Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

О Дмитрии Донском и Куликовской битве

Расширенная версия заключительной части антиакунина - о Дмитрии Донском и о Куликовской битве без эпических подробностей.

Егор Холмогоров. Главная битва Дмитрия Донского

kulikovskaya_bitva_dmitrij_donskoj_06

01.12.2014 / Егор Холмогоров

Предыдущие части разбора II тома «Истории» Акунина:
Фантазии Фандорина
Дело о послах Субэдеевых
Акунин против Ивана Калиты

Со страницы книги на вас смотрит неопрятный мужик в зеленом халате, красной накидке и бобровой шапке, у него всклокоченная короткая борода, кривая ухмылка и лицо разбойника. Нет ...

Источник: http://100knig.com/egor-xolmogorov-glavnaya-bitva-dmitriya-donskogo/



Делом всей короткой жизни Дмитрия Донского, он умер в 38, была борьба за власть. Он использовал в этой борьбе любые средства, не боялся рисковать, готов был на всё, и, в конечном счете победил.

Для того, чтобы это понять, нам необходимо избавиться от оптической иллюзии взгляда на Куликовскую битву как на «попытку освободиться от татарского гнета». Нет, конечно, Дмитрий Иванович готов был воспользоваться полным прекращением власти Орды, но готов он был и к её продолжению. Чего он не хотел и не собирался допускать – это ситуации, чтобы кто-либо из соседних князей поехав в Орду посмел оспорить у его потомков великое княжение.

Если верно, что свою роль в формировании больших государственных деятелей играют детские травмы, то для Дмитрия такой травмой был тот день, когда он девятилетним мальчиком после смерти отца Великого князя Ивана Ивановича узнал, что он, его сын и наследник, больше не Великий Князь, хотя и остается хозяином Москвы. Ярлык на великий стол передан Суздальскому князю Дмитрию Константиновичу.

По счастью регентство над сиротой оказалось в руках у митрополита Алексея (Бяконта), сочетавшего глубокую веру и преданность учению исихастов об «умной молитве», с энергией и беспощадностью кардинала Ришелье. Алексей выгнал суздальских князей из Владимира и договорился с ордынским временщиком Мамаем о возвращении ярлыка Дмитрию, начал ставить в Москве каменный Кремль и решился начать жестокую борьбу с амбициозным князем Тверским Михаилом Александровичем, претендовавшим на Великое княжение. Святитель даже решился на то, чтобы пригласить Михаила в Москву под предлогом церковных дел, а там его схватить, поступок приличествующий скорее кардиналу, чем митрополиту.

Схватка между Москвой и Тверью в которой прошла юность Дмитрия Донского, оставляла далеко позади борьбу Москвы и Твери в начале XIII века. Там всё шло под контролем Орды. Здесь же у Твери появился влиятельный союзник – литовский князь Ольгерд, трижды приходивший под Москву. Дважды новый кремль выдержал осаду, а на третий раз в 1372 году Дмитрий встретил литовцев на поле боя и быстрым ударом разбил их сторожевой полк (Акунин в характерной для себя манере неуместно ерничает о «новом умении, которое до сих пор не замечалось – полководческом» — Дмитрию, в этот момент было 22 года). После этого Ольгерд заключил с Москвой мир.

На Ордынском направлении тоже все было неладно. Мамай, бывший, напомню, не ханом, а не принадлежавшим к роду Чингисидов временщиком, занимавшим должность беклярибека, охотно приторговывал великокняжеским ярлыком. В 1371 году он впервые продал его Тверскому князю, но тогда Дмитрию и митрополиту удалось договориться. В 1375 году, после бегства в Тверь знатного московского боярина Ивана Вельяминова (он должен был унаследовать должность московского тысяцкого, но продолжая концентрацию власти князь её упразднил), Михаилу Тверскому вновь удалось склонить Мамая на свою сторону.

Дмитрий Иванович понял, что пока Мамай у власти о закреплении за Москвой великого княжения можно забыть.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments