Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Егор Холмогоров. Поэт в России это пистолет. О поэтической публицистике Юнны Мориц.

Вышла наконец-то моя статья о творчестве Юнны Мориц и её современном для нас значении. Редакция удачно объединила мой текст с рецензией Андрея Ашкерова: http://izvestia.ru/news/573726 Я надеюсь, что такому вниманию одного из центральных изданий Юнна Петровна будет немного рада.

***

Для Мориц русофобия – это форма осуществления глобального фашизма, глобальной гитлеровщины, распоясавшейся до полного беспредела. И победа этой русофобии, победа осатаневшего Запада над Россией, – это прелюдия ко всеобщей катастрофе. Некогда привечаемая в диссидентских кругах, нелюбимая советской цензурой поэтка-еврейка становится русской. Очень неудобным для литературной общественности автором. Как она заметила в одном из интервью – те же самые цензоры, что раньше боялись, что она уедет в Израиль, теперь боятся, что она не уедет, а напишет еще одну «Звезду».

За последние годы Мориц превратилась в поэта-публициста. Её стихи стали чем-то вроде колонок политобозревателя, и с началом войны на Донбассе их количество перешло в качество. Потому что произошло именно то, о чем она все эти годы предупреждала. Опять захвачен родной Киев. В Одессе люди пылают в печах. Самолеты бомбят города. По колоннам беженцев стреляют из пулеметов. Вашингтон называет обстрелы роддомов «разумной сдержанностью украинских властей». А герои одного из стихотворений Мориц «протестуны», недавно истошно визжавшие против мирного вступления русских солдат в счастливый Крым, теперь вернулись к привычной со времен бомбежек Сербии роли – приветствуют гуманитарные бомбардировки и гуманистические артобстрелы и именуют себя не иначе как «киевскими русскими».

И вот в этой предсказанной ею как Кассандрой войне у таланта Мориц открылись новые грани. Её стихи стали квинтэссенцией нашей боли и гнева, как некогда стихи Ольги Берггольц из блокадного Ленинграда. Дальше я, пожалуй, не буду комментировать. Буду просто цитировать.

Вот о беженцах, карателях и гуманитарных коридорах.

Гуманитарный коридор
Гуманитарного вранья,
Где минометного огня
Гуманитарный приговор!..

Гуманитарный страшный суд,
Каратель бьет по ребятне,
Младенцев женщины несут
На животе и на спине.

Вожди гуманитарных свор
Молчат на Западе, смеясь,
Их одобрямса кровь и грязь —
Гуманитарный коридор!

Вот про уступки внешнеполитическому шантажу:

Не уступай, ты будешь обречен,
Палач в ответ на все твои уступки,
Смеясь, тебя объявит палачом,
Воткнув под винт кровавой мясорубки.

Вот стихи, в которых так причудливо переплетаются 41-й и 14-й годы, что не поймешь о чем они, о Киеве тогда, или о Славянске и Луганске сейчас.

Да что вы знаете про нервную нагрузку?..
Противогаз. Воздушная тревога.
Бомбоубежище. Сосет младенец блузку,
Нет молока, но в блузке есть немного.

Бинты кончаются. Кончаются носилки.
Наркоз для раненых — бутылки русской водки.
Особо ценятся окурки и обмылки,
А также ватники и толстые подметки.

Мы отступаем, но за нами — Чувство Дома,
И страшной силой обладает это чувство,
Оно и есть военное искусство!
А без него — страна пылает, как солома.

А вот ответ всем тем, кому подавай про ежиков и котов, а антирусофобская публицистика Мориц поперек горла:

Публи-публи-публицистика,
Завопили русофобы!
Раньше — лирика и мистика,
Дар поэта высшей пробы,

А теперь назло историкам
Вы Россию возвышаете, —
Надо грохнуть вас топориком,
Вы ужасно нам мешаете!

Вы — изменщица коварная,
Мы любили ваше детское…
Ваше имя — жуть кошмарная
Там, где войско наше светское.



Читайте далее: http://izvestia.ru/news/573729
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments