Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Вчерашний эфир на РСН. Смотрите или читайте



И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте начнем с новостей последнего часа. Заявление Пушилина пришло с пометкой срочно. Мы ему сразу же позвонили. Он подтверждает новость. А именно ДНР, и ЛНР тоже подключилась, они требуют незамедлительного созыва минской группы с участием ОБСЕ Украины и России. Ждут реакции Киева на это, готовят документ в новой редакции. Эксперты, с которыми мы успели переговорить, говорят, что хорошо было бы, чтобы вообще эти минские встречи носили постоянный характер. И здесь Вам вопрос. Как Вы полагаете, новая встреча будет минской группы? Изменит ли она что-то принципиально?

Е. ХОЛМОГОРОВ: По-моему, нет. Уже понятно, что ни одна из сторон не способна серьезно продолжать переговорный процесс и придерживаться соответствующих договоренностей, потому что ДНР и ЛНР, фактически, это обрезки территорий полноценных республик, и понятно дело, что они заинтересованы со своей стороны в удачном для себя возобновлении боевых действий. А Украина она никуда не денется, она будет стремиться добить эти республики. То есть она тоже в случае благоприятной для себя военной конъюнктуры, каковой пока не наблюдается, и я думаю, никогда наблюдаться уже не будет, она тоже готова в любой момент перейти в наступление. Они время от времени пытаются это сделать. Просто они каждый раз так отгребают от ополченцев, что продолжать дальше не хочется. То есть в этом смысле, на самом деле, весь этот переговорный процесс давно зашел в тупик, и он из тупика не выйдет.

И. ИЗМАЙЛОВ: То есть переговоры будут переговорами, а все остальные действия всеми остальными действиями?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Совершенно верно.

И. ИЗМАЙЛОВ: А это значит, что не стоит вообще тогда эти минские группы созывать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вы понимаете, от любой политического процесса всегда какая-то польза есть, но она не большая. То есть никогда не надо рвать последнюю ниточку контакта, всегда нужно сохранять возможность договориться, но реальных политических предпосылок к какому-то конкретному соглашению сейчас нет. Для этого нужна либо четкая осознанная воля Украины отказаться от Донбасса, либо четкая воля Донбасса самоликвидироваться и самораспуститься. Пока нет ни того ни другого, и я надеюсь второго никогда не будет.

И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте, раз мы затронули тему Украины, есть еще несколько новостей связанных с ней.

Е. ХОЛМОГОРОВ: А потом мы опять будем всю передачу говорить на эту тему.


И. ИЗМАЙЛОВ: Нет, мы попробуем быстро. Во-первых, экстренное заседание ООН было накануне, тоже по ситуации на Украине. Я не знаю, Вы смотрели или нет? То, что я видел, про Украину не говорили. Говорили про Россию.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вы знаете, у меня сейчас нет времени на просмотр комедийных шоу, я Вам честно скажу. Так что там было?

И. ИЗМАЙЛОВ: Говорили про Россию. Россия должна, Россия обязана, России необходимо и так далее, и так далее. Комедийное, в принципе, Вы прокомментировали уже. Тоже считаете не эффективными?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Основной предмет разговора состоит там в том, что не видишь суслика, а он есть, видишь суслика, а его нет. В данном случае американцы видят суслика в лице каких-то в очередной раз вторгшихся на Украину российских войск. Очень хорошо это дело прокомментировал какой-то сайт ветеранов американской разведки. Они сказали, что если бы Россия вторглась на Украину столько раз и теми силами, сколько об этом сказала Псаки, русские давно бы дошли до Берлина. Собственно, так оно и есть. Причем, поймите еще простую вещь, что я наоборот являюсь сторонником того, чтобы там появились полноценные наши военные группировки. Я вообще сторонник полностью для Донбасса и для всей Новороссии крымского варианта. То есть я рад был бы увидеть там российские войска, российские колоны.

И. ИЗМАЙЛОВ: А там это где?

Е. ХОЛМОГОРОВ: На Донбассе. Хотя бы на той территории, которая сейчас уже контролируется ополчением.

И. ИЗМАЙЛОВ: То есть ДНР и ЛНР?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Да, но этого нет. Мне сейчас знакомые из Луганска и из интербригады говорят, что там 40 человек, что называется ветеранов партии Лимонова, держат мост в окружении с трех сторон. На них вчера было наступление — 9 человек раненных. Понятное дело, что если бы там появился хотя бы танковый взвод российский, то, наверное бы, они не находились в такой ситуации, а находились бы в какой то другой.

И. ИЗМАЙЛОВ: И Вас не смущает, что в этом случаи Россия стала бы агрессором, а НАТО стало бы по другую сторону?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Дело в том, что Россия с точки зрения НАТО в любом случаи является агрессором.

И. ИЗМАЙЛОВ: Так с точки зрения НАТО, а так с точки зрения всего мира.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Нет с точки зрения всего мира, что бы мы там не делали в рамках некой разумной политики, которую мы на взгляд большей части мира мы проводим, никто нас в агрессии не обвинит.

И. ИЗМАЙЛОВ: То есть введение войск это разумная политика?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Абсолютно.

И. ИЗМАЙЛОВ: На территорию суверенного государства?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Украина перестала быть суверенным государством в феврале месяце, и никуда, не смотря на 2 выборных комедии, статус своего суверенитета, она не восстановила.

И. ИЗМАЙЛОВ: Егор Станиславович, еще 2 момента, одного из которых Вы коснулись – это возобновление боевых действий, о котором сейчас говорят в Донецке и Луганске. Как Вы это видите? Как перманентно продолжающийся или будет усиливаться и перейдет вновь к силовой операции.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Знаете, там уже накопилось такое количество противоречий и такое количество силы, средств с обоих сторон, что это такое ружье которое обязано выстрелить рано или поздно. То есть было полное ощущение, неделю назад говорили здесь с Машей об этом, что когда в тот момент внезапно украинские войска поперли на станицу Ясиноватую, ещё на несколько пунктов, мы думали что уже началось. Но это была, как выяснилось, разведка боем. Но, скажем, обстрелы из населенных пунктов Пески, Авдеевка, Донецка, уже когда в школу попадают, когда дети гибнут. Это надо прекратить? Надо. Что там сейчас делают? Там сосредоточили ополченцы большое количество артиллерии. Они ведут то, что на военном языке называется контрбатарейной борьбой. То есть они просто долбят все эти точки, где, в принципе, может стоять украинская артиллерия так, чтобы она не могла даже просто поднять голову. Чтобы они перестали, наконец, обстреливать город и попадать по школам. И таких вот точек, где нужно что-то сделать, чтобы прекратить гибель мирного населения их достаточно много. Ну, и рано или поздно это «выстрелит».

И. ИЗМАЙЛОВ: Егор Станиславович, еще один момент по Украине, и будем двигаться дальше. Порошенко объявил дату Евромайдана национальным праздником. Отныне и на веке она будет отмечаться как день достоинства и свободы. На веки ли?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Посмотрим через год-два. Я думаю, что больше этот праздник не просуществует.

И. ИЗМАЙЛОВ: Максимум год-два. Отмечаться будет?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Может быть, потом у Украины это будет считаться днем национального позора. Хотя, скорее всего, они таким днем будут в итоге считать 22 февраля.

И. ИЗМАЙЛОВ: Тот самый день, когда 21 подписали?

Е. ХОЛМОГОРОВ: 21 подписали договоренности, 22 Майдан захватил власть. То есть там произошел государственный переворот, и установилась эта самая хунта.

И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте дальше. События в Нагорном Карабахе. Эти 2 дня приходят сообщения оттуда о сбитом вертолете. Сообщения и с комментариями азербайджанской, с официальным Баку и с официальным Ереваном, и в том числе из Нагорного Карабаха. Как Вы трактуете эту историю? Правда, чуть ранее сообщалось, что Армения будет проводить учения совместно с Карабахом. Но, тем не менее, новости разрастаются. Они перерастут во что-то серьезное?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Как я понимаю, американцы, которые всё-таки имеют достаточно серьезное влияние на азербайджанскую сторону, они будут сейчас стараться спровоцировать этот конфликт, потому что это серьезная дополнительная головная боль для России. Армения – наш стратегический союзник, наш долговременный союзник, с которым мы в союзе находимся уже больше 20 лет. При этом нам желательно иметь очень хорошие отношения с Азербайджаном. То есть наша задача состоит здесь в том, чтобы всех помирить и чтобы этот конфликт не возобновился. Потому что на сегодняшний момент это конфликт, относящийся к числу тех, который не имеет в текущей реальности дипломатического решения. Потому что понятно, что армянский народ, который живет в Нагорном Карабахе, он никогда больше не захочет находиться в составе Азербайджана, это просто немыслимо. Принудить их к нахождению Азербайджан тоже не может. Потому что армяне будут сражаться до последней капли крови. Это надо понимать. А пойти на уступки Азербайджанским правителям опять же не позволяет гордость, не позволяет текущая ситуация. Грубо говоря, когда просто пройдет разумный срок пребывания Нагорного Карабаха не в составе Азербайджана, в прочем надо понимать, что он никогда не был в составе Азербайджана, он был в составе Азербайджанской Советской Социалистической республики в составе СССР. Это не одно и то же. Очень часто крупную ошибку, которую сделала Украина с Крымом и много кто еще, когда административные границы в рамках Советского союза, которые из каких-то очень левых соображений часто устанавливались, принимались за границы внезапно образовавшихся в 1991 году независимых национальных государств. Это не то же самое и вообще, собственно, весь процесс распада Советского Союза начался с того, что оказалось, что в рамках советской системы невозможно адекватно решить вопрос с принадлежность Карабаха. Когда армяне поставили вопрос, что мы не хотим жить больше в составе Азербайджанской ССР, а это просто рушило всю ту модель национальных отношений и республиканского подчинения, которую выстраивали в Советском Союзе, что, собственно, доказывает, что эта модель была нежизнеспособна, что как бы один кирпичик ее разрушил. То есть сейчас что должно пройти? Просто должно вырасти поколение азербайджанцев, которые понимают, что, может быть, на картах мы рисуем Нагорный Карабах как нашу территорию, но фактически мы ее не контролируем и там не бываем и так далее. Тогда им уже психологически уже легче будет просто признать очевидный факт. После чего в качестве компенсации они получат большую часть, скажем, территорий Азербайджана за пределами Карабаха, которые сейчас заняты армянскими войсками, в смысле войсками Карабахской республики, заняты просто в качестве такого обменного фонда для того чтобы было удобней договариваться. Они не претендуют на это.

И. ИЗМАЙЛОВ: В начале Вы упомянули Соединенные Штаты, которые влияют через Азербайджан на эту ситуацию. В этой связи всё-таки вопрос, на Ваш взгляд, ситуация с Карабахом и вообще с взаимоотношениями Армении и Азербайджана, весь этот долготекущий конфликт разрешиться ли это в ближайшее время?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Ну, смотрите. Американцы будут поджигать, мы будем гасить. Вопрос в том, кто справиться. Летом Путин очень успешно погасил тогда намечавшееся обострение конфликта. Будем надеяться, что сейчас ему тоже это удастся.

И. ИЗМАЙЛОВ: Хорошо. Вы коснулись темы межнациональных отношений и вообще отношений внутри страны. Об этом же говорил, в частности патриарх Кирилл на заседании всемирного Русского народного собора. Вы отмечали важность его заявлений. На что именно Вы обратили внимание?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Самое главное, я об этом даже написал статью «Сняться с рифа», что, на мой взгляд, очень правильно сделал патриарх, помимо того что он вообще как-то, наконец, прервал свое молчание по поводу крупных общественно политических тем. Вообще уже сложилась странная ситуация, что пока он был митрополитом Кириллом, все его знали как крупного общественного деятеля. Став патриархом, так получилось, что по большей части святейший патриарх старался воздерживаться от высказываний по многих политическим и общественным вопросам. Но это было связано еще и с тем, что наше либеральная общественность развернула жуткую травлю против церкви в 2012 году. Причем все понимали прекрасно, что бьют в церковь для того, чтобы попасть в государство. И вот, наконец, патриарх заговорил об этой важнейшей сейчас теме — о русском вопросе. И предложил отказаться от некоторых мифов, от некоторых догм, на которых строилась у нас национальная политика, наши бюрократии и система власти. Догма первая — это предположения, что самое главное, что нужно сделать, - это всеми способами ублажать живущие в России национальные меньшинства, потому что иначе они обидятся и уйдут в раскол, отделяться от России и так далее. Я помню постоянные фигуры речи, что вот если русские будут о себе слишком много думать, Татарстан отделится и уйдет и так далее. А вторая догма, связанная с этим, — чтоб вот никто не обиделся, никто никуда от нас не ушел, нужно вообще поменьше говорить о русских, о каком-то русском национальном самосознании, о национальной гордости. Мол, если русские говорят что-то о себе, то значит, они тем самым раскалывают страну, потому что на них все обижаются и пытаются разбежаться. Это выдумка при этом. На самом деле сложилась парадоксальная ситуация, что получается, что русский народ создал это государство, он столетиями его поддерживал, а теперь его обвиняют, что тем, что я говорю «я — русский», мы раскалываем якобы многонациональную Российскую Федерацию. Но это очевидный бред. Это совершенно фантастическая теория, но, тем не менее, она лежала у нас почти 2 десятилетия в основе национальной политике. Вот патриарх предложил эту политику изменить. Наконец-то, признать тот простой факт, что поскольку русский народ создал это государство то, скорее всего, он его будет сохранять дальше и разрушать его не станет и никому не позволит, что очень важно. И, соответственно, загонять всячески в подполье русское национальное самосознание, советовать чиновникам пореже говорить слово «русский». А действительно у нас часто давали чиновникам такие указания. Я знаю, как в некоторых ВУЗах диссертационные советы настойчиво рекомендовали, если в заглавии диссертации было слово «русский» заменить его на слово «российский». Очень много было таких вот довольно анекдотических, на мой взгляд, историй, вплоть до того, что в рамках поддержки национальных культур в России получилось так, что у нас государство финансирует поддержку любых культур кроме одной. Догадайтесь какой? Именно русской. В результате у нас образовалась еще одна очень нехорошая тенденция. Известная часть уже русских людей начала думать «а может быть нам вот этот статус такого народа у большинства, который по факту дискриминируют, он не очень нужен? Может быть, мы перепишемся в какой-нибудь маленький народ? Вот поморы на севере живут. Вот можно выдумать какую-нибудь сибирскую народность. Можно заявить, что казаки это отдельный этнос, который никакого отношения к русским не имеет. Вот еще что-то такое. Давайте на такие маленькие этносы раздробимся, и тогда будем пользоваться всеми привилегиями меньшинств, и никто не будет говорить, что ваша национальная гордость всем угрожает. Об этом патриарх тоже четко сказал, что если мы будем дальше дискриминировать и подавлять русское национальное сознание, то русский этнос просто рассыплется на несколько малых этносов, а затем еще не известно, что случиться с государством в этом случае.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вы сейчас говорите о декларации русской идентичности?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я сейчас говорю о речи патриарха, а декларация русской идентичности тоже очень важный, на мой взгляд, документ. Почему? Это ее примял всемирный русский народный собор. Потому что это ответ на вечный троллинг, который очень любят наши либералы «А кто такие русские? А вообще есть ли русские?». Обычно любят эту фразу «Поскреби русского — найдешь татарина» сообщат тебе обязательно, что Пушкин негр. И все в том же духе. И вот там дан четкий ответ на то, кто такой русский. Русский – это человек, который осознает себя русским.

И. ИЗМАЙЛОВ: Русский человек - считающий себя русским.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Там есть несколько важных уточнений.

И. ИЗМАЙЛОВ: Не имеющий иных этнических предпочтений, говорящий и думающий на русском языке, признающий православие, православное христианство основой национальной духовной культуры, ощущающий солидарность с судьбой русского народа.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вот там очень четкая квалификация, потому что действительно человек должен сам про себя думать что «Я — русский». Он не должен жонглировать своими идентичностями. А то он в одной среде русский, в другой фин, в третьей калмык, в четвертой китаец, в пятой кто-нибудь еще. Не должно быть вот такого. То есть ели ты русский, значит ты русский.

И. ИЗМАЙЛОВ: Но у нас есть некоторые представители с несколькими гражданствами, которые тут считают себя одними, а там.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вот я именно об этом. Вы знаете, есть целая порода особенно среди нашей интеллигенции, которые то сообщают, что их угнетают как еврея, то обсуждается, например, вопрос о русских, и он вам сообщает «Я как русский должен Вам заявить...». Хочется сказать «Ребята, разберитесь!». Не надо вот такт подсовывать каждый раз то одну идентичность, то другую. Так не бывает. Это то, что я предложил назвать этнический протеизм. То есть когда человек меняет маску, а на самом деле это в результате значит, что у него нет ни одной идентичности настоящей, что это вообще человек без лица определенной.

И. ИЗМАЙЛОВ: Интересного момента Вы коснулись, когда говорили о том, что некоторым чиновникам предлагалось заменять слово русский словом российский. А если говорить о значении этих слов вне национальностей, а в смысле, которым мы описываем многие вещи. То есть машина российской сборки или русской сборки. Вот здесь какие оттенки этих слов для Вас?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я заметил, опять же это была такая тоже очень конкретная стратегия, в некоторых наших СМИ в 1990-ые годы и в 2000-ые тоже продолжалось у многих журналистов. Когда говориться о чем-нибудь хорошем, сразу говорить слово российский. Российский балет. Как говориться о чем-нибудь плохом, например, водка — русская водка, русское пьянство, русская мафия. Русская мафия в Америке, Вы знаете, состоит из кого угодно кроме этнических русских. То есть там все национальности Советского Союза, кроме одной. Слово русский упорно запихивалось в то, что называется на языке филологов коннотация. Когда окружение слова придает ему тот или иной оттенок. Слово русский все время ставилось так, что этот оттенок был отрицательный. Очень хорошо, что начался в какой-то момент перелом, и мы с вами сидим на «Русской службе новостей», и нас это с вами не смущает. Мы не пытаемся ее переименовать в российскую, россиянскую, многонациональную. Нас все устраивает, и при этом, заметьте, у нас тут никаких этнических конфликтов не происходит. Это нормальная совершенно ситуация. Потому что когда этот бред относительно того, что если русские будут подчеркивать свое первенство, то все уйдут — это не правда. Все народы, живущие в России, прекрасно знают, что русский народ здесь на первом месте. Потому что если, скажем, его на этом месте не будет, если он уйдет, то возникнет вопрос, а кто тогда вместо русских будет на этом первом месте? И перережут друг друга. Знаете, что отовсюду, откуда при развале Советского Союза уходила центральная российская власть, уходили русские как народ и как те, кто поддерживал инфраструктуру, всюду начиналась резня. И русских убивали и между собой разные народы друг друга убивали. Всюду деградировала экономика и инфраструктура. Ни одной, даже включая Прибалтику, заметьте, даже в Прибалтике, которая так гордилась своей так называемой европейскостью и своей высокой цивилизацией, которая смотрела на нас сверху вниз, по сравнению с советскими временами даже там все деградировало.

И. ИЗМАЙЛОВ: 516-ый пишет: «Балет всегда был русским и великим русским балетом, а не российским». Мы говорили о русском соборе, о заявлениях патриарха Кирилла, о декларации, о взаимоотношениях в нашем обществе, о том, куда, к чему идёт наш народ. Скандал, который разгорается в Петербурге со свадьбой, куда пришли лица, непонятно какого пола, по факту заявление подали на брак мужчина и женщина. А дальше местные депутаты говорят, что нужно ввести описание одежды, в которой люди могли бы жениться. Как видится, предпринять какие-то попытки для того, чтобы в нашу страну не пришло то, чем сегодня гордится Европа.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Понимаете,

И. ИЗМАЙЛОВ: Что можно сделать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я в этом смысле сторонник юридического формализма. То есть если это по документам мужчина и женщина, то значит они имеют право заключить брак в каком угодно виде, кроме, наверное, голого, в какой угодно форме. А уж как они при этом поступают с точки зрения нравственности, это они ответят на страшном суде перед Богом. А чего категорически нельзя допускать, так это брака между лицами одного пола. Это принципиальный вопрос, это вопрос связанный не с чьей-то личной сексуальной моралью, а с сохранением института семьи. Институт семьи, он жизненно необходим для того, чтобы наше общество сохранялось и воспроизводило само себя для того, чтобы следующее поколение было не хуже предыдущего. Для этого нужна нормальная семья, в которой возможно рождение детей, а не только их усыновление. Брак между лицами одного пола, он разрушает институт семьи абсолютно на корню, потому что женятся на самом деле не по сексуальным предпочтениям. Женятся для создания устойчивой, социальной и воспитательной ячейки. А это значит, что если могут жениться, что называется мальчик с мальчиком, девочка с девочкой, то точно также могут женится мальчик с собачкой, внучек с бабушкой, два дяденьки, которые вообще сексуально друг друга никак не интересуют, но они, скажем, хотят вести совместное хозяйство, чтобы поддерживать. Кто угодно, с кем угодно. Тем самым, надо понимать в Евросоюзе то, что поощряется, называется гей-браком, конечно, браком это назвать не возможно. Вот к этому уже точно принадлежит знаменитый афоризм, что браком хорошее дело не назовут. Вот гей-браком точно хорошее дело не назовут. Это уничтожит в Евросоюзе семью как таковую. Сейчас им кажется, что они могут себе это позволить, потому что у них социальное государство, у них самостоятельные люди, которые могут от молодости до старости обеспечить себя сами и, соответственно, им семья как институт самовоспроизводства не нужна. А всё чёрную работу в экономике сделают мигранты, но, мне кажется, Европа навсегда будет настолько богатым миром, что они смогут себе всегда позволить вот эту вот жизнь без семейных структур в одиночестве. Соответственно, через какое-то время европейское общество в социальном смысле полностью распадётся. Нам ни в коем случае не нужно идти по этому пути.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вы говорите, что если по документам мужчина и женщина – это нормально, главное, не допускать браков одного пола, для чего Россия сегодня сопротивляется, столпом встала, говорит «нет».

Е. ХОЛМОГОРОВ: И правильно делает.

И. ИЗМАЙЛОВ: При этом смотрите, депутаты в Питере ищут механизмы, как не допустить. Через одежду понятно, тут критикуют все. А если так получится, что лица одного пола, если один юридически в паспорте меняет фамилии. Сейчас же разрешено называться кем угодно. Меняют фамилии, меняют имя, меняют отчество, меняют на женские и идут в ЗАГС. Это юридически как?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это всё такие мелкие смешные уловки.

И. ИЗМАЙЛОВ: Если они станут массовыми?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Их массовыми сделать невозможно.

И. ИЗМАЙЛОВ: Если это организовать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Грубо говоря, указание пола в документах – это один из юридических параметров квалификации пола человека.

И. ИЗМАЙЛОВ: В паспорте мы же не пишем пол.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Когда я вбиваю заявку на покупку билета на самолёт, там обязательно нужно указать пол.

И. ИЗМАЙЛОВ: А в паспорте то у Вас не указан пол.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Кстати, интересный вопрос, надо посмотреть. Мужской пол есть, есть одна из граф.

И. ИЗМАЙЛОВ: Тогда значит, что вопрос снимается. На флаг это не поднимут, что в России есть, как во всём мире.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Грубо говоря, для смены пола в паспорте нужны определённые процедуры. На них среди представителей меньшинств идёт меньшинство очень незначительное. Почему-то когда мальчики дружат с мальчиками, мало кто из них переделывает себя в девочку.

И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте тогда к медицинским делам. Московские новости будоражат. Я Вам даже заголовки с лент, как сегодня проходили новости. Роддома в Москве закрывают из-за не эффективности. Это заявление главы департамента столицы.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Там что не родятся не дети, а мышонок, не лягушка что ли?

И. ИЗМАЙЛОВ: Там занятость коек не 100%

Е. ХОЛМОГОРОВ: Другими словами, наш департамент здравоохранения исходит из гипотезы, что, во-первых, что роддома должны быть нагружены под завязку так, что матери лежать в коридоре. А, во-вторых, он исходит из предположения, что количество рожениц в нашей столице больше не поднимется. Видимо, что они рассчитывают, что дальше будет депопуляция, а не, наоборот, рост рождаемости, которого мы добивались все последние годы. Может, сейчас они что-то знают, может, они сами организуют вот это падение рождаемости, рост смертности. Может, они что-то знают, чего не знаем мы с вами, потому что мне иначе это объяснить невозможно. Очевидно, что лучше в больнице будет больше мест, чем меньше, чтоб было комфортнее и свободнее условия для проживания, чем когда рожают друг у друга на головах.

И. ИЗМАЙЛОВ: Так вот тут два момента. Те новости, которые сегодня приходили, касаются 5 роддомов, которые будут закрыты в Москве. По некоторым из них данные, что пожарные предписали закрыть, потому что сделать уже ничего невозможно, в других санитарное состояние не очень хорошее. В целом, не очень эффективные и то, о чём мы с вами говорили. Есть некоторые, где небезопасно рожать – их тоже закроют, предписание Госпожнадзора. Ещё одна новость, касающаяся инициатив. Депутаты Мосгордумы предлагают открыть в Москве геронтологический центр на базе больниц, которые закроются с целью оптимизации. Есть больницы, они с целью оптимизации закроются, а депутаты московские предлагают сделать там геронтологические центры для пожилых людей, где не так, чтобы лечить, но будут заниматься исследованиями старения, проблем старения, помогать пожилым людям, какие-то капельницы ставить. Что происходит с медициной в Москве?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Геронтология – это, конечно, хорошо, но дело в том, что сейчас происходит с московским здравоохранением – это можно назвать общим словом «геноцид». То есть это разгром реальный, это скатывание нашей медицины на уровень знахарства. Это ужасно. Мне за последнее время с медициной приходится сталкиваться часто, и, к сожалению, у нас даже нормальная медицина, нормальные врачи – это, скажем, люди, которые набрались в течение практики большого жизненного опыта. Наукой, медициной как наукой они очень часто не занимаются. Это, в общем, такие квалифицированные знахари, которые ещё чего-то помнят с мединститута, но им на смену идут чистые знахари. Люди, которые в мединститутах учились уже в постсоветское время, и, соответственно, очень часто экзамены покупали за деньги. Как они нас налечат, это проблема. Сейчас уничтожаются институты. Прямо на наших глазах сейчас в Москве уничтожается Центр по изучению и помощи больным рассеянным склерозом. При том, что это самая страшная болезнь, которая очень тяжело сказывается на человеке, на его состоянии, на его близких, и которая нуждается в научном изучении. Там был целый центр, который занимался с научной точки зрения исследованием рассеянного склероза. И на этой научной основе помощью этим больным буквально сейчас вывозят оборудование, его громят и т.д. Через какое-то время с такими реформами нашу медицину доведут до состояния, когда проще будет пойти к бабке или какому-нибудь хиропрактика, чем к врачу. Потому что врачей просто не останется. Это ненормальная ситуация. Я не понимаю, где при этом условии будут лечиться те же самые наши депутаты с учётом того, что им всем выезд заграницу позакрывали. Видимо, они построят себе специальные какие-то поликлиники, огороженные высоким забором, где всех, кто будет приближаться, сразу будут расстреливать. Соберут там немногих оставшихся хороших врачей и будут лечиться там. Иначе я просто не понимаю. Можно сократить что угодно. Нельзя сокращать две вещи. Это медицину и образование.

И. ИЗМАЙЛОВ: Образование, здесь тоже были вопросы, но уже не успеем обсудить. Пробежимся по некоторым моментам. Во-первых, инициатива депутатов некоторых – заселить деревни китайцами тут на днях Вы слышали. В свете последних событий.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это какая-то очень странная теория, которая основана явно на незнании того, что такое Китай, что такое китайцы. С одной стороны, китайцы на самом деле не очень охотно рвутся переселяться на север. Не смотря на крайнюю демографическую перенаселённость Китая, они даже север своей собственной страны осваивают далеко не всегда. Им нужны будут преференции, чтобы они здесь поселились и чтобы они здесь чем-то занимались. Но зачем это нужно нам? Нам это совершенно не нужно. Замечательный русский путешественник, который, прежде всего, по своей основной специальности, был военным разведчиком, Владимир Клавдиевич Арсеньев, исходил весь Дальний Восток. У него было две задачи. Первая: военно-топографическая съёмка. Вторая: исследование национального вопроса. Он изучал местные народы, он изучал китайскую эмиграцию на Дальний Восток. Надо понимать, что есть очень часто миф, что якобы мы отобрали Дальний Восток у Китая, китайцев. Это не так. Это была такая окраинная часть Маньчжурской империи. Никакого китайского населения там не было вообще. Маньчжуров было очень мало. Россия заняла фактически пустующие земли. А когда Россия её уже заняла, туда хлынули в больших количествах китайцы. Потому что, наконец-то, появилось какое-то государство, какой-то порядок и какая-то безопасность. У Арсеньева есть несколько книг, и в его книгах о путешествиях тоже об этом много есть, что ни в коем случае нельзя поощрять эту китайскую колонизацию. Почему? Потому что китайцы очень трудолюбивы. Очень эффективны. И через какое-то время там останутся только китайцы. Русские крестьяне не выдержат такой конкуренции с ними. Ну не будет русский пахать как китаец в минимальных бытовых условиях с утра до вечера. Мы просто потеряем эту землю. Фактически, когда депутаты предлагают, давайте заселять. А земля всегда принадлежит тому, кто её обрабатывает. Ещё не было в истории ни одного случая, чтобы пришёл народ на какую-то землю, начал её обрабатывать и через какое-то время не оказался в ней хозяином. Наоборот, Россия стала тех размеров, которая она сейчас, огромная, именно потому, что приходили русские крестьяне, заселяли, начинали пахать землю. На тот же Дальний Восток пришли, заселили и начали пахать землю. Если туда придут китайцы, заселят и начнут пахать землю, то это будет земля китайская. Давайте уж сразу тогда депутаты Госдумы внесут предложение присоединить Россию к Китаю. То-то Китай, наверное, обрадуется. Китай нам должен быть другом, союзником. Но ни в коем случае нельзя друга и союзника кормить, что называется, самими собой.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вот Вы говорите присоединить Россию к Китаю. В свете последнего визита президента в Китай было много заявление там сделано, Вы наблюдаете какой-то поворот на восток в политике?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Да. Мы должны развивать наше присутствие в азиатско-тихоокеанском регионе. Мы должны быть в тесной дружбе с Китаем. Мы должны в значительной степени переориентировать нашу экономику, наши финансы на Китай хотя бы с тем, чтобы выровнять баланс с Америкой, не быть её финансовыми заложниками как сейчас. Но мы ни в коем случае не должны допускать ситуации, когда Китай будет смотреть на нас как на лёгкую добычу. Наоборот, у них сейчас есть прекрасные сферы собственных интересов. Это Африка, это Индийский океан. Вот они там прекрасно развивают свои инфраструктуры. Фактически, там происходит такая тихая китайская колонизация в той же Африке. Отлично. В этом смысле наши интересы не конфликтуют и не пересекаются. Нам для этого нужен сильный флот, потому что даже не очень сильный флот, который остался у нас сейчас, способен навести шухеру. Вспомните Австралию, премьер которой откровенно хамил Владимиру Владимировичу Путину, говорил, что он приедет сюда на заседание G20, я ещё неизвестно пущу ли его. А если пущу, возьму его за грудки. Какие-то совершенно непристойные были просто высказывания. И вот сейчас в связи с саммитом G20 подошёл наш тихоокеанский крейсер Варяг. Чтобы Вы понимали, это крейсер класса, который называется убийца авианосцев. Скажем, даже если туда подвалит американская авианосная группировка, ей будет не очень уютно рядом с этим крейсером. Австралийцы уже перепаниковали. Они уже начали вспоминать о том, что, оказывается, есть русский флот на Тихом океане, что они не живут от России так уж за тридевять земель. Соответственно, получается прямо по Высоцкому: «Все стали очень вежливы со мной, и даже тренер». Это свидетельство того, какой великой политической силой является флот. Часто многие противники строительства флота говорят, что это дорого и неэффективно, потому что достаточно пары самолётов, чтобы весь флот потопить. На войне, да. Но зато как политическое оружие в мирное время, Вы посмотрите, как американцы своим флотом пользуются, как они всюду его двигают. И везде, куда пришли американские авианосцы, все стразу становятся как по струнке. Собственно, если у России тоже будет достаточный флот, чтобы его прислать в Австралию, в Антарктику, в Бразилию, куда-то ещё, с нами будут считаться в мире гораздо больше. Именно поэтому, кстати, они так нервничают, что Россия сейчас может получить Мистраль. Именно поэтому на Францию так отчаянно давят, добиваясь, чтобы либо ещё кто-нибудь у них купил, либо чтобы она просто набралась наглости и кинула.

И. ИЗМАЙЛОВ: Наши все военные эксперты говорят, хорошо бы, чтобы они лучше деньги с процентов отдали. Гораздо вертолётов, его потом обслуживать дороже.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Как сказать. С одной стороны, да. Связываться с этими Мистралями, возможно, было не нужно. Но когда они уже построены, это достаточно эффективный инструмент, например, для такой вещи, как подогнали этот авианосец, высадили десант там, расстреляли каких-нибудь террористов, каких надо перестрелять, и спокойно уплыли назад. Грубо говоря, это такой инструмент дальнего действия, который России не помешал бы. Другое дело, что мы фактически загубили свою собственную судостроительную промышленность, об этом чуть ли не сегодня Путин с Рогозиным напоминали, что пришлось делать такой заказ у Франции. Это не правильно, быть заложниками настроения Парижа.

И. ИЗМАЙЛОВ: «Зря роддома закрывают», - пишет 682-й – «тем быстрее можно довезти женщину до ближайшего из них. Роды по-разному происходят, от времени зависит жизнь».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Совершенно верно. Я вспоминаю позапрошлый год, когда мы с Анатолием Вассерманом делали передачу на НТВ про закрытие роддомов тогда в Ярославской области. Там несколько детей умерли именно потому, что мать возили по дорогам просто из одного места в другое. Очень часто всё решает буквально минута в экстренных случаях.

И. ИЗМАЙЛОВ: Добрый вечер. Как Вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Егор, не подскажите, какие-то новости есть о кавалерии орденов мужества и Красной звезды? Полковника Квачкова.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я так понимаю, он сидит, и пока никаких шансов на то, что он выйдет, досрочно нет. Хотя, скажем, полковника Хабарова освободили досрочно не так давно.

И. ИЗМАЙЛОВ: Тут сообщают, что Макдональдс на Пушкинской может открыться, потому что 18-го истекает постановление о временном закрытии. Расстроитесь?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Ну, знаете, не то, что расстроюсь. От того, что он закрылся, я огорчён не был. В моей книге «Карать карателей» есть даже целая статья о Макдональдсе как о таком тягостном явлении нашей жизни 1990-ых – 2000-ых годов. То, что они закрылись, меня лично не огорчило.

И. ИЗМАЙЛОВ: А то, что откроют, опять тягостно будет или Бог с ними?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Такой общественный туалет в центре Москвы.

И. ИЗМАЙЛОВ: Егор Холмогоров в студии «Русской службы новостей» каждый четверг. До встречи, спасибо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment