Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Справедливость, страдание, пенициллин (к вопросу о теодицее)

Западная философия и теология права строится на положении Ансельма Кентерберийского о том, что всякий грех есть преступление за которое должно уплатить страданием. Страдание есть неизбежная и дозируемая плата за грех.

Г. Дж. Берман все время на этом фоне подкалывает православную традицию за недоразвитость юридического мышления, проявляемую в "онтологическом" понимании Искупления, как заделывания прорехи в мироздании, а не как платы по счетам Адама. Но, на самом деле, выросший из православной традиции Достоевский своими точными вопросами буквально взрывает конструкцию Ансельма.

В мире существует полно страданий, которые не являются платой ни за какой грех, являются чистым мучением и беспримесным мучительством. Очень часто мы видим как мучится человек без всякого соразмерного его греха. И на этом фоне страдания людей за свои грехи теряют свою искупительную силу, поскольку так же мучатся и те, кто ничего не искупает, кого просто _мучат_. Гармонии не получается, поскольку объяснимые грехом мучения есть лишь частный случай мучений не объяснимых.

Этот нравственный вопрос ставится еще в книге Иова и там решается в конечном счете лишь через теофанию - вторжение благодати многократно превосходящее зло.

У Ансельма в его юридизме это противоречие не решается. Даже Христос у него платит по счетам Адама, чтобы выровнять равновесие. Но равновесия-то не получается. Христос платит за Адама. Каждый платит за свой грех. А кто платит за избыточную массу страданий от которой буквально лопается мир? Возможно диавол в огненном озере за нее заплатит как причина, но компенсации страдающие за это не увидят.

Мало того, тут есть добавочная трудность - поскольку все язычники и грешники попадут в ад, то зачастую перенесенные ими непропорциональные страдания так и останутся некомпенсированными. Получится жертвы Фалариса с его медным быком мучились безвинно при жизни и будут мучиться не за личную, но за родовую вину после смерти.

Этот факт просто взрывает Ансельмову компенсациионную теорию, поскольку в ней Бог предстает садистом, да еще и жуликом, который требуя уплаты долга себе делает вид, что не имеет отношения к собственным долгам.

Очевидно, что тут нужна некая иная богословская перспектива.

Во-первых, понимание Страшного Суда не только как наград праведникамии наказания грешникам, но и как своеобразного достраивания благобытия грешников до той планки, после которой спрос с них за их грехи станет справедливым. Потому что спрашивать с забитого крестьянина, который всю жизнь прожил в голоде и умер в муках от чумы за постную "невоздержность" - это очевидная насмешка над идеей справедливости.

Во-вторых, и это мне кажется главным, необходим радикальный пересмотр концепции Блага как метаисторического фактора. Сегодня теология охотно изучает фактор зла в мире, но крайне неохотно - фактор Блага. Более того, для теологов характерна "антипрогрессистская" установка, согласно которой любое улучшение жизни людей это зло и бесовщина чтобы отвлечь от Бога. Получается жуткая (и бесовская) картина в которой люди пытаются улучшить свою жизнь и уменьшить страдания, а злой Бог им мешает и вредит, чтобы они не отвлекались от поста и молитвы.

На мой взгляд такая историософия очень вредна. Очевидно, что на блага, уменьшающие человеческие страдания нужно смотреть как на дары, как на явление столь же не-естественное как и муки. Как бывают некомпенсированные муки, так бывают и некомпенсируемые благодеяния.

И проявление блага в мире надлежит рассматривать как теофанию. Еще более чудесную, чем зло.

Теология в рамках которой Бог посылает землетрясения и наводнения, чтобы вразумить людей, а люди сами по себе изобретают пенициллин, сейсмоустойчивые дома и конвенции против пыток - это какая-то очень лживая теология. Я бы сказал богохульная теология. По сути это манихейская теология воспринимающая бога этого мира как злого бога.

Понимание справедливости придется начать с утверждения того, что в мире наличествуют как потоки беспричинных и безосновательных страданий и смертей, так и потоки беспричинного и незаслуженного блага. Причем источником вторых выступает как раз Господь, дарящий жизнь и счастье сверх заслуг, не торгуясь. Окружающее нас добро - именно как сокращение страдания и обретение счастья, есть Божий дар, не имеющий принудительной причинности, не осуществляемый через механизмы компенсации.

Наш мир есть возрастание ниспосылаемого Богом блага. Если Черная Смерть есть попущение, то пенициллин есть теофания.

Отсюда, кстати, следует и иная система права, требующая не только компенсации зла, но и возрастание блага как вменяемый долг, без которого критическая масса страданий в мире никогда не будет компенсирована и это подрывает сам фундамент справедливости.

Отсюда, опять же, вывод: общества, где не развивается медицина, есть общества торжествующего зла.

Tags: via ljapp
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments