Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Мой большой биографический очерк о Семене Дежневе

Очень всем рекомендую мой большой биографический очерк о Семёне Дежневе, о коем вы, наверняка, ничего не знаете, кроме того, что он проплыл проливом между Азией и Америкой. А его биография - это настоящая русская История Успеха.



http://goarctic.ru/travel/sem-udach-semena-dezhneva/

История успеха Семёна Ивановича Дежнёва идёт поперёк этому мрачному канону. Он сорок лет отдал службе Русскому государству на его северо-востоке, принимал участие во множестве сражений и дипломатических миссий, бесчисленно раз ранен и неоднократно тонул, первым прошёл через пролив между Азией и Америкой и оставил описание этого прохождения, исследовал и присоединил к России бассейн реки Анадырь вместе с богатейшими промыслами моржовой кости, ценимой тогда выше золота и даже соболей. Многотрудная и опасная служба Дежнёва принесла ему значительный материальный прибыток, чин атамана, уважение воевод, Сибирского приказа и самого Государя с боярской думой – наконец, и посмертную славу.

Заслуга Дежнёва вспомнилась, едва началось научное изучение истории Сибири: уже в 1730-е годы Герхард Миллер опубликовал по найденным в Якутске документам рассказ о подвиге Дежнёва, который вскоре воспроизвёл в своём «Кратком описании путешествий по северным морям» обычно во всём споривший с Миллером М.В. Ломоносов. Довольно робкие попытки поставить под сомнение достижения Дежнёва, восходящие к тяготевшему к скептической школе историку Сибири П.А. Словцову, неизменно оканчивались полным фиаско: выяснялось, что скептики плохо знали и понимали документы, рассказывающие об открытиях атамана. Да и самих этих документов обретается в архивах достаточно много, чтобы жизнь и деяния «Семейки Иванова Дежнёва» не оставались бледной тенью, а предстали перед нами подлинной историей из плоти и крови, частью великого русского похода «навстречь солнцу».

Геополитической предпосылкой этого плавания был сам характер России как государства, сформировавшегося среди переплетённых друг с другом бассейнов великих рек Евразии. На пути из варяг в греки возникла Русская Земля и, распространяясь по рекам, она разрасталась. Это распространение шло быстрее там, где не было, как в степной зоне, сильных противников-кочевников, потому волей-неволей Русь разворачивалась на северо-восток. Сперва её органичной частью стал Русский Север, из которого холмогорские мужики двинулись морской дорогой не только к Груманту, но и на Обь, Енисей и далее к «златокипящей» Мангазее, где ещё прежде основания острога кипела пушная добыча и торговля. Морская дорога, пусть и чрезвычайно трудная, позволяла совершить манёвр между реками, миновать уральский «Камень» и немирных «иноземцев».

Применяя свою превосходную амфибийную тактику, русские служилые люди, руководствовавшиеся целью «проведать, где б на какой реке государю прибыль учинить», переходили по внутренним волокам или морским маневром через Ледовитый океан из одного речного бассейна в другой, ставили укреплённые остроги, используя дерзость и превосходство в речном снаряде и огнестрельном оружии, подчиняли инородцев и заставляли платить их «ясак» пушниной.

Основой «объясачивания» местных племён было взятие «аманатов» – заложников, обычно из местных «князьцов», ради которых их родичи и приносили русским пушнину. Покорение отнюдь не было мирным и сопровождалось регулярными стычками и засадами – всё тело Дежнёва было испещрено ранами от якутских, эвенкийских, юкагирских, чукотских стрел. С аманатами, впрочем, зачастую быстро сдруживались, их здоровье берегли пуще зеницы ока и кормили лучше, чем ели сами (за умершего никто ясака не даст), а вскоре иноземцы и сами почувствовали выгоды русской власти: слуги государевы мирили поссорившиеся роды, не давали сильным утеснять слабых. Дежнёв сам несколько раз принимал участие в таких посреднических миссиях и проявил себя как недюжинный дипломат. Государь и воеводы вообще требовали не чинить обид новым подданным и сурово карали служилых за разбои и жестокость с ясачными. Дело было, конечно, не в мифической «имперской дружбе народов», а в здравом смысле: гибель или откочёвка ясачных вела к убытку для казны, ведь соболя били прежде всего туземцы.

Охота за пушниной была беспощадной, и численность зверя, особенно соболей, очень быстро падала. Погоня за мехами заставляла русских двигаться всё далее на восток, со всем тщанием выспрашивая иноземцев о лежащих впереди неведомых землях и необъясаченных людях. Время от времени в этих поисках возникали такие же фантомы, как Эльдорадо в Америке. Происхождение этих фантомов было, скорее всего, довольно прозаичным: их выдумывали местные жители, чтобы спровадить добытчиков подальше от себя. Таким русским Эльдорадо в эпоху Дежнева стала «река Погыча», лежащая дальше за только что открытой и включённой в освоение Колымой. На реке этой, обещали, есть и несчётно соболей, и даже серебро. Знали бы колымские первопроходцы, что золотая земля находится прямо у них под ногами! Но сибирская золотая лихорадка начнётся только в XIX веке.

Subscribe

  • Сайт 100 книг и ваша поддержка

    Друзья, с некоторым занудством напомню, что сайт "100knig.com" и связанные с ним проекты - видеоканал и подкаст существуют исключительно при вашей…

  • Мои твиты

    Чт, 21:36: Писатель Егор Холмогоров высказался за установку памятника князю Александру Невскому на Лубянке https://t.co/Rpau85KEdz Чт,…

  • Мои твиты

    Чт, 08:27: О Русской Весне и Русском национальном государстве на Донбассе. Разговор Егора Холмогорова с Александром Чаленко и Александром…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments