Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Об архитектуре. Русской шатровой и французской готической

Попавшаяся в фейсбуке ссылка на "креатив" молодых архитекторов в области церковного зодчества навела меня на самые грустные мысли... С одной стороны, всё это очень плоско и вторично — калька с американской церковной архитектуры последних десятилетий, упаковывающего баптистского «Jesus» в стекло и бетон. С православной модификацией, конечно. Но модификацией выдающей совершенное непонимание сущности и эстетических принципов православия. Абсолютно не понята идея крестово-купольного храма, хотя имитация именно его и вообще какой-то ушибленный и ущербный неовизантизм доминирует в архитектурном мышлении создателей большинства проектов. С другой стороны, величайшее достижение русской национальной архитектуры — шатровый храм, не только не проработано и не осмыслено (не считать же переосмыслением железобетонные шершавые фаллосы вместо шатров) — над ним даже не пытались начать думать. Поэтому я счел не лишним напомнить свой текст, посвященный анализу шатрового храма как наиболее яркого явления русского религиозного и культурного своеобразия. Подлинной квинтэссенции русской национальной архитектуры. А заодно кое-что дописать туда про Шпенглера, по мотивам предпринятого мною в уходящем году изучения французскй готики...

Егор Холмогоров. Иосифлянство и русская шатровая архитектура

0_397fd_c9d0dcd6_-4-L

15.12.2013 / Егор Холмогоров

Сделать републикацию своего старого (по совести сказать — одного из первых, написанных 15 лет назад) текста меня побудил репортаж о выставке проектов церквей, предложенных молодыми архитекторами. Честно говоря, то, что «накреативила» архитектурная молодежь не вызывает ничего, кроме ужаса и тоски. ...

Источник: http://100knig.com/egor-xolmogorov-iosiflyanstvo-i-russkaya-shatrovaya-arxitektura/

Гора, доминирующая над ландшафтом, устремленный ввысь храм, доминирующий над горой — вот архитектурный ход, совершенно чуждый западной готике, в которой Шпенглер видит выражение западного, устремленного в бесконечность мировидения, мировидения беспокойной западной души.

На самом деле, Шпенглер очень сильно преувеличил «вертикальный» характер готики. Это восприятие вытекало из его немецкого происхождения и знакомства преимущественно с немецкими памятниками и в самом деле вытянутыми ввысь, порой до абсурдности. В готическом искусстве Франции горизонталь доминирует над вертикалью, а роза уравновешивает стрельчатые арки и горизонтальные ряды скульптур. Французская готика — это чисто городская архитектура. Кафедральный собор призван господствовать над убогой реальностью средневекового города как образ Небесного Царства, залитого светом витражей и населенного бесчисленными статуями святых.

Серьезная оптическая ошибка Шпенглера состоит в том, что он забывает: готический собор практически невозможно воспринять целиком. Он облеплен со всех сторон домами, воспринимается частями, фрагментами. То ты видишь портал, то башню, то частичку внутреннего интерьера, где взгляд теряется в сумрачном лесу колонн, лишь пробиваемом лучами из витражных окон. Готика — феномен не «фаустовской», а схоластической души. Сумма Теологии, которая по определению не может быть никогда дописана.

Русский храм XVI–XVII веков — это знак божественного присутствия в мире, это знамя, вокруг которого собираются верные, это памятник Христовой победы над миром, повторяемой в духовных победах святых.

Абсолютно естественно для храма-знака его целостное, одномоментно схватывающее восприятие. Он призван быть ясной фигурой на развернутом пространственном фоне. В этом смысле он интегрирует иосфлянскую и нетяжательскую идеи, поскольку символизирует еще и фигуру одинокого отшельника. Особенно это заметно, когда внезапно глаз находит церковный шатер посреди сельского пейзажа.

***

А буквально за 5 минут до того, как попалась ссылка, разместил очерк о великолепной книге Жоржа Дюби "Время Соборов".

Жорж Дюби. Время Соборов. Искусство и общество 980-1420 годов

3d63c

14.12.2013 / Егор Холмогоров

Жорж Дюби. Время Соборов. Искусство и общество 980-1420 годов. М., Ладомир, 2002 Если в России французская медиевистика еще недавно ассоциировалась прежде всего со школой «Анналов», то восприятие средних веков современными французами сформировано прежде всего Жоржем Дюби (1919-1996), всегда стоявшим от этой ...

Источник: http://100knig.com/zhorzh-dyubi-vremya-soborov-iskusstvo-i-obshhestvo-980-1420-godov/



В чем была причина такого феноменального успеха альбигойства? Прежде всего в том, что оно било Церковь (католическую, разумеется, православную так легко было не взять) её же оружием — доведенным до предела презрением к материальному миру, гнушением плотью, уверенностью в том, что плотский человек гнил и не спасется никто, кроме монаха. Проповеднику предельной аскезы Бернару нечего было противопоставить альбигойцам — он мог сто раз объяснять, что мы гнушаемся плотью потому, что она пала в грехопадении, а еретики верят, что она изначально сотворена злой. Но нетрудно было заметить, что на взгляд простого человека никакой разницы между этими позициями не было, кроме того, что еретики были более последовательны.

Раннесредневековое мироотрицание альбигойцам удалось довести до предела. И при этом они в практическом плане освободили человека той эпохи (а как показало возрождение XII века, символом которого стали Абеляр и Элоиза, — человек XII века уже жаждал свободы и готов был бросить вызов ортодоксии, Церкви и епископату) от суровых в теории, но не выполнявшихся на практике церковных требований.

Там где клюнийцы и цистерцианцы говорили: «Не греши, а то попадешь в ад, впрочем все равно попадешь», альбигойцы отвечали: «Можешь и грешить, все равно материя скверна, главное поддержи совершенных и они помогут тебе выплыть. А попы — лжецы». И многие и впрямь видели, что попы — лжецы. Католическая Церковь получила глубокую мировоззренческую подсечку и, несмотря на альбигойские походы, системно катилась в пропасть.

И тогда её подпер (точно как во сне папы  Иннокентия III) один человек, Святой , и в самом деле бывший «переоснователем» западного Христианства. Сущность францисканской революции состояла в изменении точки отсчета, резкой смене системы координат, в которой уже не епископы и монахи, а еретики оказались унылыми ретроградами. Франциск воспевает гимн материальному миру как образу и проявлению мира духовного. Он поет гимн солнцу, он радуется цветочкам и птичкам. Он переоткрывает и благословляет всё материально прекрасное, он показывает богосотворенность и радостность мира.

Вместо проповедника который вынужден спорить с еретиками в стиле «Да, но…» приходит нищий (а значит безупречный для обвинений в церковной коррупции) брат живущий подаянием и начинает говорить о нелепости учения о том, что мир сотворил злой бог. Если бы это было так, то разве мир был бы таким солнечным, нежным, поющим и прекрасным?

А вся боль мира искуплена плотью и кровью страдающего Христа — знаменем францисканской революции становятся реалистичные распятия. Страдание оказывается не поводом к бегству, а путем к радости.

Subscribe

  • Мои твиты

    Чт, 14:38: Завтра будет необычный Станиславыч. Прямой эфир с вопросами. Про мигрантов, про выборы, про историю, про красных и белых. Про что…

  • Мои твиты

    Ср, 19:59: Александр (2004) https://t.co/J5TVjpGLlY Падение Кабула и закат Американской Империи вдохновили поставить на "100 книг" рецензию на…

  • Мои твиты

    Вт, 15:09: Языковая русофобия убьёт Россию // Егор Станиславович https://t.co/Jmrkjd5XHh через @ YouTube Вт, 19:48: Когда в России…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment