Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Егор Холмогоров. Человек исчезает? Об "антигуманистической" проповеди Патриарха Кирилла

ЧЕЛОВЕК ИСЧЕЗАЕТ?

http://tsargrad.tv/article/2016/03/21/egor-holmogorov-chelovek-ischezaet

Истерика нашей либеральной публики касательно проповеди Патриарха Кирилла, который назвал человекопоклонничество и "права человека" ересью новой эпохи сама по себе не заслуживает особого внимания. Вот уже 5 лет подряд каждую весну, точно по чьей-то указке (а скорее всего именно по ней) начинается антицерковная истерия заточенная лично против Патриарха. И повод практически не важен. Как в притче о старике и осле - как не садись, а публика все равно станет злобствовать просто потому, что сказал это Патриарх.
Скажем пока одни СМИ верещали, что Церковь лишает их прав человека, другие просто и со вкусом давали относительно той же проповеди Святейшего заголовки вроде "Патриарх рассказал о тюремном прошлом своего отца и деда". Хорошо хоть не "уголовном". И это про подвиг исповедничества за Веру Христову, который понесла семья будущего Патриарха. Нарушение большевиками прав человека на свободу совести, свободу слова и убеждений, для наших либералов лишь очередной повод для издевки. Ну да "блаженны вы, егда поносят вас...".
О чем же сказал Патриарх на самом деле? Его проповедь была посвящена празднику Торжества Православия - дню, когда мы вспоминаем героев долгой и тернистой борьбы Церкви Христовой за правильное понимание принесенной Спасителем Истины - Орто-доксию, то есть право-мыслие и право-славие.
Истине противостояли ереси, то есть ошибочные мнения и учения, принятие которых увлекло бы христиан на ложный путь, сделало бы наше учение из слова Бога очередной самообман человеческих "религий". Об этом часто забывают, повторяя никчемную присказку, что Бог один, а путей к нему много и все религии по своему истинны. Напротив, либо Истина одна и ее можно установить, либо никакой истины вообще нет. Истина может быть сложной и парадоксальной, не вмещающейся в плоский ум - как христианское учение о Боге Троице или о божественной и человеческой природе Христа, но эта сложная истина - одна. А двух истин не бывает. Это как Крым. Он либо наш, либо никакого "либо" нет.
Споры о Боге в эпоху Нового времени сменились спорами о человеке. И в этих-то спорах на смену старым ересям воздвиглась новая, еще более могущественная ересь, против которой и выступил Патриарх - ересь антропоцентризма, человекобожия. В чем суть этой ереси? В том, что отсчет любых идей, законов, принципов начал вестись не от Бога, а от человека. Мол, в существовании Бога можно сомневаться, в существовании дьявола можно сомневаться, а в существовании человека сомневаться нельзя. Чтобы увидеть Бога нужен труд и благодатное озарение, а я дан сам себе в непосредственном созерцании - не усомнишься. Эту мысль французский философ Рене Декарт сформулировал в принципе "Cogito ergo sum" - я мыслю, следовательно я существую. А раз единственным несомненным для нас фактом являемся мы сами, то значит именно человек должен быть в центре мироздания, именно благо его "эго", раз уж именно оно мыслит, должно быть превыше всего.
Так и выработалась доктрина "прав человека". Это права "эго" на максимальное благо, то есть на максимальное удовольствие и комфорт. Свобода - это, в либеральной концепции, возможность делать всё, что не мешает такой же свободе другого "эго". Человечество превращается в множество индивидов, которые стараются максимально "не мешать" друг другу. А для того, чтобы "не мешать" приходится жертвовать всеми сообществами - Родиной, народом, Церковью, семьей. В идеале человечество должно уподобиться инертному газу, стать совокупностью погруженных в себя и ничем не связанных индивидов, преследующих, как иронизировал Достоевский, "цели веселости".
Напоминает ли реальный мир торжествующих "прав человека" эту картинку? Да в общем-то нет. Подобно всякой утопии он занят преодолением временных трудностей на пути к царству света. Подобно всякой ереси - ему приходится подавлять несогласных ортодоксов. Либерализм столкнулся с тем, что никакой единой и понятной человеческой природы, представитель которой может служить "мерой всех вещей" попросту нет. Без божественных заповедей, без идеи миропорядка, который выше человека, на месте "эго" образуются какие-то ошметки. Нормальный человек, к которому обращались и которого освобождали первые антропоцентристы в эпоху Ренессанса был продуктом христианской цивилизации. Он был воспитан на заповедях не убий, не укради, не прелюбодействуй, возлюби ближнего, поделись с бедным. Как только эта принесенная заповедями норма стала разрушаться, "нормальный человек" исчез - его место заняли трансгендеры в трансе, каннибалы с самокрутками каннабиса и прочие обитатели разношерстного Вавилона. Сегодняшний либеральный мир занят практически исключительно правами меньшинств, разрушая того простого человека, который достался ему от христианской эры.

Где же была та ошибка, та ересь Декарта и его единомышленников, приведшая к самоупразднению человека? Она была в самом первом утверждении: "Я мыслю". Декарт не задал самого главного вопроса, не высказал самого главного сомнения: А я ли мыслю? Для христиан и его времени, и предшествующих, и последующих, ответ был очевиден: нет, не я, точнее - не только я. Вновь вспомним Достоевского: "здесь дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца человеческие". Для христианской традиции было и остается несомненным догматом тот факт, что никакого независимого человеческого мышления и самосознания - нет. Душа человека находится под постоянным огнем дтявольских искушений и под постоянным покровом ангельской заботы, божественных внушений и откровений. Наша мысль это переплетение трех начал - божественного, демонического и собственно человеческого. И лишь искусство аскезы доступное немногим позволяет достичь "различения духов", умения отличить глас Божий от нашептываний беса-искусителя. Ставить в центр мироздания человеческое "эго", которое расколото противоречиями, которое само, зачастую, не знает чего хочет - попросту абсурдно. Говорить о свободе такого "эго" от норм религии и морали - это значит говорить о свободе нашептывающего искусителя и ничего больше. Ни о каких "правах человека" в антропоцентрическом мире говорить не приходится. Речь идет о правах беса. Даже в христианском обществе бороться с демоническим влиянием на человека - нелегкое дело. Но здесь
есть внешняя вертикаль - заповеди, учение Церкви, просвещенное этим учением государство, - все это делает нас причастниками большого богоустановленного порядка, дающего возможность человеку опереться на Бога. Разумеется "антропоцентризму" приходится тоже выстраивать свой внешний порядок. И он, предсказуемо, становится дьяволоцентричным. Вместо заповеди - наслаждение, вместо доктрины - либо религия толерантности, либо жестокость тоталитарных утопий. Впрочем первое уже начинает превращаться во второе. И если Христианство создало человека как он есть то антропоцентризм переходящий в дьяволоцентризм предсказуемо человека демонтирует. Человек перестает звучать гордо, превращаясь в лего - съемные органы, натяжной пол (простите - "гендер"). Все громче звучит доктрина трансгуманизма, то есть демонтажа человека во имя постчеловека. Завладев обезбоженным "эго" и оставшись без соперника бес предсказуемо стремиться освободиться и от человека с его плотью, душей, волей, превратив его в управляемого подсознанием "киборга". В трансгуманистическом человеке не останется практически ничего человеческого - он становится аватаром демона.

Таков парадокс Модерна - он берет человека, созданного традицией, ставит его в центр прогресса и улучшает его жизнь. Модерн может похвастаться множеством полезных и бесполезных изобретений: душем и антибиотиками, телефоном и автомобилем, интернетом и ядерным оружием. Человек модерна стал выше и толще, он дольше живет и в развитых странах ему не грозят пытки, казни и эпидемии. Но только этот прогресс сопровождается исчезновением самого человека.

По мере выработки ресурса заданного христианской традицией прогресс угасает или принимает извращенные формы. Там, где вчера боролись за равноправие для женщин - сегодня борются за право носить паранджу. Там, где вчера создавали мир в котором ребенок был чист и невинен, защищен от взрослой грязи, там сегодня вводят "секспросвет" и "гейиноформацию" в школе. Там, где вчера защищали свободу мысли сегодня борются за легализацию туманящих мысль и убивающих разум наркотиков. Там где вчера утверждали право на жизнь, сегодня почти навязывают право на смерть.

Выходит никакого вечного человека, который может стоять в центре мира просто нет. Есть человек Бога или человек дьявола. И там где человек остается без Бога и Его Откровения, там он быстро превращается в человека греха, сына погибели. А потом и перестает быть человеком вообще. Защитить человека, его права, его право быть человеком возможно только оставив в человеке Бога. Развитие человечества возможно лишь в той степени, в которой оно опирается на фундамент традиции. Причем не какой-нибудь, а Христианской традиции, давшей колоссальную историческую "фору" Европе от Византиии и Руси до Испании и Англии. И там, где христианская "фора" исчезает, под влиянием антропоцентризма, там исчезает и человек.

Вот о чем напомнил нам в день Торжества Православия Святейший Патриарх.
Subscribe

  • Мои твиты

    Чт, 08:27: О Русской Весне и Русском национальном государстве на Донбассе. Разговор Егора Холмогорова с Александром Чаленко и Александром…

  • Мои твиты

    Вт, 13:45: Рождение Русского Стиля в царствование Николая I. Онлайн Лекция 20:00 https://t.co/xOeAHZim1a Друзья, напоминаю, что сегодня на…

  • Мои твиты

    Пт, 13:47: Что такое Малая Русь и откуда она взялась? https://t.co/TFbdFM3PcJ Запостил на 100 книг большой исторический разбор вопроса о том…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment