Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

О Смысле Жизни, атеистах и самоубийстве (к одной антицерковной кампании)

Началась очередная истерическая антицерковная кампания: "Представитель РПЦ предлагает атеистам самоубиться".

Основанием для истерии послужило интервью о. Димитрия Смирнова, где есть такой вот пассаж:



Вообще-то из текста интервью ясно следует, что отец Димитрий не "советовал" и не "призывал" атеистов совершить суицид.

Он говорил о логике атеизма, которая должна была бы привести к суициду, но не приводит. Но, звиняйте, это ж Кириллов из Бесов Достоевского, который кончает с собой именно из атеизма.

Смирнов говорит: атеистам было бы логично покончить с собой, ибо незачем жить, но они не кончают, значит им есть зачем жить, значит на самом деле они не совсем атеисты. То есть посыл у него прямо противоположный суицидальному.

С о. Димитрием можно поспорить, конечно. Непонятно почему атеист должен немедленно кончать с собой. Он представляет собой чувствующее и сознающее тело способное испытывать наслаждение и страдание. В случае если этот случайный комок нейронов испытывает в основном наслаждения, то зачем их довременно прекращать? Вот если фоном становятся страдания, то да. Ну так атеисты к этому и идут пропагандируя эвтаназию. Чистый эпикуреизм.

Поэтому упрек отца Димитрия мимо и атеистам было на него что возразить. Но они не возразили, а начали визги и явную клеветническую кампанию с заведомой ложью.

Что, некоторым образом, косвенно подтверждает правоту отца протоиерея.

Вообще же вопрос о смысле жизни - он, конечно, довольно странный.

Жизнь есть единственный доступный нам опыт. Мы не умеем ничего другого кроме как жить. Соответственно спрашивать: зачем ты живешь - это все равно что спрашивать: зачем тебе расщепление белка в организме или усвоение кислорода?

Жизнь при этом характеризуется чередованием наслаждений и страданий, каковые, как правило, не делают ее невыносимой. И напротив, такие концентрации страданий, которые делают жизнь непереносимой - голод, смертельная болезнь, раны и мучительство при насилии, как правило ведут и к скорому завершению жизни.

Количество ситуаций, когда страдание непереносимо, а жизнь при этом не заканчивается естественно - довольно немного. Это, как правило, моральные страдания: горе от потери близких, от унижения и бесчестия. И тут как раз то, без чего человек не может, и проявляет субъективный смысл его жизни, содержит ответ само в себе.

Правильный вопрос - это вопрос не о смысле жизни, а вопрос о смысле смерти.

Это вопрос о том как оценит человек прожитое на момент естественного прекращения жизни и вопрос о том ради чего он готов пойти на смерть, то есть на прекращение того единственно ему известного опыта круговорота наслаждений и страданий.

Вопрос: почему атеисты не самоубьются? совершенно неверно поставлен. А зачем им самоубиваться если они не нищие на улице и не больны раком в терминальной стадии (когда все равно недалеко).

Вопрос в том, зачем атеисты идут в бой на смерть, гордо выходят на вопрос "коммунисты есть?", чтобы пойти на расстрел и все такое.

За что идет христианин - понятно. Смерти нет. Воскресение есть. Смерть перед Господом славна и венчается наградой.

А зачем умирать если ты просто с этим прекращаешься и твое соотношение с миром теряет актуальность?

И вот здесь действительно выявляется система смыслов. И, как правило, эта система смыслов не является атеистической, предполагает некий идеальный субъект, частью которого ты являешься и твоя смерть - вклад в лучшую организацию этого субъекта.

Атеисты часто и впрямь не верят в Бога, но всегда верят в Рай и верят в Церковь.

Рай может называться коммунизмом. Церковь может называться Ноосферой.

Но, в любом случае, рискуя жизнью атеист предполагает 1. некий онтологический разрыв между действительным и идеальным лучшим бытием и 2. некую коллективную соборную форму движения к этому бытию, так что жертвы одних идут в зачет другим. Потому что если ты жертвуешь жизнью при этом никак не улучшая положения других - это и впрямь бессмыслица.

Другими словами, получается некий коллективный многосоставный крест с коллективным Христом. Которому противостоит Христианство с утверждением что есть конкретный Сын Божий который _совершенно_ преодолевает разрыв действительного и идеального, поскольку это в Его власти и Его жертва является совершенной.

Иными словами, смысл смерти известный христианам универсален и действенен, в то время как смысл смерти для атеистов всегда частен и дискуссионен, поскольку Бог сохраняет всё, а вот природа может полностью всё стереть и именно твой частный смысл обнулится.

То есть христианское решение вопроса о смысле смерти философски более совершенное. Совершенно ли оно исторически и практически? Тут встает вопрос о теодицее, так как жертва Христова не избавляет мир от страданий, от несправедливости, от войн, от всего того, во имя преодоления чего и приходится собой жертвовать.

То, что Русь была Святая не избавляло её от голода и не создавало бронеколпак от внешних врагов.

Вопрос теодицеи звучит так: почему если Христос искупил всех, люди должны безвинно мучиться?

Поскольку среди христиан широко распространено обскурантистское представление о мире, то есть попытка представить бессмысленные страдания как осмысленные или даже благодетельные, то и Жертва Христова представляется атеисту ненужной надстройкой над человеческим собором жертвенности. Какая разница что там с Христом, скажет атеист, если детки безвинно мучатся, а попы мешают лечить их пенициллином.

Соответственно намечаются три позиции:

1. Атеистическая. Врач который делает себе прививку смертельной болезни, чтобы на себе изучить её и спасти от смерти миллионы жизней, - выше нетзвестно зачем умершего иудейского плотника.

2. Обскурантистская. Врач который ценой своей жизни спасает миллионы - занимается бессмыслицей, ибо вне Христа жизни нет и вообще страдания ведут нас к спасению, а здоровье отдаляет.

3. Представляющаяся мне истинно христианской. Врач жертвующий собой ради миллионов людей - действует во Христе, является частью Христова подвига по спасению мира и истреблению зла. Именно христианство сделало мысль о бессмысленном страдании человека нестерпимой и не подлежащей примиряющему объяснению. Зло перестало рассматриваться как природная необходимость бытия и люди начали действовать решительно в целях воссоздания лучшего идеального мира.

Я об этом писал немного подробней в этом тексте.

В этом смысл жизни мыслящего атеиста тот же самый, что и смысл жизни христианина и оторванность атеиста от христианства (зачастую провоцируемая обскурантизмом, хотя иногда вызываемая беснованием) ведет его лишь к тому что он лишается благодатных сил для торжества над злом.

В этом смысле в мире существуют лишь два больших пучка мировоззрений.

1. Зло в мире есть искажение и необходимо усилие чтобы преодолеть разрыв между действительностью и лучшим бытием.

2. Зло в мире есть природная необходимость и выход за его пределы невозможен или возможен лишь ценой самого бытия.

Ну и бывает конечно еще чистый сатанизм. Слиться со злом и вместе с ним наслаждаться мукой и болью всего мироздания.

В целом этим квалификация смыслов жизни и смерти исчерпывается:

Лучшее бытие и сокрушение зла (Жертва за други своя).

Выход из бытия-как-зла (кто не существует, тот не страдает).

Наслаждение злом (Рэжу следовательно существую).

Любой спрошенный о смысле жизни может поставить галочку в одной из этих граф.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments