Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

"Софья-пересмешница". Разгромная рецензия на квазиисторический сериал

Разгромная рецензия на "Софию", написанная еще до того, как там прозвучало "думский дьяк Курицын".

Спору нет, последние серии худо-бедно тянут на плохонькую "Анжелику", но после разнузданно русофобской первой серии это уже не помогает. Общее настроение задано.

http://portal-kultura.ru/articles/tv/142316-sofya-peresmeshnitsa/

Существует, на мой взгляд, два способа делать историческое кино. Можно с педантичной точностью и детальностью изобразить подлинные факты, немного их заточив ради сюжетной динамики. А можно снять шумную и красивую «анжелику», состоящую из одних исторических ошибок. Из современного во второй разряд хорошо подходит «Великолепный век». Однако в этом случае сверхзадачей становится сказка, романтизирующая прошлое. У обоих решений есть плюсы и минусы, но создатели «Софии» пошли другим путем. Историческая недостоверность зашкаливает, век же Ивана III получился не великолепным, а каким-то дерюжным.

Русские князья, сановники, архиереи — грубы, неотесанны, лживы, раболепны и говорят языком пролетарского барака. У них примитивные слова, чувства, мысли. Сцена, когда думные бояре высмеивают итальянский портрет Софьи, настолько нелепа, что за сценариста и режиссера становится стыдно. «Патриотический» сериал воспроизводит популярный среди так называемого креативного класса обычай изображения русских орками.

Эльфы-иностранцы, напротив, изящны, образованны, тонко чувствуют и беседуют о мадоннах Боттичелли, чья слава наступила сильно после описываемых событий. С навязываемой мыслью «прекрасная София принесла в отсталую варварскую Россию красоту и искусство» согласятся все дежурные русофобы.

Русские в сериале, конечно, верны православной вере, но вера эта у кинематографистов уж больно смахивает на суеверие — туповатые «московиты» (слово «Московия», постоянно употребляемое в ленте, вошло в обиход лет через 20 после смерти Ивана III) со страшной подозрительностью относятся к молодой греко-итальянке и вообще ко всему новому, культурному и прогрессивному, так что зритель подсознательно умозаключает, что православие есть тормоз просвещения и прогресса.

На самом деле никакими массовыми протестами византийскую принцессу на Руси не встречали и тем более не перекрещивали. В этом и не было необходимости — едва пересекши границу, София (это от рождения было вторым именем царевны) немедленно стала подчеркивать приверженность православной вере, в которой родилась.

Владыка Филипп, один из великих деятелей Русской церкви, изображенный в фильме примитивным грубияном, не устраивал никакого народного мятежа и великую фразу о латинском легате «теми вратами он во град, а этими я из града» сказал государю лично, после чего Иван Васильевич немедленно запретил папскому послу агитировать в пользу католицизма. Венчал Софью с князем не митрополит, а коломенский поп по простой причине — венценосный жених был второбрачным вдовцом, каковому торжественный обряд не полагался.

Но чтобы показать все это, сценаристу потребовалось бы вникнуть в наше прошлое. А так — в сериале практически каждый исторический факт замарывается грубым историческим ляпом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments