Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

"Русская сотня". Древняя русская литература. Основное чтение.

Ну что ж. Начал публиковать свою "Русскую сотню" в доработанном и аннотированном варианте.






09:30, 7 февраля 2014





Егор Холмогоров: Русская сотня


Егор Холмогоров: Русская сотня

Представьте себе человека с тяжелой афазией. Из сорока лет жизни он не помнит первые тридцать. Десять лет он жил ярко, бурно и разнообразно, так что год шел за пять, но перед нами все равно человек с тяжелой патологией. Подробнее…

все новости





По моему получается интересно.

К написанному далее добавлю еще одну мысль.

Следует отказаться от термина ""древнерусская литература", означающего литературу загадочных древнеруссов (видимо родственников русо-славян и древних укров).

Необходимо употреблять термин "древняя русская литература", что означает русскую литературу в древний период, построенную на принципах поэтики старинных литератур.


В первом выпуске - основной список по древней русской литературе охарактеризованы:

1. Повесть временных лет
2. Поучение Владимира Мономаха
3. Киево-Печерский патерик
4. Слово о Полку Игореве
5. Слово о погибели Русской Земли
6. Повесть о разорении Рязани Батыем
7. Житие преп. Сергия Радонежского
8. Сказание о Мамаевом побоище
9. Хожение за три моря Афанасия Никитина
10. Переписка Ивана Грозного с Курбским
11. Житие Юлиании Лазаревской
12. Сказание Авраамия Палицына
13. Повесть об Азовском сидении
14. Житие протопопа Аввакума написанное им самим

Отдел первый. Древняя русская литература

Представьте себе человека с тяжелой амнезией. Из сорока с небольшим лет своей жизни он не помнит первые тридцать. Пусть последние десять он жил ярко, бурно, увлекательно и разнообразно, так что год шел за пять, перед нами все равно человек с тяжелой патологией, человек без прошлого, человек без адекватной социальной адаптации. Именно в таком положении находится подавляющая часть нашего общества благодаря исключительно слабому изучению древней русской литературы.

За исключением историков и филологов (и то не всех) мы, как правило, не знакомы с первыми 800 годами нашей истории и нашей литературы в состоянии, минимально близком к подлиннику. Лишь уникальные поэтические свойства «Слова о полку Игореве» и его поэтические переложения сделали этот памятник чуть более известным (и то в основном при посредстве оперы Бородина).

Уже знакомство с русскими летописями, историческими трудами, повестями, житиями, автобиографиями является отрывочным, зачастую – в пересказе учебников и современных писателей.

Несмотря на огромную просветительскую деятельность Д. С. Лихачева и других специалистов, несмотря на дважды изданную монументальную «Библиотеку древнерусской литературы» (существует полная сетевая версия этого издания) и множество изданий и переизданий памятников, читают их все равно единицы, а школьная программа старается быстрее их проскочить.

Связывается это обычно с разницей языка – осилить древнерусские оригиналы якобы не всем под силу. Это неправда. Большинство даже самых древних русских памятников прозрачно по смыслу, и трудными могут оказаться разве что отдельные слова и синтаксические обороты.

При минимальном навыке чтения этих текстов трудности исчезают даже без изучения древнерусской грамматики. К тому же все древнерусские памятники сегодня переведены, и читать их, сверяясь с переводом (или, в крайнем случае, только в переводе), не составляет труда.

Любой другой народ, обладая столь огромной и значительной древней литературой, сделал бы ее неиссякаемым кладезем мудрости, источником вдохновения, основой образовательного стандарта по словесности. Мы же стали жертвами систематически прививаемого самим себе беспамятства и примитивизации, при которой уже язык Пушкина и тот кажется многим сложным.

Из этого порочного круга пора вырываться. Древняя русская литература в ее подлинном виде – это основа нашего национального мифа, выражение национального самосознания, это собрание великолепных героических и трагических сюжетов, ярчайших человеческих образов. И незнакомство с «Повестью о разорении Рязани Батыем», «Хождением за три моря» или «Житием протопопа Аввакума» должно рассматриваться нами самими как столь же непростительное явление, как незнакомство с «Тарасом Бульбой» или «Войной и миром».

Соответствующие изменения должны быть внесены и в курсы русской литературы. Совершенно не обязательно становиться заложниками слепого хронологического порядка, при котором литература ХХ века (зачастую очень примитивная) оказывается «чтением для взрослых».

Вполне можно давать древнюю литературу в старших 10–11 классах, включив ее и в экзамены, и в темы школьных сочинений. Почему темы «Тоска по Родине и любопытство к неизведанному у Афанасия Никитина», «Спор о власти и справедливости в переписке Ивана Грозного с Курбским», «Тема осады в Сказании Аврамия Палицына и Повести об Азовском сидении» хуже тем обычных школьных сочинений – я не понимаю.

Так или иначе, людям, которые хотели бы укрепить свою национальную и культурную идентичность, исцелиться от «амнезии первых трех четвертей жизни», неплохо бы взять дело изучения собой и своими детьми древней русской литературы в собственные руки.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments