы. Как у людей совмещаются такой глубокий пессимизм и такой щенячий оптимизм мне всегда было непонятно. Если мир ухудшается - никто не может стать лучше. Если кто-то может стать больше это и есть прогресс и тогда никакого возвращения. Когда в 2006 Борис Межуев - тогда главред АПН затеял дискуссию о Ницше я написал об этом эссе. Поскольку коллеги восприняли задание как поручение восславить Ницше, моего ироничного, а порой и с издевкой текста они, кажется, не оценили.

Отдельно доставляет, также, бытовое ницшеанство, некий интеллигентский «культ силы», мощи, власти и т.д. Самое смешное, что мне иногда приписывали некоторое «православное ницшеанство». «Ницшеанцам» в этом смысле я всегда напоминаю, что в любимой многими цитате "собираясь к женщине не забудь плетку" подразумевается, что плетку будет использовать женщина.


185. Аристотель. Политика



Все люди с философским складом ума делятся, как известно, на платоников и аристотеликов. Я отношусь безусловно ко вторым. Разница довольно проста. Платоник хочет узнать истину, которая скрывается ЗА вещью. Аристотелик - истину о самой вещи. Платоник это такой метафизический конспиролог, который в ходе раскрытия мирового заговора создает свой мегазаговор. Аристотелик скорее метафизический политолог он считает что заговора нет, а есть движущие силы и цели в которых можно разобраться. Я - типичный аристотелик. Когда я из Греции вез бюсты, то себе привез именно Аристотеля, а Платона подарил.

Это определилось еще со школьной скамьи, поскольку Платон и Аристотель у меня входили в программу. Читать нам предлагалось в одном случае «Политию» в другом «Политику», так что разница методов была на ладони. У Платона ряд гениальных художественных прозрений в душу государства и диковатая теория идеального государства. У Аристотеля система категорий, используемая в политологии и по сей день: три формы правления каждая в добром и дурном вариантах

Каждая форма описана с опорой на обильную историческую фактуру, которую Аристотель собирал долго и тщательно. Есть предание, что школа Аристотеля составила описание государственного устройства 158 государств и народов но дошла только Афинская полития. Я "Афинскую политию" очень люблю. Аристотель основал исторический метод в социальных науках. И почти всё что мы знаем об афинской демократии мы знаем именно от Аристотеля. Где он ошибается - там и мы обычно ошибаемся.

Однако ошибочно думать что "Политика" - это ряд эмпирических обобщений, так сказать реферат этих 158 "политий". У Аристотеля стройная теория общества основанная на принципе _несамодостаточности_ изолированного человека. Человек - общественное животное по природе именно потому что вне общества не жизнеспособен и не является человеком. "Кто не способен вступить в общение считая себя самодовлеющим, тот не элемент государства и становится животным либо божеством" Для моей собственной социальной философии этот тезис о несамодовлении человека является ключевым.

Причем чем дальше вчитываешься в Аристотеля, тем больше понимаешь тонкость его мысли. Вот например три пары: Монархия/Тирания; Аристократия/Олигархия; Полития/Демократия. Обычно «полития» кажется пятым колесом в телеге, какой-то демократией в пользу богатых. Вроде и демократией, но для избранных. И в этом видится ограниченность, "недемократичность" взгляда Аристотеля, который против "власти трудящихся".
Но вот посмотрим на ситуацию нашими сегодняшними глазами и мы Аристотеля отлично поймем. Полития - это _власть граждан_. Греческие полисы, особенно развитые типа Афин, постоянно сталкивались с тем, что в граждане ломились кто попало. И Афинская демократия держалась только на сверхжестком законе Перикла о гражданстве - только рожденный от отца и матери афинян может быть гражданином. Перикл сам попал под удар этого закона – его официальный сын умер и ему пришлось просить граждан в виде исключения легализовать его сына от Аспазии.

Когда мы решаем как использовать демократические механизмы всегда есть выбор - власть граждан или власть "всех" т.е. кого попало. Вот аристотелевское различение Политии - власти граждан и Демократии - власти всех - оно именно об этом. Когда сегодня регулярно предлагают «Давайте дадим мигрантам право голоса» - то рука тянется к Аристотелю.

Рекомендую так же работу выдающегося нашего античника А.И. Доватура "Политика и политии Аристотеля".

186. Эрн. Время славянофильствует



 Владимир Францевич Эрн один из наиболее значительно повлиявших на меня философов. Причем его влияние непропорционально "размеру".

Эрн умер рано, в 34 года от нефрита в 1916 г. Его "повестка" - боевое философское славянофильство устарела уже в 1917. Но не признать его исключительный философский талант и не считать что его смерть была огромной потерей для русской философии попросту невозможно. А для влияния важен не абсолютный масштаб фигуры, а чтобы в нужное время попалась нужная книга. Томик Эрна выпустили в 1991 - "единственный нормальный славянофил" - отрекомендовал его наш преподаватель Дима Прокудин. Я читал эту красную книжку на открытых дверях в МГУ перед началом - как сейчас помню - одна из поточных 1 Гума, последний ряд и Эрн.

Сходу впечатляла знаменитая работа "От Канта к Круппу" - смелая проекция духа "чистой" германской философии на империализм райха и аналогичные работы, которые пытались представить Первую Мировую войну как битву германского ratio и славянского логоса (выиграл, как известно, англосаксонский reason, а может и вовсе sense). Всё это сейчас очень натянуто выглядит но сам метод политических проекций философских идей запал в душу. Поскольку я не большой ценитель "чистой" философии (предпочитаю ей догматическое богословие), то эта политизация философии очень по мне.

Были там и более фундаментальные вещи - например доклад "Идея катастрофического прогресса". Этой работе Эрна я обязан своей ранней очень эсхатологичной философией истории чуть более чем полностью. История развивается через скачки, взрывы, катастрофы - и предельное осуществление исторического начала - это эсхатология, конец мира, который как взрыв внесет ясность и смысл во все исторические вещи и события. Отец Георгий Флоровский - работам которого я обязан очень сильно, - также ценил Эрна особенно "катастрофический прогресс" очень высоко. "Мыслитель с темпераментом бойца" характеризует он Эрна.

Отдельно нужно отметить блистательную последнюю незаконченную работу Эрна "Верховное постижение Платона". Там он рассматривает платонизм как результат мистического переживания, восхождения и видения Солнца-Блага и пытается найти "Запись" этого мистического постижения в Платоновом "Пире". Если бы разбор "Пира" Эрном был закончен это была бы одна из лучших страниц в платоноведении. Вообще, вектор развития Эрна был бы интересен, но увы...

Конечно после книги Колерова "Не мир но меч" посвященной революционным корням русской религиозной философии я стал смотреть на Эрна трезвее. Странноватая пара Эрн-Свенцицкий с ее "Христианским братством борьбы" была радикальным крылом тогдашней Революционно-идеалистической тусовки возглавляемой Булгаковым. Свенцицкий писал жуткие статьи с «христианским» обоснованием эсеровского террора. И, скорее всего, когда Эрн рассуждал о «катастрофическом прогрессе» он на эзоповом языке имел в виду всего навсего революцию. Но его переход на славянофильские, националистические позиции был вполне искренним.

Скорее всего он стал бы в 1920е идеологом "русского христианского фашизма". Почему я так думаю? Потому что фашизм был течением бывших социалистов разочаровавшихся в интернационализме, при этом Эрн имел политический бойцовский темперамент, фантастическое и революционное восприятие мира, мистический настрой – причем одновременно и христианский и язычески-солярный. Наконец, он увлекался философией экзотичных итальянцев Джоберти и Розмини… традицинно числящихся в числе источников вдохновения Муссолини. Так что кому как не ему?

Tags: 100 книг
Subscribe

  • Мои твиты

    Пт, 17:09: Сайт 100 книг и ваша поддержка https://t.co/ULmd73vk64 Пт, 19:08: Дал День ТВ интервью о русской идентичности, Русском…

  • Сайт 100 книг и ваша поддержка

    Друзья, с некоторым занудством напомню, что сайт "100knig.com" и связанные с ним проекты - видеоканал и подкаст существуют исключительно при вашей…

  • Мои твиты

    Чт, 21:36: Писатель Егор Холмогоров высказался за установку памятника князю Александру Невскому на Лубянке https://t.co/Rpau85KEdz Чт,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment