Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Эфир на РСН от 23 октября

23.10.2014 | 20:03
Без вопросов

В гостях: Егор Холмогоров

В студии: Камиль Фаткуллин, Александра Красногородская

К. ФАТКУЛЛИН: В Студии — публицист Егор Холмогоров. Начнём с одной из главных тем: авиадиспетчеры пришли сегодня к нам в холдинг рассказать о своих проблемах. Говорят, что причина трагедии в аэропорту «Внуково» кроется в сбое работы локатора воздушной гавани. Это не человеческий фактор, виноваты технические проблемы. Дальше подробно нам рассказали, что закупают во «Внуково» самое дешевое оборудование. Ваша позиция, Егор?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Аэропорт «Внуково» для меня вообще был некоторый загадкой. Я живу за 101 км от Москвы по Киевскому шоссе, то «Внуково» был бы для меня самым удобным аэропортом. Но оттуда вообще непонятно, что летает. Непонятно, для чего существует этот аэропорт как общегражданский. Потому что если мне надо куда-то лететь, я всё время утыкаюсь либо «Шереметьево», где всё хорошо, красиво и удобно, но от меня далеко. Либо в «Домодедово», где не всё хорошо, красиво, удобно, но выбора нет. А куда полететь из «Внуково» - я практически за это время жизни недалеко от него так ни разу и не понял. Возникает вопрос уже к стратегии развития аэропорта. Сегодня мы выясняем, что плюс к этому там какое-то самое дешёвое оборудование, что там какие-то проблемы с безопасностью, организацией. Вряд ли эти проблемы распространяются только на тот сектор, где гражданская авиация, которым летел господин Маржери. Я думаю, что на большие тяжёлые самолеты всё те же проблемы точно также распространяются. Значит, что мы можем в любой момент получить там крупную авиакатастрофу уже с сотнями погибших.

К. ФАТКУЛЛИН: За полминуты до вылета Falcon там как раз Boeing взлетал, там было больше ста пассажиров.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Совершенно верно. Если бы тоже самое случилось с Boeing, может быть это было бы политически менее громкое дело, потому что там не погиб бы директор крупной транснациональной компании. Но по жертвам это была бы чудовищная совершенно история. А мне тоже представляется, что дело не в пьяном снегоуборщике, хотя вполне возможно, что человек был пьян, что его нельзя было выпускать в таком состоянии на работу. Но это значит, что если он оказался в это время в этом месте, то помимо исключения конспирологически фактора диверсии, который мне представляется при таком стечении обстоятельств мало вероятным. Хотя,как говорил Сталин, что если случайность имеет политические последствия, то к ней надо присмотреться. Тем не менее, пока мне это представляется крайне маловероятным. Но то, что там точно есть - это то, что у крупного аэропорта, который к тому же обслуживает правительственные самолеты, явно не в порядке система управления службами этого аэропорта. Помимо прочего означает, что не бывает такого, что трещина только в одном месте. Если дело доходит до катастрофы, значит действует принцип дырок в сыре, значит этих дырок там уже много. Есть ли этих дырок много, что это значит? Это значит, например, угроза теракта. Это значит, например, что в какой-то момент они точно также пропустят человека со взрывчаткой на борт самолета, что-то ещё произойдет. Соответственно, либо эта система работает более менее в штатном режиме, либо нет. По «Внуково» мы обнаружили, что он работает во внештатном режиме, и что с учетом опять же того факта, что там летают первые лица государства, ситуацию надо менять в корне и жёстко.


К. ФАТКУЛЛИН: Сегодня задерживали диспетчеров и не задерживали никого из руководящего состава. Гендиректор аэропорта «Внуково» ушёл в отставку.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Отставка - это само по себе ничто, равно как и гендиректор сам по себе ничто. Здесь нужно просто принимать комплексную программу переоборудования аэропорта.

К. ФАТКУЛЛИН: Что значит ничто? Гендиректор, который ушёл в отставку, снял с себя всю ответственность?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Человек, который придёт на его место, столкнётся с теми же проблемами. Если у аэропорта нет средств на то, чтобы эти проблемы решать, создать, например, действительно грамотную систему контроля передвижения и управления, чтобы невидимые снегоуборщики не ездили по лётному полю. В этом случае получается, что этот аэропорт по факту технический банкрот. Если у них есть такие средства, они должны это сделать. Если скажем, «Внуково» не может обеспечить адекватный уровень безопасности, тогда возникает вопрос, а почему тогда правительственные рейсы летают там? Что у них там какие-то особые диспетчеры, у них особые снегоуборщики, но все остальные службы, скорее всего, те же самые. Очень не хотелось бы узнать, что у нас в стране какие-то крупные политические перемены из-за выехавшего снегоуборщика. Это неправильно.

К. ФАТКУЛЛИН: После этой ситуации правительственные рейсы должны прекратить обслуживаться во «Внуково»?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Как минимум нужно принять какие-то твёрдые меры для контроля над этой ситуацией. Нужно ещё десять раз всё проверить, и на каждом опасном участке нужно поставить дополнительный контроль.

К. ФАТКУЛЛИН: Вы не ответили по поводу руководителя, топ менеджмента «Внуково». Если они берут на себя ответственность руководить этим предприятием, несут ли они ответственность за безопасность? То, что он ушёл в отставку и всё?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если выяснится, что это ответственность есть, я думаю, что и в итоге это перейдет к более жёстким репрессивным мерам. Я не думаю, что отставка - это конец истории. За последнее время, после авиакатастрофы в Казани и ещё где-то была крупная авиакатастрофа, там довольно многие садились. Кажется, не на очень большой срок, но садились многие.

К. ФАТКУЛЛИН: 77-ой пишет: «Из «Внуково» летал в Нальчик, Махачкалу, Красноярск, Краснодар». Я бы добавил, что я тоже летал в Будапешт через этот аэропорт. И один раз у меня вылет сорвался, потому что маячок какой-то не работал в аэропорту. Не принимал и не отправлял рейсы. Егор, я вижу, что вы ретвитнули сообщение с Украины про обстрел Донецкой области. Что за информация такая?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Судя по всему, действительно то, что прогнозировалось с самого начала перемирия после Минских соглашений в начале сентября, то и происходит. Это перемирие было фактически использовано украинскими войсками для перегруппировки, для переоснащения, для переподготовки своих войск, перепланировки каких-то направлений ударов. И сейчас Украина переходит в полномасштабное наступление на Донецк.

К. ФАТКУЛЛИН: Почему это делается перед выборами?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вопрос в том, почему это делается непосредственно перед самым днём голосования? Я думаю, что это делается потому, что организаторы этого наступления прекрасно понимают, что в конечном счёте оно провалится. Но при таком хорошем массированном напоре в первые три дня они смогут где-то помахать какими-то флагами из серии того, что подняли украинский флаг над окраиной, на многоэтажке в Донецке. И соответственно, это перемога. А раз перемога, значит, голосуйте за блок Порошенко. Поэтому наступление начинается практически непосредственно перед голосованием, поскольку они рассчитывают на то, что на пару дней запасов их бронетехники хватит.

К. ФАТКУЛЛИН: Скажется это на результатах выборов?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Какие-то незначительные изменения это внесёт в расклад голосования. Хотя по моим ощущениям, фактически всё голосование за Порошенко в мае было сфальсифицировано. Там присутствовали цифры, которых не было и не могло быть в тех регионах в то время. И соответственно здесь результаты выборов в Верховную Раду будут прежде всего относиться к урокам рисования, а не к урокам математики.

К. ФАТКУЛЛИН: И наступление на Донецк может в этом помочь. Люди будут отвлечены.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Совершенно верно. Ещё раз сплотимся перед военной угрозой. А то, что выиграла партия Порошенко как-то странно, но наша задача - поддержать президента. Меня очень мало интересует судьба политического образования с названием Украины и выборов там. Меня интересует судьба Донецкой и Луганской народных республик, то есть насколько они смогут отразить это наступление, насколько безопасна будет жизнь граждан, которые сейчас находятся в зоне боевых действий в Донецке, в окрестных сёлах и городах. И какие это будет иметь политические последствия, потому что всё-таки опять же на России лежат определённые моральные обязательства. Мы выступили фактически гарантом этого перемирия. Это перемирие Украины постоянно нарушалось. Оно просто непрерывным потоком нарушалось. Главный вопрос, который ставил Путин в связи с этим перемирием ещё в конце августа, это чтобы прекратили обстреливать жилые кварталы из тяжелого вооружения. Всё это перемирие затевалось прежде всего ради отвода тяжелого вооружения за границу зоны поражения. Сейчас на Донецк не только обрушится, уже обрушился шквал огня. Уже сейчас непосредственно его обстреливают фосфорными боеприпасами, там уже опять всё горит, там уже опять люди с ожогами. Фактически Украина саботировала даже самое главное из этих условий, самый минимум тех требований, которые к ней были предъявлены. Прекратите стрелять из чего попало, из артиллерии по жилым кварталам и по гражданским людям. Моя точка зрения состоит в том, что Россия в этой ситуации должна вмешаться максимально интенсивно и наконец-то всё-таки украинскую армию привести в такое состояние, чтобы она больше мирному населению угрожать не могла.

К. ФАТКУЛЛИН: Вы говорите Россия должна, а Россия это сделает?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Не могу заглянуть в то, что думают сейчас первые лица нашего государства, но мне кажется, есть определённые моральные обязательства с нашей стороны. Есть определённые технические возможности.

К. ФАТКУЛЛИН: Намерение в глазах читается?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Думаю, что да. Я боюсь в данном случае ошибиться, но мне кажется, что ничем хорошим в итоге для украинских вооружённых сил это наступление не закончится. И мне кажется, что уже совершенно очевидно, что в следующий раз ни о каком перемирии, при том условии, что они будут стоять на окраинах Донецка, речи идти не может. Они должны быть отодвинуты за десятки, лучшие за сотни километров от крупных городских центров, где-нибудь далеко в поле пусть граница проходит. Я бы вообще предпочёл, чтобы она проходила где-нибудь по Днепру. Но здесь уж как получится. По крайней мере, устранить ту угрозу, которая сейчас есть. Пообещали по мирным жителям не стрелять. Вместо этого Донецк каждый день теряет примерно 10 человек мирных граждан.

К. ФАТКУЛЛИН: Власти Народной Донецкой республики заявили, что украинская армия в ближайшее время готовит масштабное наступление на Донецк. По данным город собираются атаковать сразу с четырех направлений. Премьер-министр ДНР Александр Захарченко рассказал, что Киев изначально не собирался соблюдать Минские соглашения и пошёл на договор о перемирии с целью перегруппировки войск, в общем, то же самое, что и вы сейчас сказали.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Самое главное, не превратить эту историю в сказку про белого бычка, то есть в случае если украинское наступление действительно начнётся и будет отражено, ни в коем случае нельзя, как это было в августе останавливаться на тех рубежах, которые были достигнуты на момент начала наступления. Их нужно отодвигать - чем дальше, тем лучше.

К. ФАТКУЛЛИН: Одна из основных тем, которую сегодня затрагивает в заявлениях Сергей Иванов, дороги — это извечная проблема. У нас всегда было плохо с этим.

Е. ХОЛМОГОРОВ: В области гражданской авиации в России всё всегда было совсем неплохо. Мы одни из стран-пионеров в области гражданской авиации. Для нашей страны это направление приоритетное, потому что у нас огромные расстояния, огромное количество труднодоступных по суши территорий. А также территорий, недоступных вообще по суше — типа Сахалина и Курил. В тот же Якутск, Магадан, Петропавловск-Камчатский тоже основной транспорт - авиация. Да и в места гораздо более близкие из-за огромных размеров нашей страны зачастую самолетом лететь удобнее. С Крымом опять же с учётом постоянных штормовых предупреждений, пробок на паромной переправе, то же авиация является основным средством связи. В воздухе не бывает грязи, распутицы. Нет тех проблем климатических, из-за которых в России дороги плохие. Соответственно, у нас очень должна быть развита авиационная инфраструктура. Это значит, что из каждого областного центра, из каждого крупного города должен быть протянут воздушный мост. Причем не в один регион типа Москвы, а в несколько крупных регионов. У нас должна быть огромная авиационная сеть по всей стране, причем работающая надёжно и безопасно. Потому что авиационная безопасность должна быть в приоритете. Понятно, что реально авиакатастрофы уносят гораздо меньше жизней, чем автомобильные катастрофы, чем катастрофы на любом другом виде транспорта. Но аэрофобия - естественная вещь, она у меня тоже есть. Потому что ты прекрасно понимаешь, что если с самолётом в воздухе что-то случится, то как говорят, в воздухе ещё никто не оставался. Соответственно, люди по понятным причинам боятся летать, и сейчас это дорого. У нас это должно быть дешевле и при этом надёжно.

К. ФАТКУЛЛИН: Телеведущего Евгения Киселёва задержали в украинском аэропорту Борисполя, продержали два часа в зоне для депортации. Евгений Киселёв - гражданин России. Давно уже работает в Киеве, ведёт там на украинском телеканале «Интер» свою программу. Отказались выпустить на территорию Украины, обещали его депортировать. Позднее пришло уточнение, что ошиблись. Речь шла о другом Киселёве, действительно, Дмитрий Киселёв — руководитель агентства «Россия сегодня». Перепутали Евгения с Дмитрием, говорят, что у них одинаковые фамилия, имя и отчество.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Они не родственники даже, как говорится, не однофамильцы.

К. ФАТКУЛЛИН: Не будем мы братьями ни по отцу ни по матери.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это очень смешно, что Евгений Киселёв, который истерически антироссийский, антипутинский деятель, который тут заявил что ему стыдно иметь российский паспорт и заявил, что хочет получить украинское гражданство, но вот видимо ещё до сих пор не успел. Попал под эту раздачу на границе именно он.

К. ФАТКУЛЛИН: Может быть, кто -то из пророссийских сотрудников аэропорта решил пошутить?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Не обязательно из пророссийских. Как и все украинские журналисты, он находится на содержании у какого-то одного олигарха, потому что там всё чётко поделено между мафиозными кланами. Скорее всего, он поддерживает какую-то там сторону в предвыборных баталиях. Я деталями не интересовался, но вполне возможно, что представители другой олигархической группировки просто-напросто решили в данной ситуации на него наехать и его потравить. А способ выбран действительно очень забавный и зачётный. Вопрос в том, куда он ездил.

К. ФАТКУЛЛИН: Из Лондона.

Е. ХОЛМОГОРОВ: В Российскую Федерацию он не ездил. У меня уже был готов риторический вопрос, а что это его отсюда выпустили? Потому что человек ведёт систематическую подрывную деятельность против Российской Федерации до сих пор, пока ещё не отказался и имеет российский паспорт. Это вопрос, скорее, к нашей службе безопасности, чем к украинской.

К. ФАТКУЛЛИН: Это как вопрос о биологическом разнообразии: пусть будет и то, и другое.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Биологическое разнообразие, конечно, хорошая штука. Я тут обнаружил забавную новость, что экологи переживают по поводу, извиняюсь, лобковых вшей, что они гибнут и им не остаётся места на Земле. И надо их каким-то образом спасти. Но мне кажется, что никто не захочет их спасать на своём теле. И здесь точно так же, есть люди, которые просто откровенно били в спину нашей армии, нашим солдатам в 90-е годы в Чечне, вели работу на уничтожение России, которым просто здесь не место. Пусть он остаётся на Украине. Когда он заявил, что ему стыдно быть гражданином России и иметь российский паспорт, я подумал, слава Богу. Мне так стыдно было быть гражданином этой страны вместе с Евгением Киселёвым, хотелось бы поскорее это положение изменить.

К. ФАТКУЛЛИН: Сегодня власти Москвы отказались согласовывать «Русский марш». Они объяснили, что организаторы акции сами не могут выбрать маршрут, который бы их устраивал. Националистическая организация «Русский» подавала заявку в мэрию 21 октября, предложили около десятка маршрутов, эту новость наши слушатели назвали одной из главных сегодня. Почему мэрия не разрешила «Русский марш»?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это вопрос сложный, потому что я участник самого первого «Русского марша» в 2005 году. Я участвовал в прошлом году, в этом году я идти на него не собирался, потому что его организаторы по-русски меня не вполне устраивают. В течение этого года уже появились шутки, что его надо переименовать в «УПО-украинский». Внезапно люди, которые говорили, что мы русские националисты, мы за русских, начали говорить, что они в конфликте Украины с русскими, когда фактически украинские власти пытаются уничтожить русских и произвести культурный геноцид, местами переходящий в физический, и русские люди против этого сражаются и сопротивляются, неожиданно со стороны некоторых русских националистов последовала реакция в духе «мы не с вами, мы с Украиной». С Украиной — значит перепишись в украинские националисты, больше русским националистом не называйся. При этом в «Русском марше» по традиции собирались одновременно участвовать совсем другие люди, в частности, национал-демократы, которые наоборот поддерживают Новороссию всеми силами, всеми своими возможностями собирают помощь, проводят политические акции в поддержку, посылают добровольцев. Я не очень мог себе представить, в моём сознании не укладывалось, как две абсолютно разные и противоположные по своей идеологии структуры, а надо понимать, что на сегодняшний момент этот вопрос о Новороссии для русского национального движения главный. Все прочие вопросы, вопросы миграционной политики, вопросы борьбы с преступностью тоже важны. Мне говорят, что вы всегда боролись с мигрантами, с их преступлениями, а сейчас у вас только одно слово Донбасс, что в других случаях вам не важно, что русских убивают? Мне важен каждый случай, ну давайте просто посчитаем с калькулятором, сколько за последние полгода погибло людей у нас здесь, а сколько погибло там.

К. ФАТКУЛЛИН: Виталий Милонов приехал в Донецкую народную республику на автомобиле, пересёк российскую границу, везёт гуманитарную помощь - два грузовика тёплых вещей, продуктов и медикаментов, собранных в Петербурге. Граница такая - уже не существующая, её так легко пересечь?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Почему она несуществующая? Сейчас она вполне реально хорошо организована. Там есть с российской стороны - российские пограничники, с украинской стороны - уже бывшей украинской стороны, а теперь со стороны Донецкой и Луганской народных республик - это ополченцы, причём они уже сформировали свою погранслужбу.

К. ФАТКУЛЛИН: А какие штампы они ставят?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Штампов не ставят, фактически ты уезжаешь из России в общем в никуда. Но это нормальный вариант, потому что если бы они ставили штамп, то вполне возможно, что европейские или американские пограничники тех же самых людей с этими штампами как-то задерживали, предъявляли бы обвинение в терроризме. Так что отсутствие штампов — ничего плохого. То есть какое-то время назад наши пограничники очень активно тормозили гуманитарную помощь ополчению. Понятное дело, не оружие, об этом вообще через границу речи нет, а тёплые вещи, всевозможные подручные средства и так далее. Говорили, что мы боимся ОБСЕ, боимся претензий. Это было очень плохо, потому что сейчас зима, сейчас ополчение нуждается в тёплых вещах, и когда это тормозили, это создавало людям опасность обморожения. В последние дни ситуация нормализовалась. Сейчас пропускают более-менее нормально, но вообще хотелось бы призвать наши погранслужбы относиться с сочувствием к тем мирным грузам, которые отправляются для ополчения, не ставить препятствий, потому что эти люди защищают мирных жителей от того, чтобы их не убивали с помощью артиллерии.

К. ФАТКУЛЛИН: Дискуссионный клуб «Валдай» открылся в Сочи. Эксперты этого клуба позитивно оценили развитие России в прошлом году. Такой доклад был опубликован сегодня на полях проходящего в Сочи клуба. И сегодня же эксперты разошлись в оценке того, что происходит сейчас и в оценках динамики развития России в этом году. Насколько нам важно следить за тем, что происходит на «Валдае», о чём там говорят эксперты? Вы следите за этими новостями?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Не очень слежу, потому что меня туда не зовут, при том, что можно было бы позвать. Меня на какой-то один из форумов ещё в 2009 году позвали, но меня почему-то зарубило ФСО, сказав, что я якобы могу представлять опасность для президента. Тогда им был Дмитрий Медведев. Через несколько дней после этого Медведев встретился совершенно спокойно за границей с Олегом Кашиным, который одно время с нацболами в акциях участвовал, вообще человек достаточно боевой. И я не понял, в чём была причина тогда наезда на меня? Немножко обиделся, скажем так. Никакой угрозы, честное слово, не представлял. Но по сути обсуждать это все важно и нужно. Нам нужно определиться с новой идеологией нашего государства. Потому что идеология, основанная только на том, что у нас стабильность, экономическое процветание, зарплаты платятся — она не вполне адекватна сегодняшнему дню. Очевидно, что у нас серьёзная торгово-экономическая война с Западом, в которой рядовой гражданин несёт определённые экономические потери.

К. ФАТКУЛЛИН : Сегодня Эдуард Лимонов - как раз по поводу того же Валдайского клуба - комментировал сюжеты, которые он смотрел по телевизору. Говорит, что неожиданно для него было увидеть в зале среди слушающих речь Владимира Путина - усатого Геннадия Гудкова, Ксению Собчак с обворожительной улыбкой, Ирину Хакамаду он тоже там увидел и удивился. Если они там сидят и слушают выступление Путина, значит, их туда позвали и значит, что они согласились. Это не размывает сам клуб?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вы мне давите на больную мозоль. Я не понимаю смысл присутствия там Гудкова, который вообще не является политическим экспертом. Это политический функционер, отставной депутат и так далее. Экспертом он не является. Мне остаётся только развести руками. Понятно, что у всякой власти должен быть диалог с оппозицией. Но наша власть чрезмерно увлекается порой диалогом с оппозицией в ущерб диалогу с теми людьми, которые её искренне по принципиальным стратегическим вопросам поддерживают.

К. ФАТКУЛЛИН: Чего не хватает?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Не хватает всего. Проблема состоит в следующем. Эту ошибку сделала ещё наша царская власть, за что жестоко поплатилась. Она очень долго заигрывала с оппозицией. Наводила мосты, следила за тем, чтобы её не обидеть и не ущемить, при этом людей, которые поддерживали её искренне, не видела в упор. Зачем прилагать какие-то дополнительные усилия, мало того, ещё и принцип российской бюрократии в течение всего 20-го века — и царской, и советской, и нынешней — состоит в принципе «нам энтузиасты не нужны». Если вам это не поручали, то значит, вам это и не надо делать. Сейчас я сталкиваюсь с этим, когда общаюсь с чиновниками и крупными политическими экспертами. У них звучит в голосе: «А кто тебе эту Новороссию поручал? Что ты впрягся, что ты с этого имеешь?» Людям не приходит в голову, что можно из убеждений драться за эти интересы? Всё только по поручению. А потом приходят эти самые прикормленные, если не сказать раскормленные Гудковы, Собчак, Макаревичи, Навальные, Ходорковские и прочие. Тыкают, иногда даже довольно лёгенько в нашу вертикаль. И она начинает рушиться. Потому что внезапно выясняется, что всех людей, которые поддерживали её искренне, они поделили на две категории. На тех, кого они обидели, и люди решили больше не высовываться, раз мы не нужны, то справимся сами. И на тех, кто ждёт команды. А команды иногда не бывает либо из-за саботажа, либо из-за дезорганизации, либо иногда просто по времени не успевают. Вспоминаю одно совещание, достаточно высокое - 2008-го года, где большой группе прогосударственных СМИ задавали один вопрос: «Почему вы, когда Грузия напала на Осетию с Абхазией, сутки ждали, прежде чем начать нормально интенсивно работать?" Было понятно, почему сутки ждали: был выходной день. А позвонить, выяснить, что делать? Все ждали отмашки. И тогда мне было приятно услышать, что Холмогоров работал нормально, никакой отмашки ни от кого не ждал. Почему? Да потому что это моя собственная родная и больная тема. И я боюсь, что сейчас с нашим политико-экспертным сообществом происходит то же самое. Есть те, кто по приказу, есть те, кто сами сделают. И есть бесконечно обихаживаемые оппозиционеры, которые воткнут ножик даже не обязательно в спину, иногда просто в живот.

К. ФАТКУЛЛИН: Санкции против России могут не отменить, до окончания президентства Обамы, такое появлялось сообщение. При этом премьер Италии - наш европейский партнёр отметил важную роль России в международных отношениях. Как к нам мир относится? Какой дует ветер, к нам добрее или строже, что происходит?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вопрос в том, что окажется прочнее? Наша экономика, выносливость наших нервов или такая наступательная косность Запада, который подталкивает Америка? Очевидно, что Европа очень негативно воспринимает требование вводить санкции против России. Они отлично понимают, что санкции несправедливы, что повод для них несправедлив. Помимо непосредственного давления на Евросоюз, который объясняется тем, что страны ЕС - это оккупированные страны. На них как в 1945 году появились базы американских войск, так они никуда и не выходили ни из Германии, ни из Великобритании, только Франция от них освободилась. А с другой стороны, им говорят, что если вы признаете прецедент России с Крымом, то значит вас самих ждёт в Европе длительная череда таких переделов собственности. Но они чем дальше, тем больше видят, что второй аргумент — очевидное враньё. Американцы сами вырастили гомункулусов, с которыми никто жить не хочет, что эти гомункулусы ничем не отличаются от какой-нибудь ИГИЛ ближневосточной, которую тоже вырастили американцы. И что Украина в её нынешнем виде является угрозой для всего европейского порядка. Европейцы очень подчёркнуто демонстрируют, что вся эта катавасия, несмотря на их лояльность Америке, им не нравится. Они не хотят платить украинские долги за газ. Притом, что сейчас там по меркам ЕС не очень крупная сумма. Просто они понимают, что если шантажисту заплатишь один раз, то это будет продолжаться бесконечно. Украина будет тянуть из них всё новые и новые средства, продолжая при этом конфликтовать и портить отношения с Россией. Поэтому если мы проявим выдержку на длинной дистанции, если мы будем принципиально отстаивать свою позицию, то это приведёт к тому, что постепенно эта консолидированная позиция Евросоюза начнёт расслаиваться. Там есть ещё один фактор: США обладают тоннами компромата на европейских лидеров.

К. ФАТКУЛЛИН: Насобирали за время прослушивания.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Да, за время прослушивания они собрали тонны компромата. Какого рода компромат? Они очень хорошо знают, кто какими нечестными и незаконными путями финансировал свои избирательные кампании. Это очень серьёзные преступления. И они за счёт этого могут позволить себе давить на правительства. Скажем так, люди, которые очень тяжело скомпрометированы, типа той же Ангелы Меркель, они ходят по струнке. При том, что мы смотрим со стороны с удивлением: лидер крупной державы, канцлер Германии.

К. ФАТКУЛЛИН: Сегодня говорит о том, что нужно разобраться с долгом Украины и может быть даже положить этот вес на европейских налогоплательщиков.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Понимаете, она пытается сопротивляться, но она ходит строем, куда прикажут американцы. Это выглядит несолидно. Есть люди, которых держат гораздо менее крепко, и соответственно, их позиции более свободные. Постепенно этот монолит Евросоюза начнёт превращаться в такой слоёный пирог. А прочность у разных стран в поддержке этой единой европейской позиции против Россия разная. Постепенно начнутся неофициальные договоры том, чтобы как-то двусторонне выйти из режима санкций. В этом смысле для нас главное — выдержка, спокойствие и уверенность в том, что мы стоим на твёрдой позиции и с неё не свернём. Если они почувствуют, что смогут решить свои проблемы и удовлетворить американцев за наш счёт, счёт наших уступок, они это конечно будут делать. Если они поймут, что за наш счёт этот вопрос не решается, они его начнут решать за счёт Украины.

К. ФАТКУЛЛИН: Ещё про деньги: сегодня, когда открылась Московская биржа, Центробанк за первый час торгов потратил 1 миллиард долларов на поддержку рубля. Банк России возобновил масштабные валютные интервенции в связи с падением курса рубля на Московской бирже и при этом опять валюты пробили максимумы. Курс доллара на торгах превысил отметку 41,5, установив исторический максимум. Евро торговался на уровне 52,5 рубля, индекс РТС опустился. Что у нас с экономикой - трещим по швам?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Мы не трещим по швам. Падение курса для нашего бюджета это краткосрочно выгодно. Именно для бюджета, подчеркну, не для нас. Фактически в рублях баррель нефти сейчас стоит столько же, сколько он стоил на максимуме, если не дороже. Он подешевел в долларах, а в рублях он стоит столько же. Это значит, что все формальные обязательства бюджета перед пенсионерами, перед бюджетниками будут выполнены. Поскольку инфляция растёт, формально выплачены обязательства, при всём этом фактически мы с вами станем беднее. Я в последнее время сильно стал беднее, меня много откуда с разных приработок подсократили. Рынок трудовой сжимается. Но пока живы. Мы фактически сейчас расплачиваемся за нашу нерасторопность в течение весны. Мы могли закрыть вопрос противостояния на Украине, за весенние и летние месяцы уже подойти к режиму полноценного серьезного диалога с США и с Европой с тем, чтобы прекратить взаимную экономическую войну. Сейчас нам придётся это переживать. Надо понимать одно, что из этой ситуации есть выход только вперёд. Выхода назад из этой ситуации нет. Если мы будем добиваться своих целей, то рано или поздно с тем фактом, что мы этих целей добились, Западу придётся смириться. Если мы начнем отступать, то сначала одни полностью перекроют нам все возможности по Новороссии, потом начнут отжимать Крым. Потом начнут раскачивать нашу политическую систему, чтобы поставить здесь каких-то более угодных себе политических лидеров. Поскольку мы прекрасно знаем, что за публику они считают в качестве угодных себя политических лидеров, нетрудно понять, что значительная часть нашего общества этого не примет. И закончится всё тем, что мы скатимся в гражданскую войну. Из этой ситуации выхода побеждённым у нас нет. У нас это выход непосредственно в катастрофу внутри России. У нас из этой ситуации выход только победителем.

К. ФАТКУЛЛИН: Ваш прогноз оптимистичный?

Е. ХОЛМОГОРОВ: На сегодняшний момент — да. У меня нет ощущения что в нынешней ситуации всё-таки кто-то собирается сдаваться, что кто-то может быть недостаточно расторопничает. Иногда у нас осторожность слишком перевешивает, но с другой стороны, то, что нам кажется излишней осторожностью, при большем уровне информации кажется осторожностью вполне оправданной. Но потери воли я не вижу. У нас есть некоторое непонимание идеологических целей, потому что когда мы, например, говорим - гражданская война на Украине, получается, что мы лезем в какую-то совершенно другую чужую историю. Когда мы говорим о том, что у людей всё равно неудержимое стремление к воссоединению с Россией — они за это шли голосовать на референдуме. То понятно, о чём это история со стороны России, понятно, за что там сражаются те же ополченцы.

К. ФАТКУЛЛИН: Эбола шагает по Европе, по миру. Боитесь? Кашляющих людей на улице боитесь?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Кашляющих людей на улице не боюсь. С гостями из Африки я как-то редко встречаюсь, при встрече не целуюсь. Об этом сейчас всерьёз говорят наши эпидемиологи, что это не очень значительное для нас заболевание. У нас в стране холодный климат, во-вторых у нас достаточно жёсткий санитарно-эпидемиологический контроль. Как распространяется Эбола в Африке? У них умирает человек, они его хоронят и все обнимаются и целуются.

К. ФАТКУЛЛИН: Хотя бы в этом вы нас успокоили. Спасибо.

Subscribe

  • Мои твиты

    Вс, 23:35: Посмотрите видео от Егор Холмогоров! #TikTok https://t.co/RYWF8iYVfv Трехминутка поэзии. Николай Языков. К ненашим.

  • Мои твиты

    Пт, 17:09: Сайт 100 книг и ваша поддержка https://t.co/ULmd73vk64 Пт, 19:08: Дал День ТВ интервью о русской идентичности, Русском…

  • Сайт 100 книг и ваша поддержка

    Друзья, с некоторым занудством напомню, что сайт "100knig.com" и связанные с ним проекты - видеоканал и подкаст существуют исключительно при вашей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment