Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

100 книг. Сезон II. (187-190)

Индекс первого сезона 1-150
100 книг. Сезон II (151-159)
100 книг. Сезон II (160-165)

100 книг. Сезон II. (166-170)
100 книг. Сезон II. (171-176)
100 книг. Сезон II. (177-181)
100 книг. Сезон II. (182-186)

187. Луис Фишер. Жизнь Ленина


В перестройку советский книжный рынок был загажен волкогоновщиной. Пухлыми томами советского генерала-политрука против Сталина, Троцкого и Ленина. Читать это значило засирать себе мозг враньем, домыслами и бредом. Хуже был только Рой Медведев. На этом фоне мне нереально повезло - про Ленина я Волкогонова даже и не читал. Зато прочел неплохую толстенную книгу Луиса Фишера. Мне ее дал одноклассник - Гоша Старостин, сын великого лингвиста, имевший неограниченный доступ к сам и тамиздату.

Фишер был ошивавшийся в СССР левый американский журналист-еврей в какой-то момент бывший почти советским агентом влияния. Но затем, как и почти все западные левые евреи, он разочаровался в Сталине и уехал в Индию восторгаться Ганди. Однако, оставшись спецом по СССР, продолжал писать книги на тему, в том числе и этот вот талмуд про Ленина. Сейчас он, возможно, устарел, поскольку 25 лет идет вброс документов из архивов. Но, если и в наши дни ЖЗЛ выпускает книгу Пейна написанную в 1964, то значит и Фишер еще в тренде.

Книга написана на большом материале – прекрасной находкой было, к примеру, подать Ленина глазами Нестора Махно. Тон не дружелюбный и не враждебный, а главное с попыткой разобраться в идейных аспектах ленинизма. Поскольку Фишер неплохо теоретически подкован, то смысл, а часто и абсурдность ленинских построений он показывает очень хорошо. Помню, прекрасные разборы им «Империализма как высшей стадии капитализма» и «Государства и революции».

Особенно Фишеру удался кусок об идеологическом и политическом формировании Ленина. Он показывает, что конечно тот не марксист и не социал-демократ. Его решающий авторитет - повешенный брат Александр с идеей систематического террора, который вызовет хаос и революцию. В конечном счете, Фишер пытается возвести Ленина к нечаевщине. В 16 лет эта попытка мне показалась годной, но сейчас вижу, что она совершенно неудачна.

Ленин, конечно, не Нечаев, не террорист, не заговорщик. Он - фашист. Точнее, понятное дело, что это фашисты на самом деле большевики, перенесшие большевистский политический принцип на националистическую почву. Это значит, что Ленин создал политическую силу идеологически обоснованно выступающую от имени большинства, но не нуждающуюся в обязательной выраженной через плебисцит поддержке большинства. От заговорщиков фашисты-большевики отличаются тем, что умеют работать с массами и завоевывать их политическую поддержку. От парламентских демократов тем, что не нуждаются в электоральной поддержке этих масс. Большевики-фашисты умеют устанавливать диктатуру от имени идеи, выражающей скрытую волю большинства. В этом смысле и те и эти восходят к якобинцам. Сравнение тем полнее, что партия - это очевидный малый народ, способный к самоуправлению ибо постиг идею во имя которой устанавливается диктатура во имя народа против народа.

Образ Ленина-политика Фишер создает яркий и интересный, хотя подробностей не помню вообще. Понятно, что он много тратит времени на опровержение разных советских мифов и недосказанностей о Ленине. Каких-то ярких антисоветских мифов у него вроде бы нет.

Отдельно запомнилось описание болезни Ленина - распределенной на первый, второй и третий "звонок". Ужасно, конечно, так умирать ну так и творил этот человек дела великие и ужасные. Потом уже через год я подружился с Леной Лебедевой, которая одно время была лаборанткой в институте мозга, где мозгу Ленина уделялось первостепенное внимание. Собственно, он и вырос из лаборатории по изучению физиологии ленинской гениальности. Она рассказывала интересное: уже с середины 1910-х одно из полушарий - левое - фактически умерло. Представляло собой известковый камень. Если это правда, то делать такие дела на одном полушарии, потом еще и с пулями от Каплан - это жесть как круто. Её рассказ, кстати, абсолютно подтверждается. Когда я в 2006 году узнал, что у меня самого совершенно недостаточное кровоснабжение мозга, ничего меня в этот момент так не поддержало, как эта история.

Так или иначе, Фишеру я благодарен за то, что он меня уберег от мелочной ненависти к Ленину которую тогда пестовал Говорухин. Ни малейших симпатий к Ленину у меня нет но не понимать что это был один из самых эффективных политиков в истории - просто глупо.

188. Авторханов. Технология власти



Абдурахман Авторханов был, несомненно, самым успешным чеченцем в ХХ веке. Вообще самым успешным чеченцем в истории до Рамзана Кадырова.

В 1920-30е Авторханов был чеченским "национальным кадром" в партии, учился в Институте красной профессуры, но много умничал из-за чего его карьера застопорилась. Когда пришли немцы Авторханов "был с своим народом" правда в отличие от уехавшего в Казахстан народа имел мозгов сбежать с немцами. В западной зоне оккупации его подобрали американцы и блестящая карьера состоялась. Военная академия, радио Свобода, книги.

Самой знаменитой и попсовой книгой Авторханова была "Загадка смерти Сталина". Мол Сталина замочил Берия. Самой серьезной: "Технология власти" с концепцией партократии как "власти секретарей", аппарата через который правил Сталин. Поскольку в общем и целом технология власти осталась той же и сейчас (и даже на том же месте в том же здании), всё это довольно поучительно. Авторханов описывает массу деталей того как функционирует аппарат, как система подготовки решений становится властью.

Примером на котором Авторханов показывает технологию власти является разгром бухаринской "правой оппозиции". Интересно, кстати, что эта борьба им описывается, в том числе как борьба кавказцев Сталин и Ко против русских Бухарин, Рыков и Ко за раздел оставшегося после разгрома евреев Троцкого и Ко. Бухарин, конечно, это тот еще русский, но вот насчет Рыкова правда. Следить за тем как аппарат превращает Вождей и Верных Ленинцев в оппозиционеров-отщепенцев - увлекательно. Авторханов приводит массу разговоров, живых картинок и т.д., но возникает вопрос их достоверности. Я не могу передать даже большую часть разговоров шедших 10 лет назад, а тут нам предлагают поверить в память цепкостью в 25 лет. Думаю как и у Солоневича - это художественная проза "По мотивам".

Вообще характерно сравнение Солоневича и Авторханова. Первый - настоящий русский националист и антикоммунист, оказался никому не нужен заграницей. Никакое ЦРУ им не интересовалось. А вот бывший коммунист, бывший нацист, чеченец разумеется был архивостребован. Так что русские не должны обманывать себя. Заграница _нам_ не поможет. Заграница _им_ поможет.

189. Джилас. Беседы со Сталиным



Все годы перестройки были временем истерического сведения советской интеллигенцией счетов со своим отцом - Сталиным. Патрофагия строго по Фрейду: "Тотем и Табу".

Это было разгулье треша. Публицистического, псевдоисторического, квазихудожественного. Из особенно яркого говна мне запомнились "Пиры Валтасара" Фазиля Искандера, невероятно трешовая повесть Адамовича "Дублер" где Сталин воображает себя сыном Александра III, и днище из днищ в журнале «Звезда» - автора я не запомнил - история молодой большевички, которая в эмиграции встречается с Лениным, а Сталин ее поит водкой и сует руку в панталоны.

Потом началась сталинистская реакция. Выходили книги, сборники воспоминаний, документы. Сталин в них представал человеком умным, внятным и симпатичным Одно время я даже ощущал себя почти сталинистом, поскольку считал что великим людям должно воздавать справедливость, а не мелочно на них клеветать. Особенно это касалось роли его как главнокомандующего в войне.

Однако Кремлю успешно удалось инфлировать эту сталинистскую волну. Образ Сталина стал санкцией для масштабной антирусской политики и ее репрессивности, а восторги 37 года направлены на прославление антирусского полицейского террора. Чем дальше, тем больше ясно, что хотя сталинская нацполитика была несколько вменяемей ленинской, но, по сути, это были все те же антирусские коммуно-имперские яйца.

Поэтому если 10 лет назад в противостоянии с либеральной русофобией русскому имело смысл быть немного сталинистом, хотя бы в объеме тоста «За великий русский народ», то сегодня - категорически нет. Напротив, сегодня русский националист обязан быть антисталинистом так как сталинизм уничтожает русских во имя "большого проекта", оборачивающегося большим распилом. Сталинский утилитарный взгляд на русских как "самую полезную национальность" Красной Империи и русский национализм не совместимы.

Из всех книг о Сталине выходивших в перестройку я больше всего запомнил очерк Милована Джиласа. Джилас был черногорцем-коммунистом соратником Тито, несколько раз был в Москве. Затем с Тито рассорился и опубликовал знаменитую книгу "Новый класс", где выразил банальную мысль, что в коммунистических странах партбюрократия представляет собой новый класс эксплуататоров.

Всё это было интересно тогда, когда шла борьба с привилегиями (была даже комиссия в Верховном Совете СССР) и начгенштаба обличали за лишний холодильник. Сейчас, в век шубохранилища, очевидно, что совбюрократия была жалкими нищебродами, а никаким не классом. Даже та жалкая прибавочная стоимость, которую бюрократия распределяла в свою пользу, не могла быть потрачена произвольно. Любой «частник» - от грузинского цеховика до мужа француженки Высоцкого был богаче члена Политбюро. Собственно нынешний правящий класс РФ это соединение преимуществ госбюрократа и цеховика в одном лице.

Мемуары Джиласа о Сталине написаны весьма искусно и довольно подло. Они представляют собой Историю Разочарования. Мол в 1944 в Москву летел очарованный коммунизмом энтузиаст, а в 1948 герой уже осознал гнусность и коммунизма и самого Сталина. Сейчас известно, что Тито и Джилас были британской агентурой изначально. И скорее всего Сталин это понимал - не случайно он все время подкалывает их шутками насчет Черчилля.

Пишет Джилас так, чтобы максимально оставить от СССР ощущение гадливости. Характерный прием - гулянка с попойкой в штабе маршала Конева. Героические трезвые югославы спаиваемые русской алкашней. А потом по ходу рассказа выясняется, что русские связисты не пьют, штабисты не пьют, сам Конев - не пьет. Кто пьет-то? Вообще русофобии Джиласа очень вредит его югославская самовлюбленность. Он непрерывно противопоставляет русским - пьющим, жадным, жестоким, циничным, жуликоватым - благородных аскетов и романтиков югославов. Кто видал югославов, особенно черногорцев – оценит и возможно умрет от хохота.

Самый гадкий эпизод в книге - это конфликт Джиласа с советским командованием из-за насилий красноармейцев над югославками. Джилас изображает дело так, что он выкатил эту претензию, советские страшно обиделись, Сталин разыграл личную обиду на Джиласа, а потом помирились. Сталин при этом произнес речь, что мол русский солдат устал, с девкой пошалил, а вы его полощете. Джилас при этом утверждает, что он сказал советским представителям, что из 121 изнасилования 111 были с убийством. Если это была правда, то это значило бы что красноармейцы осатанели, а Сталину можно в лицо возразить: «пошалить не значит убивать». Однако ничего подобного Джилас Сталину не говорит, а "мирится" с ним. Выходит либо он лжец – и 111 убийств с изнасилованием не было, либо - конченый трус.

С антипатией Джилас пишет о признаках национального возрождения русских во время войны: великий народ, православие, панславизм. Вообще по Джиласу получается, что Сталина и Тито рассорила именно русская великодержавная, небольшевистская политика СССР. В скобках заметим, что одни имперские амбиции у Сталина наскочили на другие у Тито. Причем Тито явно не знал края.

Образ Сталина у Джиласа - образ хитрого, умного, цепкого, циничного горского крестьянина умеющего видеть мелочи, но не мелочного. Его главные политические категории: обмануть, объегорить, проглотить. Правда возникает вопрос, нет ли тут отражения самого Джиласа. Не забудем, что встречаются два горца - балканский и кавказский. Самый познавательный этнополитологический вывод из этого чтения: возможность заглянуть в горскую политическую культуру.

190. Карр. История советской России



Самая скучная из читаных мною книг о революции.

В ней нет ничего про Керенского в женском платье, как Сталин плюнул в суп Троцкому, а Ленин обозвал Зиновьева матом. Обсуждаются скучные вещи: идеология большевизма, чем представления Ленина о государстве отличались от диктатуры большевиков, что собой представляла национальная политика Ленина-Сталина. Как осуществлялся рабочий контроль и что творилось в деревне.

Сейчас, в 38 лет, я считаю это невероятно увлекательным чтением. По сути Карр написал о том как именно большевики всех поимели.

Карр был почтенным британским дипломатом и журналистом, который на старости лет решил составить историю не событий революции, а её социальных и экономических институтов. Это огромные 14 томов доведенные до 1929 года. У нас перевели только первые два. Увы.

Самое интересное сейчас у Карра глава о нацполитике большевиков. В ней были две линии - абстрактный интернационализм евреев и реальное освобождение национальностей, которого придерживались Ленин и Сталин с наркомнацем.

По Карру поучается, что евреи и поляки были абстрактными интернационалистами = руссификаторами. Передовые национальности ведут отсталых в социализм. Ленин-Сталин понимали, что на таком подходе каши не сваришь и вбросили лозунг освобождения наций все самые варварские, самые примитивнные народы должны освободиться от гнета царизма и русских, покончить с угнетателями и лишь потом на равных влиться в социалистическое братство народов.

Говоря по простому, годы революции были грандиозным восстанием неруси против русских. При этом, разумеется, где нерусские во имя буржуазного автономизма противостояли большевикам - против них тут же бросали сознательных русских рабочих.

Но в целом, главная фишка ленинской политики была именно в том, что освобожденным националам предложили сесть русским на шею. Эта заинтересованность "национальностей" в большевиках и не заинтересованность в победе белых-националистов сыграла видную роль в укреплении власти большевиков. Так же как и игра большевиков на заинтересованности крестьян в изъятой помещичьей земле.

У Карра это все изложено конечно бледно. Поскольку он очень пробольшевистски настроен. Но технология показана точно.

Выходила у нас также короткая книга Карра, так сказать реферат: "Большевистская революция".
Tags: 100 книг
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments