Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Речения. Эфир на РСН о захоронениях под Донецком, маткапитале, значении Крыма и многом ином

Д. НАДИНА: В студии публицист Егор Холмогоров. Какие события сегодня вас потрясли, какие оставили след у вас в душе?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Прежде всего, то, что происходит вокруг захоронений на Донбассе, их всё больше и больше, их уже несколько штук. Сегодня украинская пресса реально была в восторге от тех поправок, которые внёс вице-премьер Донбасса Андрей Пургин, который сказал, что в Шахте найдены только девять тел, а всего по области 400. Потому что перед этим у многих создалось впечатление, что в одном только месте нашли 400 человек убитых. «Вот!», - радостно закричали украинские представители, а вместе с ними, скажем «Эхо Москвы», которое превратилось в какое-то абсолютно украинское СМИ по подборке, по интонации новостей, по тому, как лихо какой-нибудь господин Навальный употребляет слово ватники, потому, что там предоставляется слово господину Авакову – министру внутренних, я уже теперь не знаю как в связи с последними событиями, когда получается, что его подчинённые фактически, а все карательные батальоны подчинены именно Авакову, вскрывали людей на органы, может быть, Авакова переименовать из министра внутренних дел в министра внутренних органов вообще. Когда, конечно, это всё появляется на сайте российского СМИ, это всё очень странно выглядит. Даже Шамилю Басаеву российские СМИ в 90-е годы, когда чеченским экстремистам очень охотно предоставляли слово наши телеканалы, наше радио, то же «Эхо Москвы» и т.д., тем не менее, постоянную колонку не давали. У Авакова, который ничем от Басаева не отличается, такая колонка есть. Вот они как-то все радостно, что вот, 9 трупов, разве это геноцид, разве это массовые захоронения. Но речь шла об одном захоронении. Их сейчас открыто как минимум три. Два возле поселения Нижняя Крынка, а это только одна точка, где стояли украинские карательные батальоны. То есть, всего по Донбассу таких точек десятки и сотни.

Д. НАДИНА: По вашему, в ближайшее время мы узнаем о новых трупах?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я думаю, что мы узнаем в ближайшее время такие вещи, после которых будет не очень понятно, как нам дальше с этим жить, с учётом того, что всё это происходило тогда, когда наша страна, слушаясь как раз всевозможных «Маршей мира», всевозможных друзей украинской хунты и т.д., медлила с тем, чтобы оказать дипломатическую, военную поддержку республикам Донбасса. И эти жертвы, в том числе, именно из-за этого на нашей совести. Не дай Бог нам ещё раз как-то, увлекшись миротворчеством, пойдя на какие-то компромиссы дипломатические, испугавшись каких-то санкций и т.д., не дай Бог нам ещё раз этот опыт повторить, и как бы стать невольными виновниками ещё новых гибелей, новых смертей. Именно память о тех жертвах, которые уже сейчас вскрыты, она нас от повторения тех ошибок, которые мы делали весной и летом, я надеюсь, что не допустит, очень на это надеюсь.

Д. НАДИНА: У нас в студии был сенатор Морозов, говорил, что Совфед будет инициировать расследование, и обратятся в ОБСЕ с просьбой каким-то образом повлиять на ситуацию, объективно это всё расследовать. По вашему, ОБСЕ, ПАСЕ, другие европейские структуры послушают?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Они будут до последней степени стараться уклониться от серьёзного расследования этой проблематики, до последней степени заявлять, что ничего не доказано, ничего не подтверждено. С учётом того, что уже на третий месяц затянуто расследование гибели самолёта, то есть, в начале в наглую обвинили Россию, это брань повисла у нас на вороту, после чего пошёл вопрос о фактах, а все факты указывают на украинскую сторону, то после этого немедленно расследование затормозилось. В этом смысле у международных организаций, которые все в той или иной степени являются департаментами Госдепа США, конечно, есть большой опыт затягивания и замусоливания этих тем. Но при всём при этом давить надо, предъявлять факты надо, предъявлять доказательства надо, потому что есть просто определённая совокупность фактов, которые, во-первых, сами по себе достаточно убедительны для общественности западных стран, которые отнюдь не однозначно настроены в этой ситуации за Украину, скорее, наоборот, чем дальше, тем больше там люди осознают, что речь идёт фактически о создании на востоке Европе неонацистского, совершенно экстремистского, совершенно диктаторского по методам политического управления, абсолютно террористического по своей сущности государства. Конечно, европейцы жить рядом с этим, наверное, не очень хотят. Я думаю, что в итоге России удастся добиться определённых расследований, признания определённых фактов. Это будет тяжело и долго, но здесь нужна просто бульдожья хватка, потому что, скажем, тот же Гаагский трибунал два десятилетия разматывает ситуацию, которая происходила в Югославии в 1994-1995 гг. Они это делают со вполне определённой целью. То есть, их задача отомстить сербам, потому что хорватов или боснийских мусульман они не преследуют за их преступления практически, основное внимание сосредоточено на сербах, на Караджиче, на Радко Младиче и т.д. Но при этом они их преследовали два десятилетия, они в конечном счёте вытащили их из-под земли, можно сказать, и они их теперь судят неправым своим судом, но они их судят. России для того, чтобы осуществить правый суд, нужно проявить ту же самую хватку. Если надо, то пусть через 20 лет все эти возможные Аваковы, Ляшко, Семенченко предстанут перед судом, но пусть они предстанут.


Д. НАДИНА: Началась предвыборная кампания на Украине. И опять сегодня мы беседовали с нашими сенаторами. Говорят, что наблюдателей от России на выборах не будет, во-первых, потому что ЦИК не позвал, во-вторых, непонятно как туда ехать, в каком качестве. Здесь можно говорить о какой-то объективности, можно ли говорить, что выборы будут честными, справедливыми, открытыми? И если не будет наблюдателей от России, большая ли это потеря?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Большой потери никакой не будет, просто потому, что это не выборы. Самая большая наша политическая ошибка состояла в том, что мы президентские выборы там признали, которые состоялись в мае, при том, что это был в чистом виде урок рисования, где просто произвольно рисовали проценты кандидатам по тому, как их заранее посчитали американцы. Решили будет Порошенко, значит будет Порошенко. Зачем Россия согласилась с признанием абсолютно нелегитимных выборов по факту нелегитимного государственного переворота, я не очень понимаю. Сейчас речь идёт о столько же нелегитимных выборах в Верховную Раду, которые проходят в условиях абсолютного разгула самого дикого разбойничьего террора всевозможного «Правого сектора», ляшковцев, ещё радикалов. То они избивают депутата Шуфрича в Одессе, то они вообще сносят в Харькове Ленина, а потом на следующие сутки избивают всех тех, кто против этого выступает. То на ограде харьковского православного храма обнаруживается повешенный человек, а спустя несколько часов зам. всего того же министра внутренних органов Авакова заявляет, что это он сам хотел перелезть, его убило током. Правда, при этом почему-то люди, которые непосредственно видели труп сразу после того, как он обнаружился, обнаружили у него скотч на руках. Видимо, после того, как он погиб, намотал себе скотч, вот так решил повисеть. Чего только быть не может. Эта кампания проходит в условиях террора. Так же, как президентская проходила в условиях террора, когда единственного адекватного украинского политика Олега Царёва просто насильственно вышибли из этой кампании. Точно так же абсолютно насильственно проходит кампания и на этот раз. Все мало-мальски адекватные, ответственные политические силы из выборов исключены. А выбор по большому счёту проходит только между Порошенко и компанией Тимошенко и этим сумасшедшим Ляшко. Больше ничего там не происходит. Ещё «Свобода» тягнибоковская. Эти много не соберут на этот раз, потому что это чисто галицийская партия, причём она, как ни странно, при этом поддерживалась режимом Януковича, потому что тому нужна была такая страшился на Западе Украины. И поэтому Тягнибок при Януковиче шёл вверх, сейчас они вверх не пойдут. Но при этом надо понимать, что этот сорт неонацистов ничем не отличается от тех неонацистов, которые идут в списке у Порошенко.

Д. НАДИНА: Есть какое-то европейское объединение правых партий, которое в том числе признаёт «Свободу» в своих рядах.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Знаете, это они совсем что называется соскочили с ума. Понимаете, это неонацистская, антисемитская партия, которая открыто себя провозглашает наследниками тех людей, которые осуществили волынскую резню, которые осуществляли террор против мирных граждан, во время и после Второй мировой войны, которые до сих пор не стесняются проповедовать и русофобию, и антисемитизм, и антипольские вещи. В их рядах состоит Фарион, которая заявляла, что если хотите зваться Колями и Настями, то валите в Москву, а здесь вы будете только Мыколами, и никак по другому. Грубо говоря, вообще это парадокс, если действительство политкорректное, толерантное, которое из любого косого взгляда в сторону любого мигранта, в сторон любого представителя правых и крайне правых, даже просто националистических убеждений, тут же начинает орать: «Фашисты, нацисты, убийцы, на вас кровь Холокоста» и т.д., как только речь идёт о неонацистах Украины, они сразу этого не видят. То есть, люди, которые непосредственно непричастны к Холокосту, люди, которые устроили геноцид поляков. Они же проводили геноцид собственного населения, которое поддерживало советскую власть и Россию, которое сейчас не стесняется проповедовать откровенный антисемитизм, который сейчас не стесняется проповедовать идею геноцида русских на территории Украины. И для этих политиков внезапно все европейские двери оказывают открыты. То есть, выясняется, что все прочие их выступления в защиту толерантности и против неонацизма, они являются лицемерием. Что когда речь идёт о представителях правых партий внутри Европы, которые заметьте, в нынешней ситуации выступают заодно со многими левыми партиями, они поддерживают как раз справедливую борьбу народа Донбасса, они поддерживают самоопределение Крыма, они поддерживают Россию. Посмотрите на «Национальный фронт» Марин ле Пен.

Д. НАДИНА: В то же время они не стесняются иногда кидать камни в сторону евреев, например.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Заметьте, что этого Жан Мари ле Пена – отца Марин ле Пен сурово одёрнули, даже сама дочь. Она его лично попросила убрать какие-то двусмысленные фразы на эту тему. В этом смысле как раз именно европейские правые очень стремятся от всяких острых углов, совершенно такой неуместной театрализации своих воззрений, уйти подальше. И уж тем более немыслимо себе представить «Национальный фронт» не то, что осуществляющим, но хотя бы говорящим о той практике, которая является сегодня для Украины нормой. И вот при этом «Национальный фронт» для огромного количества европейских либералов не рукопожатная партия, то они всё с большим трудом сдерживают рост их популярности, но всё равно они для них нерукопожатные. В то время, как неонацисты с Украины для них открыты все двери, они везде уважаемые люди. Это абсурдная ситуация, которая говорит о лицемерии, больше ни о чём.

Д. НАДИНА: Сегодня приходили сообщения слушателей по поводу того, что немножко странно ведёт себя Россия. Мы сотрудничаем с украинскими властями, при этом выборы мы как будто бы не признаём. Упрекают Россию в том, что у нас не до конца оформившаяся позиция. Можно ли это говорить сейчас?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я согласен, что мы не можем никак выбрать ценностную линию, что с одной стороны наш Следственный комитет возбуждает уголовное дело по факту геноцида, причём геноцида на территории Донецкой и Луганской народной республик. То есть, фактически наш Следственный комитет признал со своей стороны дело о геноциде, и намерен его расследовать. Причём, у них уже есть первые результаты, первые показания украинских пленных карателей, которые признаются, что да, действительно были такие факты. С другой стороны, мы продолжаем какие-то странные разговоры. Вы понимаете, что если мы говорим о том, что если там осуществлён геноцид, то это значит, что нормальный разговор с той властью, с тем режимом, который этот геноцид осуществили, невозможен. Невозможен до тех пор, пока не будут проведены суды над теми, кто в этом геноциде виновен, до тех пор, пока не будут просто физически тот народ, который подвергся геноциду, а надо понимать, что народ Донбасса, который стал жертвой – это вполне определённая, законченная общность. Потому что геноцид осуществляется не обязательно против конкретного этноса, как во время Великой Отечественной войны против евреев. Точно так же он, например, осуществлялся против цыган, он осуществлялся против, например, советских людей, как тоже определённого общества. Это были люди разной национальности, но тот факт, что это были всё советские люди, граждане СССР, коммунистических убеждений, так или иначе связанные с советской властью, это тоже было определённым признаком, по которому проводилась истребительная политика против них. Точно так же сейчас на Украине. При том не только на Украине, но и между прочим, в России среди постоянных посетителей этих так называемых «Маршей мира». Я назвал его «маршем детоубийц», они очень сильно обиделись.

Д. НАДИНА: Вам не кажется, что это лёгкий перебор?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Нет. Почему? Погибло 33 ребёнка. Они все погибли от рук вооружённых сил Украины. То есть, либо Нацгвардии, либо военных. Нет ни одного случая, чтобы кто-то мог обвинить ополчение в том, что от их рук по вине погибли дети. По вине ВСУ погибло уже 33 ребёнка. И вдруг в центр Москвы выходят люди с флагами Украины, и требует «руки прочь от Украины», что в данном конкретном контексте означает «руки прочь от этих самых вооружённых сил, не мешайте им дальше стрелять». Понятно, что люди, которые идут на такое, они фактически принимают на себя моральную ответственность за это детоубийство. Так вот, когда я на этот факт указал, некая оппозиционная дама ответила следующим: «Вот, этим патриотам типа Холмогорова лишь бы поорать насчёт деточек». Понимаете, переживания по поводу того, что там гибнут мирные люди, в частности, дети, это оказывается «поорать насчёт деточек». Когда наша Дума приняла очень спорный закон о том, чтобы запретить усыновление наших детей в некоторых странах, эти господа бегали и орали насчёт «деточек», только так визжали, проводили марши против подлецов, кричали, что это обрекает детей на гибель и т.д. Между прочим, заметим, что я был последователен. В тот момент мы вместе с Анатолием Вассерманом вели программу на НТВ «Реакция Вассермана». Каждый может посмотреть декабрьские выпуски 2012 года. Мы высказались однозначно против этого закона, сказав, что не ставят телегу впереди лошади, давайте сначала создадим нормальные условия детям, потом будем закрывать возможность усыновления. Другими словами, в этом смысле я и против угрозы детям в этой ситуации, и против угрозы детям в этой ситуации. Тут они размахивали этими детьми, когда им было удобно, когда была возможность пошатать кремлёвские стены. А здесь, когда их соратники и собратья из Нацгвардии Украины убивают детей, для них это сразу поорать насчёт «деточек». На Украине есть определённая идеология, вполне чёткая. Она укладывается в термины: «жги колорадов, мочи ватников». То есть, всё население востока Украины описывается как некие нелюди, эти самые ватники, с которыми возможно всё, их можно убивать, насиловать, грабить, жечь, потому что это люди второго сорта, это никто, и с ними нормально жить невозможно, они должны быть уничтожены. Наши, к сожалению, тоже очень часто эту тему с ватниками транслируют. Я не так давно с удивлением начал обнаруживать, что Навальный всё время использует это слово, как будто в нём нет ничего плохого. Это определённая идеология геноцида. То есть, они выделили эту группу, обозвали ватники, дали её оскорбительную кличку, они сами себе разрешили их уничтожать, они их уничтожают. Речь идёт именно о геноциде. Потому что истребительная политика и идеология уничтожения определённой группы, как дважды два вместе даёт четыре, то есть геноцид. Я думаю, что, конечно, с теми, кто этот геноцид осуществляет, нормального диалога невозможно. Потому что мы им сегодня уголовное дело, что убили сотни тысяч человек с особой жестокостью, перенасиловав женщин, вырезав органы из людей, а завтра: «Как там насчёт скидочки на газ? Не хотите? Может быть, согласитесь на скидочку?» Давайте уже определимся. Причём я считаю, что определение может быть только одно – с теми, кто осуществляет геноцид, никаких переговоров невозможно, возможно только их уголовное преследование, и силовое пресечение их действий, что называется карать карателей. У меня вышла книга в издательстве «Книжный мир» «Карать карателей. Хроники «русской весны». Собственно, все мои публикации с конца прошлого года, когда этот кризис на Украине начался, посвящены этому вопросу. Это подробнейшая политологически-философская хроника всего того, что происходило. Хроника не столько, может быть, событий, сколько осмысления, но мне кажется, что это нашим слушателям, которые одновременно с этим читатели, достаточно интересно. Это в ближайшие дни появится в книжных магазинах во всех, кроме магазина «Библио-глобус», который с какой-то гримасой отверг эту книгу.

Д. НАДИНА: Вы их в либералы записали?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Скорее всего, да. Я думаю, что там были политические соображения. Все остальные московские и не московские магазины её взяли, и она будет доступна в самое ближайшее время. Приобретайте, приходите на презентации.

СЛУШАТЕЛЬ: Не кажется ли вам, что наша демократически настроенная часть общества, которая осуждает украинские действия России, она де-факто сейчас является соучастником этим всех преступлений, которые там творят? Ни от Навального, ни от кого я не слышал осуждения конкретных фактов, ни разбойных нападений, ни убийств детей, женщин, вообще ничего, что делал бы Аваков или Порошенко. Сейчас для всех очевидно, что такие факты имеют место быть, но никто из этой демократической общественности ни разу публично их не осудил. То есть, они соглашаются, что всё нормально?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Они мало того, что соглашаются, фактически, действительно речь идёт о соучастии. Почему? Потому что каждый раз, когда со стороны России идёт реакция остановить эти преступления, остановить убийц, остановить издевательства над людьми, и т.д., тут же раздаётся громкий вой нашей оппозиционной общественности: «Руки прочь от Украины». То есть, фактически за что был этот «Марш мира», который мы всё вспоминаем? По счастью, на него дали хороший ответ. В прошлую субботу была панихида на Поклонной горе. Я туда пришёл, ко мне подходят люди, спрашивают: «А вы выступать будете?» «Нет, я сюда пришёл не оратором, я пришёл как гражданин». И огромное количество моих друзей просто пришли туда сами, по своей инициативе, как граждане, а потом долго хохотали над построениями нашей либеральной общественности в интернете, что якобы раздавали за участие 1500. Я в конечном счёте к ним просто стал приставать в твиттере с вопросом: «Где мои деньги?» Мне почему-то ответа не дали. Потому что, действительно, собралось очень много людей, очень много искренних и переживавших людей, и эмоциональное впечатление было не менее сильное, чем от этого «Марша за мир». Но о чём все этим «марши за мир»? Они о том, что уберите руки России от карателя в тот момент, когда он мучит жертву. Что это не уберите руки карателя от жертвы. Вот он насилует женщину в донбасском селе, к нему не приходит Быков и не говорит, что а ну-ка, остановись немедленно. Этот, пожалуй, ещё и сам примет участие, потому что у меня, в отличие от вас, очень плохое мнение об этом персонаже. Зато когда приходит российский доброволец, российский военный, российский полицейский, следователь, кто-то, кто может остановить это, тут же ему на шею бросаются всеми своими 100 с лишними килограммами они, и начинают кричать: «А ну, убери руки немедленно, руки прочь от Украины, не втягивайте нас в войну». Понимаете, да, это соучастники, это действительно соучастники убийства. Это надо чётко понимать. Я очень сочувствовал демократическим протестам, когда они были в 2011 году. Не потому, что я большой сторонник либерализма, а потому что я считаю, что да, действительно, выборы должны быть свободными, нужно больше участия граждан в политической жизни, не формального, а фактического, реального. Но я теперь с ужасом думаю, что не дай Бог, тогда бы в Москве события пошли бы по майданному сценарию, и в руках вот этих людей, для которых растоптать жизни как они называют ватников и колорадов на Донбассе, это ничто. Они точно так же поубивали бы нас бы с вами здесь.

Д. НАДИНА: С другой стороны, десятки, тысячи людей, которые выходили в 2011 году на Болотную и на Сахарова, там не было таких точных лидеров, которые могли бы возглавить протест. Поэтому протест и не получился в России, потому что не было лидеров, а были просто люди, которые хотели честности и справедливости.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Скажем, культ Навального был огромный. Как бы до тех пор, как он радикально не разошёлся с народом по вопросу Крыма, когда ещё побежал в «Нью Йорк Таймс» с доносами на кого именно из олигархов нужно произвести изъятие их богатств, до тех пор, в общем, очень многие его уважали.

Д. НАДИНА: Он оказался не последовательным. Казалось, он должен быть за то, чтобы Россия прирастала территориями.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Понимаете, когда человек реально, полностью зависит от внешнего финансирования и от внешних организационных ресурсов, то его последовательность, на самом деле, просто работать чётко по требованию заказчика, она выглядит с внешней стороны как последовательность.

Д. НАДИНА: Я платёжки не видела.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я не первый год замужем, как говорится. Я не первый год в нашей политической системе и в формальной, и в не формальной. Так что, грубо говоря, кто от кого и как зависит, более-менее знаю. Эти люди показали, что в данной ситуации они действительно 100% заложники тех внешних сил, которые их в своё время создали.

СЛУШАТЕЛЬ: Представьте, если бы Донецк и Луганск не взяли оружие? Пришла власть, как у нас в 1991-1993. Они бы пошли в Киев людей убивать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Хороший вопрос. Реплика из серии «расслабься и получай удовольствие». У тебя в стране производят государственный переворот, делают так называемую революцию. В ходе революции один из главных лозунгов был, как известно, «спасибо жителям Донбасса за президента» дальше в рифму. То есть, понимаете, эта революция с самого начала на майдане шла чётко под лозунгами мочить Донбасс. Они прекрасно понимали, что будут мочить. Да, разумеется, они взяли оружие. Разумеется, они решили сопротивляться. Понимаете, фактически то, что вы предлагаете не брать оружие, и тогда вас никто убивать не будет, как бы будут, но тихонечко убивать, будут убивать без вашего сопротивления. Жертву убивают, когда она не сопротивляется, это же тихо, интеллигентно обычно выглядит, нет ни криков, ни кровищи по стенам, ничего. Всё тихонечко, так чик, и нету. Понимаете, вот эта тема: «Что вы, взяли, решили сопротивляться и начали кричать на весь свет, когда можно было бы дать тому же «Правому сектору» вас тихонечко чик» - это цинизм. И к вопросу о том, как всё просто получается, да, они плохие, да, мы хорошие – да, они плохие, да, мы хорошие. Выучите это наизусть.

Д. НАДИНА: У нас немножко странные внутренние российские новости приходят. Во-первых, базовый тариф ОСАГО растёт, на 30% поднимают. Во-вторых, Центробанк поднимает ставку по ипотеке на 0,5%. И говорят, что с санкциями это не связано. В-третьих, материнский капитал якобы хотят отменить, потом поднимается буча в интернете, говорят, что не хотят ничего отменять. У нас в социальном плане не всё гладко и спокойно.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Мы с вами обсуждали неделю назад, что мы расплачиваемся за две вещи: за потерю темпа, за то, что все вопросы на Украине можно было решить быстро, блицкригом за весенние месяцы, так что уже к лету ситуация начала бы нормализовываться, и мы вместо того, чтобы как сейчас разгребать последствия санкций, вели бы с Западом разговоры о тех условиях, на которых они эти санкции отменят, потому что победителя, как известно, не судят. Во-вторых, мы расплачиваемся за то, что наша финансовая система оказалась заложником теснейшей интеграции в западный рынок, за то, что мы оказались заложниками американской федеральной резервной системы. Они начали придавливать к земле нефть, они начали давить наши банки, и, понятное дело, что наша финансовая система, которая полностью завязана на Запад, поплыла. И начинаются разговоры о том, где бы как бы на чём бы и как бы сэкономить. Мне представляется, что экономить надо прежде всего на нашем олигархате, а никак не принимать законы о том, что всякому олигарху, у которого что-то изъяли на Западе, нужно компенсировать это за счёт бюджета. Потому что это откровенно циничный закон. Понимаете, грубо говоря, те, кто потребует подобной компенсации, их, честно говоря, проще выводить из активного оборота, чем им что-либо компенсировать. То есть, покупать такими средствами лояльность наших олигархов, чтобы они не шатали здесь нашу властную вертикаль.

Д. НАДИНА: Они способны это сделать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Знаете, я никак по другому не могу объяснить этот закон, что если это вообще просто за счёт бюджета как добрым дяденькам им компенсировать не из опасения вреда какого-то с их стороны, а просто потому, что как-то нельзя с ребятами так, это вообще цинизм. Потому что мы-то платим. Надо понимать очень чётко, что мы платим не за Крым, не за нашу позицию на Донбассе и т.д., мы платим за медленность и за трусость, за то, что мы эту позицию не провели жёстко, резко и в полном объёме. А что касается материнского капитала. Его отменять ни в коем случае нельзя. Я это вам скажу как человек, который сам им воспользовался.

Д. НАДИНА: Вы на какие нужды потратили?

Е. ХОЛМОГОРОВ: На ипотеку. Дело в том, что я очень часто слышал такие реплики в основном от москвичей: «Да это что, это же какие-то копейки. Всё равно это ничего не значит». Дело в том, что слава Богу, несмотря на то, что у нас в Москве живёт чудовищные 9% населения страны, просто неприлично, хочется рассчитать на первый-второй, и второй куда-то выпереть. Но для нас, провинциалов, как для меня, живущего за 101-м километром Москвы, для людей, которые живут в центральной России, в Сибири и т.д., эти деньги огромные. И когда их засчитываешь в ипотеку, это действительно очень серьёзно её облегчает. Соответственно, это реальный вклад в обеспечение жильём и нынешнего поколения, и того будущего поколения, которое приходит к нам на смену. Им реально есть где жить. Соответственно, понятное дело, что есть у нас очень странные регионы, где маткапитал фактически полагается каждому второму, а с другой стороны начался рынок обналичивания этого маткапитала.

Д. НАДИНА: Любопытная история. Посадки уже были, но люди всё равно активно пытаются. Не боятся, идут обналичивать, потому что денег не хватает.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я не думаю, что дело в том, что денег не хватает. С одной стороны, у одних всё нормально более-менее с жильём, а с другой стороны, это же приличные наличные деньги.

Д. НАДИНА: А в пенсию как-то странно вкладывать.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я считаю, что в этом смысле, может быть, единственное, что нужно сделать – это отчасти дифференцировать маткапитал по регионам. Есть регионы с положительной демографической динамикой, где вот такая интенсивная поддержка не нужна. Есть регионы с абсолютно отрицательной демографической динамикой, где никаким другим способом очень часто людей простимулировать, кроме как просто дав им возможность вложить эти деньги в ипотеку, и чтобы этому ребёнку было где жить, невозможно.

Д. НАДИНА: Другими словами, вы для северного Кавказа предлагаете отменить?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Не обязательно. У нас и за пределами северного Кавказа полно регионов, где люди не нуждаются в дополнительной стимуляции для деторождения. А у нас есть северо-запад, где просто чёрная воронка. Там реально происходит депопуляция населения. Понятно, если на севере, где в принципе переходят от постоянного заселения к вахтовому методу, это происходит, но северо-запад это достаточно цивилизованные места. Но при этом там реально воронка, там людей нужно реально стимулировать, чтобы они, во-первых, там рожали, во-вторых, там оставались, чтобы они оттуда не уезжали. Когда у тебя есть жильё - это определённая привязка, которая тебя побуждает оставаться в Сыктывкаре, например, или в Салехарде. Без этой привязке оттуда разъедутся очень быстро.

СЛУШАТЕЛЬ: Ваш гость говорит, что никак не повлияло на нас в экономическом плане присоединение Крыма. Откуда выплачиваются пенсии жителям Крыма на данный момент? Я думаю, вряд ли из Украины.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Совершенно непонятно каким образом то, что пенсии жителям Крыма выплачиваются из российских пенсионных денег, повлияло на вас. Там не так много населения. Там не так много пенсионеров. Там огромная часть работающего населения. Там огромный рекреационный потенциал территории, которая просто восстанавливает здоровье. Мне за этот год, если сравнить меня в марте и сравнить меня в сентябре, это два разных человека. То есть, уровень восстановления здоровья в Крыму совершено огромен. Это значит, что мой личный производственный потенциал очень серьёзно вырос. Точно так же, я думаю, дело обстоит со всеми теми, кто туда приезжает. Я не так давно летел с Сахалина, и я видел, что огромное количество людей, там достаточно тяжёлый климат, там тоже море, но совершенно другое по температуре, они просто выходят вместе со мной из самолёта, и все уходят на трансфер в сторону Симферополя. Они не в Москву летели, они летели именно в Крым. Понимаете, эти люди вернутся к себе на Сахалин, и будут гораздо более продуктивно работать в нашей нефтегазовой отрасли, в нашей отрасли в рыбном хозяйстве, от которого мы в связи с теми же продовольственными эмбарго гораздо больше зависимы. То есть, другими словами, экономический эффект Крыма не ограничивается тем, что туда потратили какое-то количество денег на пенсии. Тот восстановительный эффект, я уж не говорю, что там серьёзное сельскохозяйственное производство, не говорю о том, что там приличное нефтегазовое производство. Мне как раз не нравится вся эта тема с нефтегазовым производством в Крыму. Мне кажется, любые экологические риски там должны быть исключены. Но хотя бы его рекреационный эффект такой, что он серьёзно в течение нескольких лет, как только мы сможем туда доставлять не только через паромную переправу, самолётом, но и более надёжным путём, через мост, может быть, в итоге события в Новороссии приобретут тот характер, что туда пробьют коридор, гораздо более количество населения, он просто реально скажется на ВВП. Потому что одна из главных проблем сейчас в нашей экономике – это то, что мы банально болеем, рано умираем, плохо себя чувствуем, плохо работаем, а это, в частности, одно из следствий северного эффекта, того, что реально за вычетом каких-нибудь полётов в Турцию и Египет, нашему человеку негде нормально привести себя в порядок.

Д. НАДИНА: Левада-центр провёл опрос, согласно которому больше половины граждан России не хотят того, чтобы опускался железный занавес, хотят иметь возможность выезжать за границу. Получается, что едва ли не половина населения страны не против, чтобы сдать загранпаспорта.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я думаю, что это касается прежде всего тех, у кого их нет, и кто реальной возможности поехать куда-то не имеет. Грубо говоря, постановка вопроса о железном занавесе совершенно неправильная. То есть, проблема не в том, что наши граждане туда ездят. Проблема в том, чтобы нас не шантажировали этим фактом. Проблема в том, чтобы дать понять нашим западным «партнёрам» то, что шантажировать нас этим фактом абсолютно невозможно. Да, с удовольствием я слетаю в Вену, Берлин, Рим, куда-нибудь ещё. Такая возможность должна быть. Но если на въезде от меня полиция Евросоюза потребует: «Дайте нам подписку, что вы не признаёте Крым частью России», скажу: «Да пошли вы».

Д. НАДИНА: Согласитесь, пока у нас государство запрещает силовому блоку выезжать.

Е. ХОЛМОГОРОВ: С силовым блоком всё сложнее. Я общался с людьми на эту тему, что в принципе, им можно, но только по предварительному согласованию. То есть, они должны чётко написать куда они в этом отпуске собираются. И там, прежде всего, имеется запрет на те страны, которые, например, в случае начала военных действий, крупного военно-политического кризиса могут схватить всех этих представителей силового блока, и массово отправить в Гуантанамо. Мы не очень хотим, наверное, чтобы сотрудники министерства обороны, или МВД, или ФСБ оказались в этой ситуации задержанными, отправленными в США. То есть, это разумная предосторожность.

http://www.rusnovosti.ru/programms/prog/299385/344027/
Subscribe

  • Мои твиты

    Вс, 23:35: Посмотрите видео от Егор Холмогоров! #TikTok https://t.co/RYWF8iYVfv Трехминутка поэзии. Николай Языков. К ненашим.

  • Мои твиты

    Пт, 17:09: Сайт 100 книг и ваша поддержка https://t.co/ULmd73vk64 Пт, 19:08: Дал День ТВ интервью о русской идентичности, Русском…

  • Сайт 100 книг и ваша поддержка

    Друзья, с некоторым занудством напомню, что сайт "100knig.com" и связанные с ним проекты - видеоканал и подкаст существуют исключительно при вашей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments