Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Советская эпоха в зеркале искусства и православной идеологии

Написал о проходящих в Манеже выставках: "Православной Руси" вл. Тихона и "Романтическом реализме".

http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/124471-na-manezhe-istorii/



Казалось бы, распределение ролей — яснее ясного. Православная выставка должна подталкивать к отвержению большевизма, а пропагандистская красота дейнековских красавиц возбуждать желание выполнить пятилетку в четыре года. Но получилось, на мой взгляд, скорее наоборот.

Создатели «Православной Руси» дали в чем-то невольную апологетику большевизма, в значительной степени «разгрузив» его вину указанием на враждебность англо-французских союзников России, в Первой мировой, по сути, подставивших, а затем уничтоживших империю. Ответственность за свержение монархии возложена в первую очередь на заговор высших российских элит — выставка подчеркивает, что большевики и эсеры в свержении царя и участия не приняли из-за слабости, а обрушили тысячелетнюю империю либералы да корыстные бюрократы по знакомой нам «оранжевой» модели.

Большевики предстают, конечно, неприятными людьми, инородцами из-за границы, ненавидящими Церковь и готовыми убивать и убивать. Саркастичный стенд с «гуманными» цитатами из дедушки Ленина на фоне его портретов с детьми, производит сильное впечатление. Но, в сущности, никакой альтернативы большевизму — ни политической, ни нравственной — не просматривается.

Как ни странно, «Романтический реализм» в этом смысле куда откровеннее. Выставка начинается с эпического полотна Исаака Бродского «II Конгресс Коминтерна» — своеобразного вызова учителю Илье Репину с его великим «Заседанием Государственного совета». У Репина — монументальная мощь империи, у Бродского — грандиозное мировое партсобрание, шабаш выписанных с портретной тщательностью бесов, среди которых почти не найти русского лица. Этот обсевший Россию рой попросту шокирует и невольно задает тон.

Выставка — о том, как в эпоху господства авангарда, представлявшего саму революционную идею, реализм искал себя, подбирая ключи к угодному Советской власти изображению действительности. Ключи эти находились непросто. Мы видим целый набор «отмычек» — от старорежимного глянца Бродского, через тонкую издевку «Заседания Совнаркома» Кародовского, где жутковатые лица персонажей иронически контрастируют с дореволюционным «Заседанием Сената при Петре I» того же художника, до граничащего с авангардом культа солнца и плоти у Дейнеки.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments