Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Украинские вопросы. 3

Очень четкий анализ мифологемы "братского народа".

Добавлю к нему еще свою краткую запись из фейсбука:

***

К мему "на Украине наши братья с обеих сторон".

Эта риторика предполагает, что русские опять будут подкармливать фиктивного субъекта "Украина" своими деньгами и своей кровью.

Причем поддерживая эту субъектность мы будем поддерживать именно то, что нас разъединяет, некие черты своеобразия в мнимом "брате".

На самом деле никаких братьев у нас на Украине нет.

Есть мы - по одну сторону.

По другую есть они.

Наша задача не в том, чтобы реконструировать политического кадавра Украину, а в том, чтобы самим стать собой и чтобы все свои стали нами.


***

 А также ссылку на свою статью про зомби-апокалипсис.

http://100knig.com/egor-xolmogorovukraina-principy-likvidacii-zombi-apokalipsisa/

Её политическая часть уже устарела. Никакая федерация на Украине уже невозможна. А вот сформулированный там принцип "зомби апокалипсиса" как нельзя более актуален.

Ловить на Майдане русским националистам нечего от слова совсем. Это другой проект. Это чужой проект, который может развиваться только за счет русских. И тут действует правило зомби-апокалипсиса №1: +1 человек это -1 зомби. Каждый, кто останется русским — не станет украинцем. Каждый, кто станет украинцем — перестанет быть русским. (Разумеется из сказанного не следует, что я называю украинцев зомби и вообще считаю украинскую нацию хоть чем-либо неполноценной и неполноправной перед русской — просто надо понимать, что одна этническая общность, помимо естественного воспроизводства, пополняется за счет другой этнической общности — при помощи процессов украинизации. Украинизаторы хотят, чтобы украинцев было как можно больше. Тем самым они хотят, чтобы русских было как можно меньше). Соответственно, нам в интересах русского этноса следует не допускать появления лишних «благоприобретенных» украинцев, поскольку это сокращает количество русских. Идея Майдана, помимо демократической стороны имеет и очевидную националистическую — это украинизация. Украинизация с каждым годом становится все более насильственной и беспощадной. При этом речь не о языке — правый сектор отлично говорит по-русски: «Украина для украинцев. Чемодан. Вокзал. Москва» — на чистейшем русском языке. Каждый, кто поддерживает Майдан — поддерживает снижение количества русских, следовательно — враг русских.

IMG_4319

5. Отдельной породой идиотов являются люди, верящие в славянство, славянское братство и прочую подобную ахинею. Никакого славянского братства не существует. Посмотрите на поляков, если сомневаетесь. Они ненавидят нас. Мы бы ненавидели их, если бы могли вспомнить кто это такие. Точно так же обстоит дело и с младшими братьями поляков — украинцами. Здесь действует правило зомби-апокалипсиса №2: человек — не зомби, зомби — не человек. Даже если зомби состоит из тела вашего бывшего близкого родственника, супруга и даже вашего ребенка, это не ваш родственник, супруг, ребенок, а зомби. Законченный оформившийся «украинец» не русский, не ваш брат-славянин, даже если он вам кровный родственник и говорит на чистейшем русском языке. В той степени, в которой украинцу не присуща инаковость по отношению к русскому, — он еще не украинец, а русский-малоросс

***

Оригинал взят у krylov в Украинские вопросы. 3
ВОПРОС. …Вам не западло поддерживать путинскую хунту против братского народа?

ОТВЕТ. О путинской хунте я уже сказал. Теперь скажу о братском народе.

Прежде всего: само выражение «братский народ» является советской пропагандистской манипуляцией, нужной для оболванивания русского народа.

Что означает само словосочетание «братский народ»? Это означает: народ, который не является твоим народом, но по отношению к которому ты несёшь некие принципиально неотменимые обязательства. Что бы не делал «братский народ» и как бы у тебя с ним не складывались отношения, ты обязан о нём заботиться и прощать ему многое и многое, как брат брату в русской семье. Разумеется, не в существующей русской семье (разрушенной большевиками, как и всё русское), а в идеализированной и мифологизированной, «из книжки».

Заметим, эта риторика предназначалась именно для русских и действовала в основном на русских. Потому что бытовая культура и здравый смысл других народов – включая украинскую – указывали на то, что у народов братьев нет (хотя бы потому, что у народов нет родителей, всякий народ «сам себе отец»). А «родственность» народов – то есть общность происхождения, близость языка и культуры и т.п. – абсолютно никаких взаимных обязательств на них не налагает.

Кстати об этом. Произведём простой опыт: мысленно заменим эмоционально окрашенное «братский народ» на объективно-нейтральное «родственный народ». И вся риторика, связанная со словом «братский», тут же испаряется. Из того, что какие-то люди одеваются почти как мы, говорят на похожем языке и даже молятся тем же богам, вовсе не следует, что с ними нельзя воевать, к примеру.

Поэтому любые разговоры о «братских народах» - это разговоры в пользу нерусских. Смысл их – «русские должны помогать нерусским и терпеть их хамское и потребительское отношение к русским, ну разве что кротко увещевать в особо неприятных ситуациях». Типа – русскому все рожу плюют, а русский просит – «братишечки, не плюйте только все вместе, я ж утираться не успеваю».

Что касается именно украинского случая. Здесь можно было бы написать очень эмоциональный текст о том, как украинцы относятся к русским на самом деле. Например, вся «свидомая» украинская литература – это концентрированная ненависть к «москалям». Чтобы составить об этом личное впечаление, достаточно почитать какую-нибудь среднюю по накалу украинскую книжку про москалей – ну, например, сочинение Павло Штепы «Московство». Тут достаточно ознакомиться с оглавлением, чтобы всё понять.

При этом раньше можно было сказать, что такие воззрения питает исключительно украинская интеллигенция, а украинский народ относится к русским гораздо лучше. Это отчасти было (именно было, в прошедшем времени). Однако не нужно забывать, что именно воззрения интеллигенции рано или поздно (а по историческим меркам – довольно быстро) становятся мировоззрением народным. Это везде так, включая Россию (почему, собственно, власть с 1917 года и по сей день поддерживает существование антирусской интеллигенции и истребляет русскую). На Украине процесс воспитания масс в духе книжки Штепы занял двадцать лет – вполне достаточное время. Сейчас же, в силу происходящего, вся эта пропаганда, так сказать, обналичилась. Чтобы увидеть, как это происходит – почитайте хотя бы вот это. Вкратце – человек столкнулся с тем, что русские иногда дерутся, и тут же понял, что самые лютые украинские националисты во всём абсолютно правы. Что, в свою очередь, вызвало бешеный, запредельный восторг соответствующей публики.

Однако всё это лирика. Вернёмся именно к «братской» и «родственной» теме.

Так вот, украинцы всю дорогу – то есть с момента появления «украинства» как политического проекта – доказывали, что они русским не то что не братья (об этом и речи не было), а даже не родственные народы в самом что ни на есть нейтральном смысле слова. Русские, по их мнению – «монголы», «угро-фины», какое-то «кацапское отродье», кто угодно, но ни в коем случае не «родственники». Что касается братства духовного: достаточно вспомнить, что САМЫЙ известный литературный текст, порождённый Майданом – это стихотворение «Никогда мы не будем братьями». Заметим: можно было прокричать в лицо москалям много чего, но крикнули именно это.

Почему? Именно из-за той самой родственности, объективно имеющей место. Даже если считать русских и украинцев разными народами, они достаточно близки, чтобы ассимиляция украинца в русского или русского в украинца оставалась бы не особенно затратным мероприятием, занимающим не так уж много времени. То есть оба проекта конкурируют за один и тот же человеческий ресурс. И сейчас в интересах украинцев максимально взвинтить ставки своего проекта – что они и делают.

К этой конуренции можно относиться как угодно. Но она есть, это объективный факт, не принимать во внимание который по меньшей мере глупо. Как и то, что хороших отношений между конкурентами не бывает.

А «братство» связывает нам и руки, и языки. Мы инстинктивно сдерживаемся там, где противник бьёт в полную силу, дубиной или словами – наивно рассчитывая, что «братик» это, наконец, заметит и сам поймёт, что неправ. Мы не дождёмся от «братика» ни капли благодарности. «Братик» нас ненавидит лютой военной ненавистью – не как «путинских ватников», не как «тупых совков», а именно как русских. Так было всегда, с самого начала появления «украинской идеи».

Которую отнюдь не стоит недооценивать: в наших обстоятельствах это сильная и привлекательная идея. Противостоять которой по-настоящему может только последовательный русский национализм, и ничего другого.

В чём нам всем вскоре придётся убедиться на практике.

)(
Subscribe

  • Сегодня в 20.00 на РСН

    Не совсем обычный день. Послушайте. Будет много интересного.

  • Кургинян против ватников

    Сутинеры-кургинеры опубликовали трактат в котором обвиняют меня, что я "нехорошо поступил с НДП" не возжелав работать с "антиватниками" Сусовым и…

  • Страна рабов

    Вообще если про какую-то страну и стоит сказать "страна рабов" - это про нынешний Евросоюз. Они по воле господина влезли в совершенно ненужную им…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments