Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Статья к 350-летию печально знаменитого Большого Московского Собора 1666-67 гг. и старообрядческого



http://portal-kultura.ru/articles/history/136431-raskolom-zhech-serdtsa-lyudey/

В решающий момент истории русская нация оказалась религиозно разрозненной, прониклась взаимным недоверием и подозрительностью. Государство Российское и значительная, в определенном отношении лучшая, часть народа оказались по разные стороны баррикад.

Сейчас часто публикуются исследования о якобы «решающей» роли старообрядцев в революциях 1917-го и о том, что антицерковные жестокости явились старообрядческой «местью» за гонения. Доказательств у версии нет. Поэт Николай Клюев, правда, писал: «Есть в Ленине керженский дух», пытаясь представить большевиков продолжателями древнего протеста. Но сами большевики так явно не считали, уничтожив и того же Клюева, и заметную долю старообрядчества. Разгромленное и обескровленное, оно превратилось за советский период из мощной силы в исторически малую величину, значительная часть и вовсе влилась в РПЦ, окончательно покончившую в 1971-м с мрачным наследием Большого собора и отменившую «клятвы на старые обряды» с формулировкой «яко не бывшие».

Русская церковь после раскола так и осталась благодатной, что удостоверено явлением преподобного Серафима Саровского, оптинских старцев, праведного Иоанна Кронштадтского, царя-мученика и новомучеников революционной поры. Однако совершенная в XVII веке ошибка терзала ее. Самые образованные, глубокие и предусмотрительные из иерархов столетиями работали над исправлением раскола и приведших к нему причин и в конечном счете добились этого. Достаточно вспомнить митрополита Антония (Храповицкого), неустанно трудившегося над воссоединением со старообрядцами, но почитавшего при этом патриарха Никона как святого.
Г. Мясоедов. «Сожжение протопопа Аввакума». 1897

Моя бабушка, Олимпиада Денисовна Кузеванова, родилась в старообрядческой беспоповской семье и рассказывала, как ее наказывали в детстве, если на базаре она покупала «мирские» ложки. Но моего отца она отнесла крестить уже в церковь патриаршую. И в моем лице «старообрядчество» и «никонианство» в нашем роду воссоединились. И я искренне радуюсь тому, что все больше становится вокруг храмов, где служат по старому обряду, в котором заключалась великая историческая правда.

Но иной раз даже правда не обеляет раскола. Это надлежит помнить сегодня, когда смятения и шатания международной церковной дипломатии постоянно вводят в соблазн «малых сих». Остается надеяться, чтобы затея стамбульских «церковных либералов» с Всеправославным собором не закончилась для Церкви, как Большой Московский собор, тоже бывший в значительной степени «всеправославным». Чтобы чужеземцы, для которых порой «натовская» и «европейская» идентичность гораздо теплее православной, не сковырнули нас на обочину.

Впрочем, не менее нам важно воздержание от подозрительности и агрессии, отношение к Церкви как к драгоценности, а не как к орудию личной гордыни — этих качеств было в избытке на дороге к расколу XVII века, и, к сожалению, немало тех, кто готов поиграть в «непримиримость» и ныне.

http://portal-kultura.ru/articles/history/136431-raskolom-zhech-serdtsa-lyudey/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments