Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Речения. "Я русский националист. Я не могу понять, чем я опасен для общества или государства".

И. ИЗМАЙЛОВ: Как всегда в этот день в студии РСН Егор Холмогоров. Давайте начнём с сегодняшнего Совета безопасности, посвященного экстремизму. Владимир Путин сделал ряд заявлений. Хотелось бы их тезисно разобрать, тем более, тема-то ваша.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это вы намекаете?

И. ИЗМАЙЛОВ: Пропаганда экстремизма набирает силу в Интернете, и направлена прежде всего на молодёжь, заявляет президент. Именно в молодёжной среде лидеры экстремистских организаций пытаются вербовать своих последователей, вести пропаганду прежде всего через мировую сеть Интернет. Идеология экстремизма набирает силу в виртуальном пространстве, причём набирает, буквально выстреливая в реальную жизнь, говорит президент. Отмечая, подчёркивая, акцентируя, что общество обоснованно встревожено этой ситуацией. Почему я сказал, что это ваша тема. Экстремизм несёт угрозу национальной безопасности, особенно кардинально разбалансировать политическую, экономическую и социальную системы. Наиболее опасен для общества и государства такой вид экстремизма как национализм, религиозная нетерпимость, политический экстремизм. Давайте разбираться, как касательно экстремизма вы видите проблему, и борьба в Интернете с ним.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Ровно такие же формулировки, что национализм несёт главную опасность, я Владимира Владимировича услышал два года назад, когда мы с политологами довольно большой компанией с ним встречались. Я говорю, знаете, видимо, Владимир Владимирович, сейчас меня выведут отсюда с наручниками и где-нибудь в Ново-Огарёво закопают, потому что я русский националист. Но ничего поговорили, через полчаса прозвучала формула: «Ну, Егор, мы же с вами русские националисты». Так что давайте отделять мух от котлет или хотя бы мух от комаров, если говорить об экстремизме. Ситуация на сегодняшний момент такая. Есть реальный экстремизм, который действительно угрожает нашему обществу. То, что такой экстремизм существует, для этого не надо далеко ходить, не надо даже влезать в Интернет, достаточно включить телевизор, посмотреть, например, на замечательное так называемое государство, которое функционирует на севере Ирака, где женщинам отрезают то руки, то части половых органов, то продают христианок в рабство, то ещё как-нибудь развлекаются, при этом торгуют дешёвой нефтью, сбивая цены. При этом обещают выпустить золотой динар, при этом обещают дойти, что называется, под этим чёрным знаменем, уже даже не зелёным знаменем, как обычно у ислама, до Ганга, до Нила, до Волги и так далее. При этом, например, в России действуют сотни, может быть, тысячи первичных ячеек, развитие которых ведёт к порождению такой вот социальной среды.

И. ИЗМАЙЛОВ: ИГИЛ вы имеете в виду?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Да. Огромное количество у нас ваххабитских ячеек, регулярно с представителями мусульманского духовенства общаешься. Спрашиваешь, ты там-то? Они отвечают, мы там-то и там-то ничего не можем сделать, эта мечеть вообще ваххабитская. То есть, вполне официально. В России ещё не было 20 лет назад такого направления как ваххабизм. На сегодняшний момент огромное количество людей фактически сменило вероисповедание у нас в стране. Представьте себе, 80% населения так или иначе себя причисляет к православным. И мы всё-таки идентифицируем Россию как православную страну. Представьте себе, что в какой-то момент у нас из этих 80% протестантами какого-то радикального направления, есть всякие такие харизматические секты в составе протестантизма, где они все собираются и кричат, поют, вопят «аллилуйя», считают, что на них сошёл святой дух. Как собственно, с Украиной случилось, где все эти протестантские харизматические секты играли очень большую роль в майданном перевороте 2004 года, и сейчас тоже они немаленькую роль сыграли. И вдруг у нас пол-населения вместо православных людей превратится в харизматов. Потому что с точки зрения глобального религиоведения, и то, и другое — христианство. Поймите, у нас в стране произошла именно такая история. У нас значительная часть наших российских мусульман в рамках того, что с глобальной точки зрения именуется исламом, сменило своё вероисповедание. Они были сунниты или шииты, теперь ваххабиты со всеми вытекающими отсюда в глобальном смысле проблемами. И вот это реальная серьёзная проблема, с которой очень часто наши организации, которые должны бороться с экстремизмом, они с ними не борются, некоторые даже честно отвечают, что «я не полезу в это, меня просто убьют». А потом это отважный герой, поседевший на службе Родине, лезет в Интернет, находит там какую-нибудь картинку, которую вывесил мальчишка ВКонтакте из серии, что «White Power”, “Россия для белых» и всё в том же духе. Он говорит: «Ага!» идёт, открывает дело. И начинает это дело месяцам раскручивать.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вы описали, что такое экстремизм сегодня в России, каким вы его видите. Хотелось бы ещё раз вернуться к заявлению президента. Потому что тут подчёркивается, что наиболее опасен для общества такой вид экстремизма как национализм. В связи с этим — как реагировать тогда на эту наиболее опасную для общества угрозу?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Для меня это несколько общее заявление, я его не понимаю. Потому что я русский националист. Я не могу понять, чем я опасен для общества или государства. Или скажем, для Владимира Владимировича Путина и созданной им политической системы. Всегда, когда нужно было в критической ситуации, в интересах государства, иногда даже наступали на горло собственной песне, собственным предубеждениям, собственным неудовольствиям, недоумениям, надо было подставить плечо с тем, чтобы это государство не рухнуло. Я его подставлял. Соответственно, я действовал в этом качестве не как платный агент Кремля, охранитель и так далее, я действовал именно как русский националист, чётко понимающий, что гибель нашего государства, что серьёзные потрясения и смута в нашем государстве ведут к вреду для моей нации. Приведут к тому, что мы либо окажемся в ситуации гражданской войны, вырождения населения, просто гибели его от тех или иных причин. Либо мы вообще останемся без государства, и смысл русского национализма?

И. ИЗМАЙЛОВ: Вы не солидаризуетесь с другими националистами, организациями или сайтами, которые распространяют ту информацию, в противовес которой вы сейчас выступаете?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Никогда это нельзя назвать национализмом. Это какой-то расистский ультраправый радикализм, из серии «давайте мы поиграем на московских улицах в скинхедов» или ещё круче - «давайте поиграем в Правый сектор батальон «Айдар». Причём, что интересно, что те люди, которые играют в батальон «Айдар», чаще всего не имеют никакого отношения к классическим русским националистам, которых я знаю все эти годы. Откровенно представители ультралиберальных партий вышли на Русский марш в символике батальон «Айдар». Вы представьте себе такую картину, что называется радиостанция «Эхо Москвы» выходит в эфир в день рождения Гитлера с немецкими маршами. Вы можете себе это представить?

И. ИЗМАЙЛОВ: Есть один персонаж, который заявил, что 22 июня это праздник. И на сколько понимаю, это ваш товарищ?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Он сильно поумнел, вообще, которые несут такую чушь, их справедливо надо бить по голове. Они от этого умнеют. Егор Просвирнин, на которого вы в данном случае намекаете, и его издание, которое он создал - «Спутник и погром», они сильно поумнели и выросли за последний год. И в том числе в истории с Новороссией, из-за того, какую они позицию в данном случае заняли, и в том числе и потому, что человек явно не ожидал той реакции, которую он получил от общества, а не от государства и не от власти, на его идиотскую а данном случае болтовню про 22 июня.

И. ИЗМАЙЛОВ: Его деятельность прогосударственная?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Абсолютно на 100%. Его и его команды. Не знаю состав его команды, но на сегодняшний момент Просвирнин, который говорит с достаточно радикальной молодёжью на её языке, при этом говорит о том, что в случае внешнеполитического кризиса и внешнеполитической угрозы должна быть безусловная 100%-я поддержка государства. Если в случае нам навяжут войну с Украиной, то это, объективно говоря, ту часть радикально настроенных молодых людей, которые за ним пошли, он ведёт абсолютно в правильном направлении. Я не отказываюсь от новой риторики, но просто одно из двух. Либо ты за свой народ, либо ты за что-то ещё: за деньги, за красное словцо и так далее. Многим, вообще всем ли нашим слушателям понятно, о чём, о каком сайте, о каком персонаже идёт речь, но многие думали, что это люди в большей степени за красное словцо или за деньги, похулиганят и всё. Оказалось, что это люди за идею. Это очень приятно, когда люди искренне за идею. Именно поэтому я противник того, чтобы как-то репрессировать людей за слова и за идеи. Потому что если человек искренне придерживается определённых убеждений, и эти убеждения состоят не в том, чтобы есть людей, то можно нормально говорить. Но нельзя говорить со всевозможными провокаторами. С провокаторами, задача которых, из любой позиции, вихляя вправо и влево, посмотришь, есть один у нас известный либеральный общественный деятель, позавчера он за русских, вчера он за то, что Крым — это Украина, ни в коем случае его не надо брать. Сегодня он - Крым наш. Что он завтра вам скажет? Понятно, что человеку надо раскачать ситуацию любой ценой.

И. ИЗМАЙЛОВ: Я не могу, к сожалению, привести вам цитаты Просвирнина, потому что это неправильно будет в эфире говорить. Но вы свою позицию обозначили. Президент говорил, что мы обязаны сделать всё, чтобы не допустить в России цветных революций. Он убеждён, что экстремизм несёт угрозу национальной безопасности, и призывает сделать всё, чтобы не допустить этих революций. Правда, говорит, что нельзя подменять борьбу с экстремизмом борьбой с инакомыслием.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Кстати, к вопросу об Интернете, цветных революциях и об экстремизме. Тут есть тонкая вещь. Помню, когда впервые возникла тема угрозы цветных революции, я тогда написал текст «Партизаны порядка», в котором я говорил о том, что в столкновении с цветными революциями, к сожалению, государственная система временами очень слаба и её инструмента явно недостаточно. Скажем, люди проводят, как они считают, мирный митинг. На самом деле, этот мирный митинг — повод собрать толпу, чтобы потом пойти к штурму государственных учреждений. Когда толпа уже собрана, её поздно останавливать. Её надо пресечь на более ранней стадии. И что должны находиться неравнодушные граждане, которые пресекут развитие событий в сторону цветных революций в самом начале. Один молодой человек принял это буквально как руководство к действию. И стал заниматься такой смешной вещью, как наиболее активных оранжевых крикунов 2005-го года закидывать помидорами. Это было смешно, но довольно эффективно. Количество их пыла сразу поубавилось. Что думаете? Наша антиэкстремистская система нашла повод этого человека взять, посадить, он реально провёл какое-то время в СИЗО, потом какое-то время в колонии, слава Богу, его достаточно рано по УДО отпустили. Причём одна из экстремистских вещей, которую ему «шили». Он разбил плиту в честь этих немецких коллаборационистов, которую установили в Москве. За всё по совокупности в так называемом экстремизме человека посадили, он отсидел. Сейчас он, скажем, воюет под Луганском в составе одного из добровольческих батальонов Новороссии, по-моему, себя прекрасно чувствует. Человек боролся за государство тогда, борется за наши национальные интересы сейчас, он отсидел при этом от нашей борьбы с экстремизмом в Интернете, за экстремизм. При этом огромное количество людей, которые всё это время кричали «Хайль, Гитлер», которые обсуждали тему, как мы будем резать, начиная от чурок, заканчивая ватниками, совками и всех прочих. Они не только не сидели, их ещё некоторые структуры прикармливали.

И. ИЗМАЙЛОВ: Главный вопрос, как не допустить, чтобы воздействие на молодёжь в Интернете имело эффект для тех сил, которые враждебно настроены по отношению к нашей стране, но в контексте цветных революций, в контексте Украины? Здесь что-то можно противопоставить?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Для этого нужно просто не давить искренние патриотические силы, искренние патриотические чувства. У нас достаточно большое количество людей, которые думают своей головой и готовы защищать и свою родину, и свой народ, и своё государство. И скажем, им не нравится Путин. Но есть государство, за которое нужно стать горой. Но при этом фактически наша нынешняя система борьбы с экстремизмом устроена так, что человек такого типа, искренне убеждённый человек, которому при этом что-то не нравится, который при этом достаточно резок в своих высказываниях, скорее попадёт под раздачу, чем человек, враждебный к нашему народу, к нашему государству, который желает уничтожить нашу политическую систему.

И. ИЗМАЙЛОВ: Их как отсечь?

Е. ХОЛМОГОРОВ: На корню. Для этого надо перенастраивать всю нашу судебную и правоохранительную системы, в частности, с пути наименьшего сопротивления к наибольшему благоприятствованию. Чтобы понятно было, что проще посадить такого искреннего, временами немножко туповатого патриота за картинку или нелестный комментарий в Интернете, чем выследить реально сеть боевиков, которые потом придут на Майдан, если он, не дай Бог, в Москве состоится. Это гораздо более постое дело — ловить людей за картинки и карикатуры, запрещать анекдоты, как тут недавно произошло, чем бороться с настоящим серьёзным врагом. И главное, что нужно сказать президенту нашим силовым структурам, то, что давайте переходите от своей палочной системы, где можно получить повышение и погоны, за то, чтобы посадить старушку, которая продаёт брошюру про мировое масонское правительство, чем выследить реального врага на ваххабитском фронте, фронте из цветных революций. То есть, до тех пор, пока наша система не будет работать против реального врага, до тех пор у нас экстремизм будет только шире.

И. ИЗМАЙЛОВ: Там же Путин сказал, что призывы к свержению существующего строя — это прямое проявление антинародного мышления, прямое проявление экстремизма. Если говорить о социальных сетях, во-первых, впервые прозвучало «антинародное мышление», само слово вернулось «антинародное». Во-вторых, что делать с этими призывами в том же Интернете? Закрывать сайты или что?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Призывы свергнуть существующий государственный строй насильственным путём наказываются в абсолютно любой стране, наказываются абсолютно в рамках любого законодательства. И здесь вообще проблемы нет. Здесь проблемы нет в принципе, на мой взгляд. Если они не приписываются, не получаются с оперативниками с помощью прямых провокаций, развода людей на разговоры, если есть ясное обращённое высказывание, здесь за них, скажем, запрещать, удалять комментарии, закрывать ресурсы, нет никакой проблемы. Проблема в том, что у нас экстремизм начинает пониматься очень широко. Абсолютно любое выражение недовольства, прекрасно помню, как два года назад мы с Анатолием Вассерманом делали программу на НТВ — сюжет о забастовке врачей в Удмуртии. Врачи были просто недовольны сверхэксплуатацией. Им на полном серьёзе начали «шить» экстремизм. Что, раз вам не нравится зарплата, вы против начальства? А раз вы против начальства, значит, вы против конституционного строя, а значит вы бунтовщики — революционеры. И действительно их на полном серьёзе, на уровне правительства республики прессовали за это. До тех пор, пока нашим чиновникам не будут давать по рукам за такое лживое использование понятия экстремизма, мы настоящих экстремистов, ещё раз подчеркну, мы их просто не сможем остановить. Потому что они будут теряться в этой толпе.


И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте перейдём к другим судам. Уже Макаревич выиграл суд у Проханова. Причём сам удивился, что это произошло. Он просил миллион, отсудил полмиллиона. Проханов говорит, что будет подавать апелляцию. Но здесь целая история пошла. Сначала Плотницкий вызвал на дуэль Порошенко, потом Проханов вызывал на дуэль Макаревича, на дуэль Плотницкого с Порошенко секундантом Лимонов вызвался, а Проханов вас решил позвать в секунданты на дуэль с Макаревичем. Вы готовы — в каком формате?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Александр Андреевич, может, не надо дурить? Может, мы их просто так поколотим? Что там, дуэли, формальности какие-то? Решение абсолютно безобразное. Решение не без политического ангажемента определённого, что период, когда Макаревичи и подобные им ходили в немилости, он, видимо, закончился. Теперь они востребованные полноценные члены общества. Они уже, оказывается, перед детьми пели. Через какое-то время ещё выяснится, что ещё батальон «Айдар» и прочие, они тоже дети. Ну они же дети, мы же понимаем, не всё так однозначно. Посмотрите на этого Семена Семенченко. Ну вот ребёнок же в чистом виде, эльф. Так что я думаю, что это вполне себе определённое, не лишённое политического намёка решение. Намёк такой Александру Андреевичу, что надоели вы кому-то там. Не думаю, что Владимиру Владимировичу Путину, но кому-то там. Вы наверняка со всеми этими разговорами в защиту Новороссии надоели. Будете ещё выступать, мы на вас ещё пару миллионов заработаем. Макаревич, наоборот, станет ещё побогаче. То что он потерял, что на его концерты никто не хочет теперь ходить, он теперь будет приобретать на судебных исках. Можно на меня подать в суд, ещё много на кого. Будет человек теперь зарабатывать защитой своей репутацией. Вообще тоже дело.

И. ИЗМАЙЛОВ: У нас принято, что на Руси суды долгие, длинные. Статья вышла в августе, а приговор уже в ноябре.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я об этом и говорю, что в данном случае речь идёт не о естественном ходе дела, а о неком политическом сигнале. Что одно время был политический сигнал, что был совершён коллаборационизм, откровенно враждебность, скажем, к людям, которые дерутся в Новороссии, откровенно прокиевская позиция, пропорошенковская позиция, которую демонстрировал Макаревич летом, и общественно осуждаема, и политически неприемлема. Сейчас эта позиция, по-прежнему, осуждаема общественно, но опять же видимо на кого-то, кто может повлиять на суд, политически приемлема именно позиция Макаревича, а не позиция Александра Андреевича Проханова, достойнейшего, мудрейшего благороднейшего, на мой взгляд, человека. Вот, в общем, объективный факт. Я когда познакомился с ним, мне никогда особо не нравилась стилистика его текстов. И я к нему относился настороженно, даже напряжённо, критическую, даже злую статью о нём написал. А потом получилось так, что мы стали с определённой периодичностью встречаться в реальной жизни. Я понял, насколько это искренний, добрый, светлый, действительно болеющий душой за народ, человек, насколько в нём много от слова Дон Кихот. Понятное дело, что Александра Андреевича в этой ситуации нужно выручать, его поддерживать. Если это решение вступит в силу и с него действительно начнут тягать этот долг, мы организуем какую-то подписку в его пользу, чтобы всё это он не из своего кармана платил.

И. ИЗМАЙЛОВ: Как раз о судах. Суд отклонил иск ЛДПР к Ходорковскому на 10 млн рублей. Что касается дуэли Плотницкого и Порошенко, это что?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Поскольку боевые действия всё не начинаются, их ждут-ждут, а они всё не начинаются.

И. ИЗМАЙЛОВ: Каждый день же сообщения.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я имею в виду масштабные боевые действия, в ходе которых будет ощущение, что что-то решается. Каждый развлекается, как может. Господин Плотницкий решил в этой ситуации развлечься таким задиристым письмом. Потому что покомандовать большими военными действиями ему пока не удаётся. Удастся, наверное, максимум, не очень большими, с ограниченным количеством средств, ресурсов и так далее. Грубо говоря, это всё от безделья. От того, что настоящего большого дела нет, не знаю, будет ли. Ничего сказать не могу.

И. ИЗМАЙЛОВ: Разные новости из Москвы приходят. Во-первых, все сейчас обсуждают, и до президента дошла информация о сокращениях, как в Москве их называют, оптимизации здравоохранения. И пошла информация со ссылкой на источники, и сам Ликсутов не опровергал, такой возможности не было, о возможности введения платного въезда в Москву, сейчас и водители обеспокоены, но депутаты говорят, пока такого документа нет, нет такой информации. Так или иначе, народ обсуждает. Вы за городом же живёте? Опасаетесь ли что придётся приезжать в Москву, платить 200 рублей за въезд на МКАД, ТТК проехали — ещё 200 рублей, уже почти полтысячи?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я когда езжу в Москву, часто пользуюсь платной дорогой, она через Одинцово, 150 рублей. Она конечно, нереально экономит время. Я сегодня по Москве ехал дольше, с большой гарантией опоздать, чем я приезжаю из своего 101-го километра. Но эти бесконечные придумывания всё новых и новых платных услуг со стороны наших чиновников, это уже какое-то специфическое и бюрократическое усложнение в условиях, когда они не решают тех проблем, в условиях, когда они должны решать по своим должностям. Посмотрите, что в последние несколько дней делается в Москве в порядке пробок. При том, что сейчас ясная погода, сейчас нет ни снега, ни льда. Туман вроде сегодня какой-то появился, но вряд ли пробки связаны с этим. Вчера были точно такие же. Это результат, видимо, какой-то не очень удачной борьбы с пробками, которой занимается московское правительство. В частности, я заметил, что значительную часть этой пробки создаёт эвакуатор. Он большой стоит, занимает много места, его так просто не объедешь, его так просто не обгонишь, во уже дополнительный пробочный фактор. Это издевательство. И вся эта затея со стороны людей, которые не решили предыдущей стадии проблемы и не выполнили свои обещания, а давайте вы нам дадите ещё денег, а мы с вас ещё за это возьмём. Это мне напоминает анекдот, мы им уже зарплату не платим, а они всё равно на работу ходят. Может быть, вообще за вход деньги брать? Давайте тогда будем деньги брать не за въезд в Москву, а за выезд из неё.

И. ИЗМАЙЛОВ: Это предложение?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Да, это опять же как анекдот знаменитый, вход — рубль, а выход — вперёд ногами. Давайте брать за выезд из Москвы на чиновничьи дачи, элитные посёлки, таунхаусы и так далее. Причём чем выше класс автомобиля, тем дороже ему должен стоить выезд из Москвы. Сегодняшняя система выезда по номерам, когда стоит такой дорогущий джип за десяток миллионов рублей с закленными номерами «не буду я платить вашу парковку». Давайте вот с таких джипов при выезде из Москвы брать деньги. Или дыши здешним воздухом и катайся по здешним пробочкам.

И. ИЗМАЙЛОВ: Ещё момент, касающийся цен. С гречкой первая волна была в 10-м году, пошла вторая - повышение цен. Люди пишут, что в округе нет нигде. Сообщения разные приходят. Эксперты прогнозируют повышение цен на рис, макароны. Это подстегнёт спрос. Вы запаслись гречкой?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я в последние дни, когда все переживают по поводу гречки, что дорожает, мне ужасно неудобно, потому что я её терпеть не могу с детства. Мои интересы это настолько не задевает, что мне просто неудобно перед всеми окружающими. Но при этом, когда я поделился в Facebook соответствующим переживанием, мне тут же супруга ответила: «Не переживай, я уже запаслась». Наши жёны нас не подведут. Они уже всё скупили, всем запаслись. Поэтому гречка и подорожала. Давайте будем честны. Я недавно говорил с одним умным человеком, который в августе вернулся из Новороссии, и не понаслышке знает ситуацию там. И он говорил об опасности того, что будет, если аналогичные событиям в Киеве произойдут в Москве, и Россия погрузится в что-то типа гражданской войны как это произошло там. У нас сейчас городское население, которое зависит от центрального водоснабжения, канализации, отопления. И я себе не представляю, как в моём бетонном доме на моём 8 этаже можно будет прожить зимой без отопления. Я вас уверяю, если у нас начнутся серьёзные инфраструктурные проблемы, то покушать - не будет самая страшная из проблем на сегодняшний день. Что крайне маловероятно, что в сегодняшней реальности нас прежде всего накроет голод. Прежде всего нас накроет голодом, отсутствием света и всем тем, что с этим связано. Поэтому давайте лучше сделаем всё для того, чтобы не допустить развития какого-то нехорошего сценария нашей страной. Не в экономическом, ни в политическом плане. Давайте лучше сосредоточимся на этом. Потому что запасы гречки в противном случае помогут ненадолго. Ко всему прочему не забывайте, что если отопление отключат, то вся эта гречка очень быстро отсыреет и будет непригодна.

И. ИЗМАЙЛОВ: Про Сербию надо ещё коснуться темы. Евросоюз начал давить на Сербию с введением санкций в отношении России.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Евросоюз себя в этой истории показал как абсолютно наглое тоталитарное государство. То есть, сначала они фактически пинком и государственным переворотом запихивали к себе Украину. Чем это закончилось для Украины, известно. А теперь они просто откровенно издеваются над Сербией, которая, в принципе, готова вступить в ЕС, но они ей выставляют в качестве условия прямую конфронтацию с Россией. Что для Сербии, на мой взгляд, невозможно ни по настроению значительной части ей граждан, ни по объективному положению. Потому что другого друга кроме России у Сербии нет. И весь этот сюжет, как и речь Ангелы Меркель на эту тему, что Россия уже угрожает нам не только на Украине, но и скажем, на Балканах, это ответ на то, что действительно Россия более чётко обозначила свои интересы на Балканах. Скажем, Путин ездил в Сербию, туда ездили наши десантники на учения, туда прилетали наши самолёты на учения. В общем, присутствовали что называются вежливые люди во время выборов Республики Сербской в Боснии, и они смогли, действительно, обеспечить там порядок и гладкое проведение этих выборов. То есть внезапно оказалось, что Россия на Балканах, и в частности, в странах бывшей Югославии, это серьёзный игрок, который способен и экономические и политические аргументы предъявлять. И Германия, которая в какой-то момент решила, что всё это - её колонии, что всё принадлежит её по праву завоевателя, потому что в своё время они очень вложились в ту же Хорватию, в хорватскую независимость, в их армию, в их победу над Сербской Краиной. И вдруг Германия понимает, что Россия у неё это место на Балканах оспаривает. Понятное дело, что Меркель задёргалась и занервничала в этой ситуации. Но на самом деле это прекрасно, хотя бы потому, что для наших западных уже глубоко бывших друзей мы создаём новые точки напряжения. Уже не только они создают новые точки напряжения для нас, но и мы создаём новые точки напряжения для них подальше от наших границ, чем находится Украина. И что в любом случае они понимают, что обмен ударами будет состоять не в том, что они будут бить, а мы будем стоять и просить пощады, а в том, что Россия в свою очередь, будет создавать серьёзные проблемы, как минимум, для Евросоюза и в какой-то момент им придётся идти с нами на полномасштабную конфронтацию, к которой ЕС не готов, это не Америка с её бесконечными авианосцами, ракетами и так далее. У ЕС нет средств к конфронтации, по большому счёту. Либо им всё-таки придётся взяться за ум и начать отступать. Но пока, судя по их безобразному поведению на саммите в Австралии, они на это не готовы. Но однажды придётся.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В 83-м году, по-моему, Рейган назвал Россию империей зла. Через восемь лет Советский Союз развалился. Сейчас у нас гораздо меньше и армия, и экономический потенциал. И у нас нет ни одного союзника. Тогда около 40 государств нас поддерживало. Я к тому, что если нас сейчас объявят империей зла, то мы развалимся не за восемь лет, а за три года.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Дело в том, что нас, во-первых, уже объявили, во-вторых, не забывайте, есть два важных фактора. Сейчас на нашей стороне абсолютно стопроцентная правота, мы никому не навязываем преимущество социалистического выбора, государственный атеизм и много что ещё, чем и занимался Советский Союз.

И. ИЗМАЙЛОВ: Противостояние то идёт?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Сейчас на нашей стороне стопроцентная правда.

И. ИЗМАЙЛОВ: Это нас спасёт?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это нас спасёт вот в каком отношении. Тогда мы имели внутри нашей собственной страны абсолютно усталый народ, тяжело, беспробудно бухавший, не веривший уже ни в Бога, ни в коммунизм, ни во что, кроме как в трёшник до получки. И большинство полуобразованных людей смотрели в рот BBC, Свободе, Голосу Америки. Сейчас мы имеем народ, который очень жёстко обозлен именно на тех, кто пытается нас выставить империей зла, готов идти на достаточно серьёзные жертвы, чтобы то положение в мире, в которое Россию поставили в последние четверть века, когда нас старались всеми средствами поставить в подчинение Западу. Мы собираемся это положение изменить. И у нас действительно ощущение, что мы дерёмся за правду и за своё дело, за свой народ, который оказался на востоке Украины. Это два принципиально разных положения. В ситуации, когда русский человек чувствует, что на его стороне правда, сломить его практически невозможно.

http://rusnovosti.ru/programms/prog/299385/353037/
Subscribe

  • Мои твиты

    Пт, 21:17: Холмогоров объяснил, зачем мигрантам изучать русский язык https://t.co/mo3zAQO6rU через @ vzglyad

  • Мои твиты

    Ср, 13:24: Задзенил очередную часть исторических лекций. https://t.co/WnMDWmqknx Чт, 11:08: Второй выпуск рассказа о Муравьеве Виленском,…

  • Мои твиты

    Вт, 18:21: 225 лет великому русскому государственному деятелю Михаилу Николаевичу Муравьеву-Виленскому: борцу за русские национальные интересы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments