Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Папуасская этика и дух капитализма + Антропология Кормления Кавказа

"Юбилейной" сотой книгой стала книга Маршалла Салинза "Экономика каменного века". Очерк содержит аж две важных мысли. О современной трудовой этике как интериоризации старинных властных амбиций, и об Обратной Реципрокности как парадоксальной модели, практикуемой в России властями, а вслед за ними и социумом. Из серии "мастрид".

Как можно судить из тех данных, которые дает Саллинз, если их экстраполировать на всю историю человечества, современный тип цивилизации, с такими элементами как эксплуатация, интенсификация труда, это именно наследие добровольного самозакрепощения «бигменов» на этапе ранних аграрных культур. Эти люди заставляли себя работать (то есть принуждали себя к чему-то неестественному), чтобы получить признание и власть. Затем, слой и культура «бигменов» трансформировались в ранее классовое общество, где властители получили возможность принуждать работать других. Это принуждение к труду было внешним, лишь постепенно сменяясь на внутреннее — марксистские «формации» вполне могут быть поняты нами как этапы трансформации этики труда как производства прибавочной стоимости из абсолютного внешнего принуждения в самопринуждение — «рабство» (насильственное принуждение), «крепостничество» (насильственное ограничение места работы), «капитализм» (экономическое принуждение). Строго говоря, при таком взгляде социализм тоже мог бы занять свое место как эпоха добровольного самопринуждения к труду. Но, увы, реальный социализм пошел куда-то совсем не туда — оказался скорее откатом к крепостничеству. История труда получится у нас историей интериоризации потребности в производстве, превышающем потребности простого самовоспроизводства. Человек учится заставлять себя производить больше, чем ему надо по минимальной планке.

В очерке «Дух Дара» Салинз иследует концепцию дара у маори, исключающую экономику современного типа: если ты дал мне какую-то вещь, то я должен тебе не только вернуть аналогичную вещь, отдаривание, но и все, что я приобрел с помощью этой вещи, иначе на меня падет магическое проклятие. Деятельность ростовщиков и банкиров, вообще любое реинвестирование в рамках такой концепции невозможны.

Исследуя социологию примитивных обменов Саллинз вводит представление о трех типах реципрокности — генерализованный, когда отдают не требуя возмещения, — сбалансированный, — негативный, когда пытаются ограбить и обжулить. Эти типы обменов распределяются в зависимости от социальной дистанции — на ближней социальной дистанции господствует генерализованный обмен, на дальней — негативный. При этом сбалансированный обмен рассматривается не с чисто экономической точки зрения, а как средство укрепить социальные связи, укрепить дружбу. Бывают, конечно. и исключения — например у даяков ориентация общества на торговлю рисом ведет к подавлению генерализованного обмена в пользу сбалансированного, угощать родственников попросту запрещено. Но такой извращенной системы обменов, которая сложилась в России XX-XXI вв. — и которую я назвал «Обратной реципрокностью», Саллинз не обнаружил нигде.

Суть этой модели в том, что нормальная привязка форм реципрокности к удаленности социальной дистанции заменяется на обратную. То есть генерализованная реципрокность осуществляется по отношению к чужим, часто — к врагам. В то время как негативная реципрокность осуществляется по отношению к друзьям.

Грубо говоря, в этой модели реципрокации нечто забирают у своих, иногда с применением насилия, для того, чтобы безвозмездно и с надбавкой отдать чужим. Враг в рамках этой реципрокации предпочтительней друга и родственника, напротив, близкое родство является основанием для поведения, основанного на механизме «подождет», потерпит», «перебьется».

Речь, разумеется, не столько о массовом поведении, а о поведении потестарных институтов, власти, каковое, в прочем, через влияние государственной пропаганды сказывается и на инддивидуальном поведении людей — они начинают решать проблемы с дальними за счет ближних. «Ближний потерпит» является в современных социальных отношениях практически догмой.

Маршалл Салинз. Экономика каменного века

image.Salinzbig

24.12.2013 / Егор Холмогоров

Маршалл Салинз. Экономика каменного века. М., ОГИ, 1999
Знаменитый американский антрополог, продолжатель традиций Карла Поланьи, исследует экономические механизмы первобытных обществ — и делает это очень увлекательно.
Первый тезис Салинза — в примитивных обществах существует первоначальное изобилие. То есть у дикарей всегда всего ...

Источник: http://100knig.com/marshall-salinz-ekonomika-kamennogo-veka/

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments