Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

На РСН про санкции

07.08.2014 | 20:03
Без вопросов



В гостях: Егор Холмогоров

В студии: Мария Андреева, Стас Жураковский



М. АНДРЕЕВА: В студии Егор Холмогоров, публицист, автор и ведущий сайта «100 книг». Срочные сообщения. Александр Бородай ушёл с поста премьер-министра Донецкой народной республики довольно неожиданно, хотя, может быть, ожидаема для вас эта новость. Этот пост теперь займёт другой человек – Александр Захарченко, лидер донецкого отделения организации «Оплот».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это достаточно предсказуемо за последнее время. Видно, что в Донецкой республике в общем и целом взят курс на то, чтобы заняли, прежде всего, местные кадры, люди, которые не связаны напрямую с Москвой, не имеют российских паспортов и т.д. Я думаю, что уход Бородая связан, прежде всего, именно с этим фактором. Как это скажется на судьбе самой республики, я честно говоря, пока не берусь судить, потому что это может означать как жест из серии – вы тут местные разбирайтесь, как хотите, так и с другой стороны, внутреннее укрепление, консолидация этой республики, то есть, установка на то, что это не сиюминутный, затеянный из России проект, а наоборот, что это выражение воли самого народа, без преувеличения сказать, мученического народа, который сейчас остался на Донбассе. Они уже остались под самыми жестокими, самыми зверскими расстрелами. Сегодня был жуткий обстрел Горловки, сгорела церковь, погибло очень много людей. Прицельно расстреливают роддома, больницы. Нанесён был очень серьёзный удар по центру Донецка, не по окраинам, как до сих пор. В ближайшие дни должна решиться судьба Донецкой республики. Либо украинским силам удастся взять Донецк, и тогда вообще вся эта история, в которой мы сейчас с вами находимся, окажется довольно бессмысленной, глупой и постыдной. Потому что мы получили санкции за то, что мы поддерживаем восставший Донбасс, мы ввели ответные санкции, тоже потому, что мы поддерживает Донбасс, и не желаем уступать той позиции, которую отстаивает Запад, они уже совсем потеряли берег. Если сейчас Донбасс падёт, то мы окажется как герои известного анекдота: денег нет, топора нет, ещё рубль должен остался. Я надеюсь, этого не произойдёт.

М. АНДРЕЕВА: Видимо, готовится операция. Представитель информационно-аналитического центра Совета национальной безопасности и обороны Андрей Лысенко заявил, что они готовятся к освобождению Донецка и Луганска.

Е. ХОЛМОГОРОВ: К освобождению с их стороны. С нашей стороны к захвату, тотальной зачистке и геноциду.

М. АНДРЕЕВА: Это его цитата. Он считает, что это освобождение. Очевидно, что в ближайшие дни там будут проходить ожесточённые бои. Ещё одно срочное сообщение. Это к вопросу о кооперации и сотрудничестве. Росатом получил предложение о строительстве новой АЭС в Китае. Минсельхоз ФРГ объявил о создании рабочей группы для оценки последствий ограничений РФ. Пока есть какие-то отдельные мнения по аккуратным санкциям. Тут сказали, что не совсем корректно такое сочетание. Наши слушатели пишут: «Тогда давайте уж называть их «вежливыми санкциями». Единого консолидированного ответа от Евросоюза нет. Егор Станиславович, как вы полагаете, как далеко зайдёт Евросоюз? Чем они могут ответить?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Здесь вопрос простой. Если эта торговая война будет идти по спирали, то обе стороны могут зайти достаточно далеко в разрыве этих отношений, вплоть до того, что, в конечном счёте, мы отключим им газ, что будет невыгодно обеим сторонам. Мы потеряем деньги, они потеряют газ, потому что если они сейчас попытаются ударить каким-то болезненными санкциями, то это вызовет ответ со стороны России, тоже попытку найти наиболее уязвимый, наиболее болезненный участок. Сельхозимпорт был очень болезненным участком для ЕС. С одной стороны, на нём терял наш агропром, на нём теряли наши фермеры, на нём теряли наши потребители, которые были вынуждены есть какие-то объедки из стран Евросоюза. Очень часто, вместо того, чтобы получить нормальный, развернувшийся свежий продуктовый рынок наших отечественных продуктов, а его невозможно было развернуть, потому что люди, которые занимаются у нас продовольствием, просто не получали необходимых доходов, чтобы увеличивать производство, чтобы улучшать продажи, хотя бы даже просто заказать себе красивые пакетики. Ведь 2/3 секрета значительной части европейских продуктов - это красивая упаковка, и это красивые, вкусные химические вещества, которые улучшают их вкус и вид. При этом содержательно это есть практически невозможно. Как человек, достаточно много ездивший по Европе, я вам скажу такую простую вещь, что с европейскими продуктами при пересечении российской границы, производится какая-то метаморфоза, практически как в Золушке – из кареты в тыкву. Только в данном случае, из тыквы в папье-маше, потому что ты покупаешь себе на рынке или в магазине какие-то продукты в Италии, во Франции ешь, это вкусно. Ты покупаешь что-то очень похожее на них или их же сами в России втридорога, но при этом это совершенно невозможно есть. То есть, я всегда неплохо относился к сыру пармезан, думал, что редкий продукт, который из санкционного списка, действительно, трудно будет заменить, но так я себе представлял, как такой сухой, немножко безвкусный, солоноватый сыр, пока случайно не купил в Италии головку этого пармезана, и не попробовал. Это оказалось что-то очень вкусное. Вот чтобы попробовать это что-то очень вкусное из того, что сейчас запрещено ввозить в Россию, надо ехать туда всё равно. Всё равно это сюда не привезут. Нас оставили без второ-и третьесортной еды производства Евросоюза, который сбрасывал в Россию всевозможный шлак. И вот конкуренция с этим шлаком наши производители не выдерживали.

М. АНДРЕЕВА: Егор Станиславович, а вы представляете, почему Путин, который довольно аккуратным был в вопросе ответа на санкции, Сергей Лавров говорил, что мы санкциями на санкции не отвечаем, почему вдруг подписал такой ощутимый указ, который действительно бьёт по экономике стран Евросоюза? Что стало последней каплей?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Потому что лидеры ЕС, откровенно говоря, потеряли край. Путин до последнего пытался с ними договориться, найти какую-то взаимоприемлемую форму отношений вокруг Украины. До какого-то момента казалось, что это удаётся. Украинцы даже дружно в какой-то момент ненавидели Меркель, утверждая, что она продаёт Украину Путину, называли её фрау Риббентроп. А при этом понятное дело, что таким развитием событий были очень недовольны США. Дальше была провокация с «Боингом», в которую сейчас, кажется, никто, кроме откровенных лицемеров, не отрицает, что он был сбит Украиной. Малазийские эксперты нашли там следы авиационных пушек, следы того, что самолёт был сбит украинским самолётом.

М. АНДРЕЕВА: Наши слушатели пишут, что какие-то другие эксперты доказывают в других СМИ, что сбили ополченцы. Официальных итогов пока нет.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Никакие эксперты не могут доказать, что это сбили ополченцы. Они могут доказать, что это сбила ракета, и дальше можно каким-то образом предположить, что это сбили ополченцы. Поскольку все известные мне эксперты показывают, что речь идёт о пулемётном, артиллерийском обстреле. То есть, даже не о ракетах «воздух-воздух», а просто подлетает и расстреливает. То речь может идти только об Украине. После этой провокации, в которой обвинили Россию, Евросоюз решил встать на дыбы, ввёл достаточно жёсткие секторальные санкции против России. Это действительно на месте Путина взбесит кого угодно, потому что фактически обессмыслилась вся та стратегия диалога, которую он строил последние месяцы. Его по большому счёту, кинули. Ему дешевле было ввести войска на Украину в марте-апреле, и получить все те же санкции, все те же обвинения, все те же личные оскорбления в западной прессе, все те же угрозы, но только за решение конкретного геополитического вопроса, чем сейчас. И, соответственно, после того, как эти санкции были введены, в том числе, достаточно некрасивые, оскорбительные, фактически убийства «Добролёта», России уже надо было чем-то ответить. Ответ подобран идеально, потому что европейские фермеры – это самая чувствительная и самая агрессивная категория граждан Евросоюза. Это люди, которые постоянно бунтуют. Это люди, у которых очень хороша защита своих прав. Это люди, которые не стесняются драться с полицией, требуя себе субсидий, преференций и т.д. И нет никакого сомнения в том, что завтра уже к премьерам Евросоюза придут представители фермеров и скажут: «Вы из-за этой вашей Украины затеяли всю эту катавасию с Россией, мы на этом теряем миллиард в год. Вы должны нам это компенсировать». Соответственно, фактически придётся двойную цену. То есть, с одной стороны, экономики стран Евросоюза будут платить цену этих санкций, то есть, это просто будет не куплено. А с другой стороны, правительство и бюджеты этих стран будут вынуждены очень солидные суммы компенсировать для своих фермеров и сельхозпроизводителей. То есть, это действительно очень мощный и очень болезненный для Евросоюза удар, который подрывает его внутреннюю стабильность.

М. АНДРЕЕВА: А что будет у нас? Наверняка, цены подскочат.

Е. ХОЛМОГОРОВ: У нас, прежде всего, на продовольственный импорт завязаны крупные города. До небольших городов, до средних городов, до села это всё не доходит. По большому счёту, каким-то образом с импортными продукциями в основном соприкасаются люди нашего с вами круга, то есть, те, кто работает в офисах, кто живёт почти круглосуточно в крупном городе, вынужден на бегу забегать в супермаркет, схватить что-нибудь с полки и т.д. Но, дело в том, что мы за это фактически платим своим здоровьем. Мы за это платим тем, что реальной, хорошей, качественной еды эти горожане недополучают. При этом понятное дело, что для нашего креативного класса потребление хамона, камамбера и прочим вкусностей с красивыми, экзотическими названиями, это вопрос не столько обеспечения себя продуктами, сколько социального статуса. Гордо говорить: «Я не быдло, я не ем докторскую колбасу, я ем только лучший хамон».

М. АНДРЕЕВА: Егор Станиславович, многие люди не готовы отказываться от этого социального статуса. В социальных сетях небольшая истерика разразилась.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Там очень большая истерика. На сайте у Ройзмана, человека, которого ещё год назад уважал, там вообще голосование: сыр или Крым. Причём, среди посетителей этого сайта 2/3 за сыр, против Крыма. Но дело в том, что это слой социальных паразитов. Эти люди, которые вынуждены поддерживать свой социальный статус за счёт потребления. За счёт того, что они ездят на иномарке, за счёт того, что они вкушают этот камамбер, за то, что они рассказывают друг другу как вчера они с друзьями распили бутылочку «Бордо». Потому что они в плане общественной полезности ничего не производят. Скажем, я думаю слушатели согласятся, всё-таки, произвожу некий интеллектуальный продукт, я с некоторым правом могу считаться креативным классом. И именно поэтому мне не в падлу сегодня позавтракать «докторской» колбасой и чудесным киржачским йогуртом с рынка. Я этот йогурт чуть вам в студию не принёс, чтобы показать.

М. АНДРЕЕВА: А производить вы готовы? Завести маленькое хозяйство: коровку, картошку выращивать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: В принципе, всякий, кто готов и любит сельхозпроизводство, это может делать. Но дело в том, что санкции ни в коем случае не означают автаркию. Это не значит, что теперь надо есть, как в поздние советские времена, картошку с собственного огорода, иначе ничего вкусного не будет. Сейчас эти санкции, это продовольственное эмбарго, давайте будем говорить правильно. Санкции они вводят нам, а мы вводим эмбарго на сектор их продукции. Это эмбарго, это защита внутреннего рынка, это защита отечественного производителя, то, что называется в экономической науке словом протекционизм. Это то, что требовали многие люди, включая меня, все 2000 годы, всю первую половину 2010-х годов – защитите отечественного производителя, потому что сейчас поток импорта его просто убивает.

М. АНДРЕЕВА: Вы говорите, что Европа пострадает, но мы тоже пострадаем. Потому что и Европа страдает от тех же санкций, которые вводит против России. Это обоюдный процесс. Как из этого выходить потом? Рано или поздно придётся же.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Мы пострадаем на очень кратком промежутке времени, конечно, очень не хорошо то, что эти санкции ввели в августе, в то время как можно было бы всё то же самое провернуть в феврале-марте. Потому что тогда уже под эту посевную наш аграрный сектор закладывался бы на тот объём производства, который ему нужно будет возмещать импорт. А сейчас уже время урожая. В этом смысле, конечно, у них ситуация более сложная, по крайней мере, урожай точно не пропадёт. Для нас эти санкции в долгосрочной перспективе, их вообще можно смягчить для тех, кто себя хорошо ведёт. В принципе, нет ничего страшного, если они останутся навсегда. Потому что Россия вполне способна создать такой агропром, такое сельское хозяйство, которое полностью нас обеспечит и дешевым продовольствием, и качественным продовольствием, и разнообразным, и в том числе, достаточно креативным. Не случайно люди, которые всерьёз занимаются этим, от фермеров до владельцев крупных агрохозяйств, то, что интересно, рестораторы, которые по логике вещей должны считаться страдающими от этих санкций, они это поддерживают. Сегодня было смешное у телеканала «Дождь», когда они вывели в эфир крупнейшего московского ресторатора Андрея Делоса, владельца от «Пушкина» до «Му-му», и спросили его как он относится к санкциям, типа он скажет, что нам не из чего будет делать пирожки. А он отвечает: «Наконец-то!» Наконец-то мы начали отвечать. Это была абсурдная ситуация, когда ради этой безумной идеи вступления в ВТО наш аграрный сектор фактически был просто обречён на заклание, он должен был умереть в течение нескольких лет. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

М. АНДРЕЕВА: Большая часть наших слушателей считают, что это шанс для нашего сельского хозяйства, но с другой стороны, мы ищем другие страны, которые будут нам поставлять. Не получится ли так, что мы опять найдём замену, а своё развивать не будем?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Для чего-то замены, несомненно, понадобятся. В принципе, можно выращивать в России даже на широте Петербурга апельсины и бананы. Об этом написал в «Известиях» статью с провокационным названием «Хруст русского апельсина», где я среди рассуждениях о санкциях просто процитировал замечательную исследовательницу дореволюционной России Сюзанну Масси, которая писала о Петербурге XIX века. А дело в том, что это был рай для сельхозпроизводителей, которые работали в теплицах. В тогдашнем Петербурге было всё: черешня, клубника, апельсины. Причём, они появлялись как только минимально накапливалось количество солнечных дней. В феврале в Петербурге появлялась черешня из местных теплиц. Не привозная за тридевять земель, не было тогда транспортных возможностей привозить издалека. В принципе, Россия может производить всё. Но есть вещи, которые просто по законам экономики, конечно, гораздо проще закупить бананы в Африке, кофе в Латинской Америке. То же самое мясомолочное, прежде всего, мясное хозяйство, неплохо развивается в той же Латинской Америке. Бразильцы, аргентинцы уже просто стучат копытами. Белоруссию я бы не переоценивал. Уже сейчас видно, что страна буквально на износ работает на импорт для России. В самой Белоруссии гораздо меньше белорусских продуктов, чем здесь. То есть, белорусы с утра до вечера впахивают на наш рынок. Они сейчас будут ещё больше впахивать. Но их возможности не беспредельны просто потому, что страна маленькая. Очень много наших оптовиков работали с западными поставщиками по привычке. Потому что те зашли на рынок, когда у нас ничего не было, когда у нас была пустота, и над этой пустотой летали «ножки Буша» и прочие куриные окорочка. И они заняли эту нишу. Теперь из этой ниши их насильственно выкидывают. Соответственно, наш оптовик, которому всё равно придётся искать, он с большей вероятностью найдёт себе российского фермера, российское агрохозяйство, российского производителя, чем он будет бегать и искать себе поставщика в Китае или Эквадоре. Понятно, что в Китай и Эквадор он пойдёт только за тем, что ему нужно, и что в России не заменишь. Есть вещи, которые в России заменить трудно. Но всё, что можно заменить российским производством, будет заменено.

М. АНДРЕЕВА: Игорь спрашивает: «Базу НАТО из Ульяновска выкинули? Что-то об этом молчат».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Мне самому интересно. Я сегодня об этом подумал, потому что Расмуссен заявил, что мы прекратили работу с Россией по Афганистану. Но это значит, они должны были отказаться от этой базы, если они прекратили работать. Но официального подтверждения об этом я пока не слышал. Вообще, я не считаю необходимым поддержку НАТО в этом вопросе. Понятен аргумент тех, кто говорит, что лучше пусть там американцы воюют, потому что если победит «Талибан», он попрёт на Таджикистан, на Киргизию, тогда это будут наши проблемы. Да, это серьёзно, но есть ситуации, в которых уже не имеет смысла поддерживать НАТО, потому что это просто поддержка того в целом порядка, который они пытаются установить. А сейчас у нас фактически «Талибан» гораздо ближе, чем в Таджикистане. У нас уже на границе с Ростовской областью каждый день «Талибан».

М. АНДРЕЕВА: Сегодня Расмуссен, который прибыл в Киев и уже встретился с Арсением Яценюком, они что-то обсуждают, возможно, сотрудничество с альянсом, сказал, что сотрудничество с Россией прекращено.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я только за. С НАТО ничего общего иметь нельзя.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель пишет: «Я тоже рад нашему ответу на западную наглость. Егор Станиславович упомянул о не очень удачном времени введения ограничений. Поздновато, наши не успели уложить урожай в период посевной. А что через год? Отменят ограничения как раз когда урожай вырастет, и импорт хлынет и сметёт наших фермеров».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Ограничения отменят либо раньше, если Запад откажется от этой эскалации торговой войны.

М. АНДРЕЕВА: И опять импорт схлынет сюда, и наше всё сметётся.

Е. ХОЛМОГОРОВ: За то время, пока эти ограничения будут существовать, они будут существовать столько, сколько будет сохраняться соответствующая политическая напряжённость, сколько будут сохраняться западные санкции, успеют перезаключиться контракты, будут найдены новые контрагенты. То есть, прежний объём нашего рынка уже не вернётся к Западу. Фактически они вернутся только с тем, чего у нас нет. Действительно, полноценный сыр пармезан у нас достаточно сложно найти. Всё равно лучший пармезан будут делать в Италии, с этим бессмысленно спорить. Соответственно, он вернётся. А вот всякая бессмысленная ахинея, которая нам всё равно не нужна, которую мы просто покупаем по привычке, ей просто некуда будет возвращаться, потому что будут поставщики из других стран, будут поставщики из той же Белоруссии, а главное, будут наши собственные поставщики, потому что наши готовы уже делать всё. Они страусов производят, они колбасу делают из кабанины, из оленины, из чего только нет. В принципе, наш аграрный сектор готов развиваться очень интенсивно, если у него будет спрос.

М. АНДРЕЕВА: Георгий интересуется можете ли вы прокомментировать причинно-следственную связь, которая привела к санкциям с обеих сторон, и что должно произойти, чтобы санкции были отменены?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Что должно быть с нашей стороны, чтобы санкции были отменены – это отмена их санкций, отмена санкций против нашей оборонной промышленности, против нашей нефтяной промышленности, против того же «Добролёта». С «Добролётом» вообще смешно получилось. Дело в том, что после того, как фактически они попытались убить «Добролёт», когда «Люфтганза» расторгла контракт на лизинг и на техническое обслуживание этих «Боингов», которые были у «Добролёта», прошло несколько дней, и выяснилось, что «Добролёт» способен купить эти «Боинги» напрямую у компании «Боинг», то есть, у США. Получилось анекдотическая ситуация. Американцы заставили европейцев ввести против нас санкции. По итогам этих санкций европейцы потеряли выгодный контракт. Американцы получили сверхвыгодный контракт. И, разумеется, я не думаю, что американцы сейчас заявят, что мы запрещаем «Боингу» продавать им эти самолёты, потому что у американцев есть старый принцип, распространяющийся на все крупнейшие компании – что хорошо для «Дженерал моторс», то хорошо для Америки. Точно так же, что хорошо для «Боинга», то хорошо для Америки. То есть, фактически немцы оказались в этой ситуации в роли анекдотичных лохов, которые сами своими руками разорвали контракты в угоду американцам. При этом непосредственным денежным выгодополучателем стали американцы. Фактически сработала та самая комбинация, что американцы, прежде всего, через украинский кризис, хотят поссорить Европу с Россией. Европейцы могли не ссориться с Россией. Это был их выбор, их решение. Теперь они платят за последствия этого решения.

М. АНДРЕЕВА: До этого из стран Прибалтики часто звучала критика, антироссийская риторика. В Юрмале произошёл странный скандал.

Е. ХОЛМОГОРОВ: В этих странах вообще будет просто чума. Это будет выжженная пустыня после этих санкций. Я единственное что не понял, проанализировав все те коды, которые правительство вписало в своё постановление, я не нашёл консервов. Соответственно, возникает вопрос – легендарные рижские шпроты попали под эти санкции или нет? Но сами латыши считают, что попали.

М. АНДРЕЕВА: Михаил спрашивает: «Как вы оцениваете вероятность дальнейшего расширения санкций, например, запрет полёта самолётов ЕС и США над российской территорией».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если Европа будет идти по пути эскалации, мы тоже будем идти по пути эскалации. Тут, действительно, можно зайти далеко. Что они могут начать делать?

М. АНДРЕЕВА: У нас очень много европейских лекарств.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Во-первых, у нас огромный рынок. Это фактически самоубийство для них самих. Они потеряют очень существенный сегмент рынка, если они начнут вводить запреты на завоз к нам лекарств. А с другой стороны там просто порвут фармацевты свои правительства. Но что они могут начать делать? Они могут в ответ на запрет их продовольствия пытаться душить наш продовольственный рынок запретом на ввоз оборудования для продовольствия, запретом всяких технических веществ. Например, загустителей для йогуртов и т.д. То есть, они могут пытаться подрывать базу нашей собственной пищевой промышленности. И тогда эта новая эскалация конфликта, на который наши, в свою очередь, будут искать ответ. Вопрос в том, в какой момент европейские политики, которые первые начали всю эту свистопляску, которые политические споры перевели в плоскость эксплуатации в политических целях торговых, экономических отношений. Надо понимать, что просто суждения Запада относительно того, что такое Россия, они не совсем адекватны. Послушайте Обаму, который заявил, что Россия – это страна, которая ничего не производит, где сокращается население, и которая непривлекательна для мигрантов. Я думаю, у каждого, кто в России услышал эту фразу, была просто истерика. Тогда кто все эти люди? Потому что у нас только мигрантов-мусульман в Москве больше, чем в Лондоне и Париже. В Париж, который всем кажется совершенно мусульманским городом уже давным-давно, в нём меньше мусульман, чем в Москве. Поскольку ещё не так давно мусульман было достаточно мало, то понятно, что по большей части это мигранты из Средней Азии, из Азербайджана и т.д. Понятно, что у нас огромный миграционный поток, Россия очень привлекательна для мигрантов, она очень много чего производит. Запад судит о нас по своей неадекватной матрице. Они думают, что мы очень быстро сломаемся, потому что мы тотально зависимы от их экономики, от их жратвы, от их джинсов и т.д. Всё, уже проехали.

М. АНДРЕЕВА: Наш слушатель Георгий спрашивает: «Из большинства ваших ответов выходит, что Запад – это просто не очень умные люди. Согласитесь, что это не совсем так?!»

Е. ХОЛМОГОРОВ: Нет, я не утверждаю, что они не умные люди. С чего вы так решили? Они очень умные люди, они достаточно болезненные вели санкции. Просто мы тоже оказались не дураки, ввели в ответ им достаточно болезненные санкции. Соответственно, теперь перед умными людьми, которые управляют западными странами, стоит выбор. Либо мы обмениваемся болезненными ударами, потому что мы уже показали, что мы способны бить больно, не менее больно, чем бьют они. Либо мы берёмся за ум, и решаем, что всё-таки, тотальной торговой войны и тотальной политической войны с периодическим риском перерастания в горячую войну между Россией и Европой, всё-таки, эта американская авантюра на Украине не стоит.

М. АНДРЕЕВА: Вроде и там и здесь умные люди, а творится какой-то беспредел, кошмар, ещё несколько месяцев назад никто не мог подумать, что до такого можно дойти.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Американцы любят управлять миром.

М. АНДРЕЕВА: Я это понимаю, я это слышу, но никак не могу осознать, как одна страна может манипулировать всеми остальными до такой степени, что те страны делают себе хуже.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Дело в том, что в каждый конкретный момент зависимость каждой страной от США оказывается критической. Создавая кризисы, создавая управляемые конфликты, они не позволяют сформироваться той критической массе стран, которые однажды просто попросят США с вещами на выход. Скажем, они смогли сейчас спровоцировать Азербайджан на попытки начала войны с Арменией. Они прекрасно понимают, что это серьёзное осложнение для России, потому что Армения наш военный союзник. При этом мы стараемся поддерживать неплохие отношения с Азербайджаном. У Азербайджана стратегические отношения с Турцией, которая вообще рассматривает эти страны почти как единое целое. А поскольку вся наша политика в Крыму строилась на лояльной позиции Турции по отношению к нам, то это значит, что какие-то конфликты Азербайджан, Армения, Турция создают нам здесь дополнительное напряжение. Там, где могли бы более-менее скоординировано несколько стран выступать вместе, по крайней мере, с лояльной, если не с открытой, дружественной России позиции, там вместо этого какой-то хаос и взаимное мочилово. И вот так везде.

М. АНДРЕЕВА: Получается, не все страны Евросоюза в этом одинаково участвуют.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Греция уже в истерике.

М. АНДРЕЕВА: Конечно. У них там экономическая катастрофа. Санкции они принимают совместно, соответственно, это их тоже касается.

Е. ХОЛМОГОРОВ: По большому счёту, что там произошло. Грубо говоря, из-за истерики, которая началась в Голландии после «Боинга», в итоге сломалась Германия. То есть, Германия – страна, которая объективно не заинтересована в конфликте с нами. При этом, она наш крупный торговый партнёр. Германия не то, чтобы дружественно, но лояльно по отношению к нам вела. Они при этом лидеры ЕС. Они после истории с «Боингом» сломались, и ситуация пошла в галоп. Наши сейчас пытаются жёсткими ответными действиями сказать немцам, голландцам, французам и т.д., ребята, остановитесь пока не поздно. Мы сейчас очень далеко можем зайти с этой торговой войной, что нам будет плохо, но вам тоже хорошо не будет.

СЛУШАТЕЛЬ: Есть у вас уверенность в том, что указ президента по санкциям – это стратегический курс, что он не изменится через год, что он будет продолжаться, что не будет после первых голосов Запада, что давайте договариваться, в обратку будем всё это делать. Сейчас уже раздаются: давайте организуем поддержку сельскому хозяйству, правда, не говорят за счёт каких отраслей, что будем резать, строительство, оборону и т.д. Есть уверенность в стратегическом курсе, или поползём в обратную сторону?

Е. ХОЛМОГОРОВ: К сожалению, уверенности в стратегически верных решениях нашего руководства у меня нет никогда. Потому что я был абсолютно уверен в том, что в итоге Россия поступит верно по отношению к Украине в апреле. А мы вместо этого на несколько месяцев забуксовали. За это время там начали людей убивать, мы начали получать санкции. У нас уже внутри ситуация начала раскачиваться самым неприятным образом. При том, что стратегически всё было очевидно, и действовать надо было сразу, решительно, и на опережение. В этом смысле надеяться на постоянную стратегическую вменяемость, нашей бюрократии не приходится. Но приходится надеяться на главного спасителя России в течение всей её истории – жаренного петуха. Что когда жаренный петух начинает клевать, то в этом случае наша власть начинает шевелиться. Он хорошенько её отклевал по санкциям, и начали приниматься разумные меры. На самом деле, будем надеяться, что клевать он ещё какое-то время до минимального оздоровления ситуации в самой России будет. В этом смысле не было бы счастья, да несчастье помогло.

СЛУШАТЕЛЬ: Что такое должно произойти, чтобы большинство населения поняло, что правящий класс не отражает национальные интересы?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Для этого у народа должно быть понимание этих национальных интересов. А, например, тот состав информационных источников, которые большинство наших граждан имеет, всякие юмористические программы по телевидению, конкурсы наших поп-звёзд, перекрась волосы и изобрази из себя Пласидо Доминго, всё в том же духе, как-то мало способствуют пониманию национальных интересов. Грубо говоря, здесь нужен встречный поток, чтобы с одной стороны, наше государственное руководство, не все там люди глупые, хотя при этом не все из глупых людей не злонамерены. Тут же надо ещё понимать, что очень многие неглупые люди очень многие решения принимают именно потому, что для них интересы России не стоят на первом месте. Но с другой стороны, мы с вами должны понимать что мы хотим, что мы требует, в чём наши с вами интересы. Есть чёткая воля нашего народа, что не оказывать помощи Донбассу – это предательство, это подло, не хорошо, что слить эту ситуацию нельзя. И заметим, что наше руководство вертится, крутится, маневрирует, но, всё-таки, слить эту ситуацию оно не может, потому что оно тут же получит вопрос от народа. Если у нас количество таких вопросов будет больше, значит, по большему количеству позиций будет проводиться нормальная государственная политика.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы не думаете о том, что возможно вся эта канитель затеяна в плане разворота в сторону Китая? Потому что всё наше промпроизводство ориентировано в плане закупок оборудования на Европу. Мы ориентируемся на европейский рынок. Импортозамещение будет не нашим, а китайским в данной ситуации.

Е. ХОЛМОГОРОВ: У Китая нет такого своего собственного продовольственного производства, чтобы он мог захватить наш рынок. Они себя кормят с большим трудом. Что касается стратегически, понимаете, весь мир сейчас разворачивается в сторону Китая просто потому, что Китай становится новым финансовым центром.

М. АНДРЕЕВА: Вам не кажется, что США сами нас подталкивают с объятия Китая?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это поведение немножко самоубийцы в этом смысле, потому что американцы сейчас одновременно наживают врагов в лице России, у которой, несмотря ни на что, вторая по силе армия в мире, и Китая, фактически он становится первой экономикой мира, это пока что третья армия мира, но ей недолго останется развиваться. При этом Обама ухитряется одновременно злить Путина и оскорблять китайцев. Он проводит достаточно провоцирующую по отношению к Китаю политику, от которой США будет только хуже. Эта история с лихорадкой Эбола, которая сейчас в Африке, очень многие утверждают, что это выдуманная американцами болезнь, что никакой угрозы лихорадки, которая убьёт весь мир, нет, что район, где эпицентр этой эпидемии, удивительным образом совпадает с тем нефтегазовым районом в Африке, куда активно инвестирует Китай.

М. АНДРЕЕВА: Спасибо вам большое.



Subscribe

  • Сайт 100 книг и ваша поддержка

    Друзья, с некоторым занудством напомню, что сайт "100knig.com" и связанные с ним проекты - видеоканал и подкаст существуют исключительно при вашей…

  • Мои твиты

    Чт, 21:36: Писатель Егор Холмогоров высказался за установку памятника князю Александру Невскому на Лубянке https://t.co/Rpau85KEdz Чт,…

  • Мои твиты

    Чт, 08:27: О Русской Весне и Русском национальном государстве на Донбассе. Разговор Егора Холмогорова с Александром Чаленко и Александром…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments