Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Русский национализм в прошлом и настоящем (некоторые замечания)

Различие в исторической конструкции русской и немецкой национальной мысли в эпоху их созревания в XIX веке проистекает из очень простого источника.

Немцы были одним этносом расчлененным на множество государств. Главное что их связывало - общность генетического происхождения. Чуть менее - история и язык (проблема диалектов). Совсем не связывали религия и государственность. Немецкий националист обязан был стоять выше религии и быть антипатриотом (по крайней мере за пределами двух государства гегемонов - Пруссии и Австрии, причем в многонациональной Австрии всё было сложно).

Соответственно конструкция немецкого национализма основывалась на идее трансграничного единства сыновей единого этноса при помощи своего национального суверенитета, осуществляющего политическое единство.

Русские были этносом подавляющая часть которого была охвачена границей единого Отечества (за пределами была лишь Галиция о которой еще мало вспоминали). Соответственно объединяющая этническая рамка была тавтологией, она ничего вообще не объясняла. Зато внутри границ единого Отечества русские сталкивались с тем, что наряду с нами в том же отечестве живут представители других этносов, других религий, других культур и цивилизаций, да и сам этнос цивилизационно расколот между простым народом и совокупностью духовных иностранцев - дворянством. Соответственно, перед русскими вставал вопрос цивилизационной, культурной, а по возможности и религиозной ассимиляции тех, кто находится в том же Отечестве. Вопрос о том, как сделать если не всех, то значительную часть их природными патриотами.

Соответственно конструкция русского национализма строилась на державном патриотизме, форсировании православия и общих культурных черт, которые должны _перекрывать_ этничность и быть выше голоса крови. "Народный суверенитет" в этническом смысле был бессмыслен, поскольку потенциальная нация как гражданское сообщество должна была быть намного больше числом русской нации как этноса. Самодержавие было той рамкой, которая создавала Отечество - рухнет оно и Отечество тоже рассыплется (так оно и произошло, и большевистская пересборка была лишь неумелым склеиванием обломков).

Конечно были пограничные среды, где сталкивались как раз русский и немецкий национализм - это Прибалтика. И там немецкая этническая трансграничность актуализовала русскую реакцию в виде: наш этнос должен быть хозяином нашей империи. При столкновении же с поляками такой актуализации не происходило, поскольку этносы были близкими с переходной западнорусской зоной. Актуализация была другая: наша держава выиграла спор за главенство в славянском доме - подчинитесь, слейтесь все в русском море.

Перед глазами у русских был, конечно, еще французский национализм, который был не национализмом вовсе. Франция мыслила себя через универсальные культурные притязания, как мировая политическая и культурная империя, корни которой были в Риме, Каролингской монархии, в культурной гегемонии Франции в Европе. Можно ли считать к примеру Наполеона французским националистом? И французская Nation как политический суверен строилась на универсалистских притязаниях на универсалистский же суверенитет. То есть эта модель русским совсем не подходила. Сами же французы вынуждены были скрепя зубами отказываться от своего универсализма и этнизироваться после того как в 1870 году их разгромила этническая рождающаяся империя - Германия. После этого у французов образовалось этническое самосознание, этническая ущемленная гордость (память об Эльзасе и Лотарингии), ассоциация себя не со всеобщим разумом и универсальными началами, а с особым историческим путем. На место Вольтера пришла Орлеанская Дева.

Поэтому русский национализм исторически развивался как державный патриотизм с отчетливым культурным и религиозным, а не этническим акцентом. Последний актуализовался только при споре о главенствующей роли русских внутри империи - но опять же сводился скорее к устранению этнической привилегированности других этносов и к распространению русского языка и культуры. Важное значение для дела русского национализма имели, соответственно, само _развитие_ русского языка и культуры, так чтобы они и в самом деле могли доминировать на имперском пространстве, не выглядеть убого по сравнению с французским или немецким (а потом английским) началом. И к началу ХХ века это удалось - никто не стал бы спорить, что к 1917 году русская культура была одной из величайших мировых культур.

Поэтому реликты имперского культурологически-религиозного национализма в современной русской мысли простительны.

Но...

Они не учитывают важную перемену в положении русских к началу XXI века. Сегодня мы, русские, - немцы. То есть единый этнос, который _расколот_ внешними границами, суверенитетами, "отечествами" и никакой культурологией этого не изменить, так как значительная часть русских - и паспортных, и "триединых" исключена из границ единого Отечества и фактически подвергается культурному геноциду.

Соответственно русские должны и обязаны себя мыслить как единый этнос, связанный общностью происхождения, биологического происхождения, родства, а не только языка и культуры и имперского патриотизма. Это общее родство должно делать русских непатриотами всех новоявленных "отечеств", кроме единого Отечества. Русские обязаны настаивать на своем политическом суверенитете как этноса и праве на осуществление своего национального самоопределения.

При этом культурный национализм имперского образца отнюдь не подлежит сдаче в архив, так как внутри РФ русские по прежнему пребывают в имперской ситуации, когда нам нужно убеждать и принуждать другие народы быть патриотами нашего Отечества (кто-то спросит - нужно ли? - ответ прост, по доставшейся нам от большевиков проклятой административной структуре у большинства этих народов на территории их квазисуверенных образований находятся русские заложники, соответственно здесь тоже нужно ставить вопрос о единении русских внутри РФ, не об ублюдочной "русской республике" получаемой путем вычитания не "национальных" регионов, а о приведении национально-государственного устройства в соответствие с действительным расселением русских (после чего обширная "Нерусская Россия" расщепится на анклавы в бескрайнем русском море, не устоят по большей части даже её "твердыни").

Но конечная задача на внутреннем фронте у русских прежняя - максимально русифицировать своё Отечество, а для этого максимально утвердить силу русского языка и максимально развить яркую, оригинальную, притягательную и при этом национальную культуру, с которой будет престижно себя ассоциировать и которая при этом будет заставлять причастного жить в воображаемом русском мире (воображаемом в том смысле, что каждая культура создает свой воображаемый мир и помещает в нем тех, кто её принимает).

С другой стороны, абсолютной дичью является позиция "этнического суверенитета без ирредентизма" или еще веселее "эгалитарного гражданского национализма". Когда одни и те же люди говорят о суверенитете русских внутри России и суверенном праве русских на Россию, но все их притязания обрываются на большевистских границах и тут же они начинают разводить про многонациональность, "братские славянские народы" и прочее. Этнический политический суверенитет нужен именно для того, чтобы взрывать произвольные политические границы и формировать поверх их национальное государство. Или он просто не нужен, так как внутри границ РФ абсолютизация своего этнического суверенитета это только способ сделать эти границы ещё уже и ничего больше. Ну а уж пародировать французскую либерально-универсалистскую модель нации, которая самих французов почти свела в могилу и вовсе гиблое дело, для этого необходима культура, обладающая актуально реализованными притязаниями на то, чтобы быть глобальной универсальной культурой. Не наш случай в ближайшие десятилетия это точно.

Иными словами, мы должны смотреть и на русские и на западные парадигмы национализма очень критически, учитывая, что они сформировались применительно к совсем не той ситуации, которая у нас сейчас.

1. В пограничных вопросах мы должны быть жесточайшими националистами крови. То есть: все русские должны жить в одном государстве. Все русские - это все русские, а не только великороссы. Все русские должны осуществить свою единую государственность как право этноса на самоопределение и суверенитет.

2. Во внутренних вопросах мы должны быть староимперцами, но не в смысле "пусть расцветают многонациональные цветы" (этого как раз в старом имперском национализме не было), а в смысле формирования механизмов мягкого принуждения к патриотизму единого Отечества - всеобщность и тотальность русского языка, интенсивное внедрение русской национальной (а не "общечеловеческой") культуры, открытость для культурной самоидентификации себя с Россией.

3. Однако при этом нельзя забывать, что этническая консолидация русских внутри России, то есть внутренний ирредентизм не менее необходим, чем внешний. Русский национализм обязан быть нацелен на то, чтобы ломать внутренние границы и квазисуверенитеты, которые ослабляют и расточают русских. На такие внутренние сепаратистские структуры нужно смотреть точно так же как на внешние.

4. Только при выполнении этих условий можно говорить о гражданском суверенитете нации и это будет русская нация. Если же ставить гражданский суверенитет впереди лошади, то получится суверенитет нерусской нации (что значит на деле суверенитет анти-русских элементов в нерусских нациях). Реальная гражданская свобода возможна только в этнически и культурно односоставном обществе. В мультицивилизационном, мультирелигиозном, мультиэтническом обществе реальная гражданская свобода невозможна, возможно лишь подавление такой свободы более сплоченными мировоззренчески архаичными общностями, которые осуществляют по сути "хакерство" демократии. Чтобы позволить себе некоторую степень демократии необходимо создать единое национальное государство, имеющее статус стопроцентно суверенной великой державы, с оригинальной культурой, имеющей определенные экспансионистские притязания. Иными словами, чтобы в Москве реально было провести многопартийные выборы, Киев должен быть наш, Вашингтон должен сидеть на жердочке, а в Берлине все должны читать русские книги и смотреть русские фильмы. Тогда система будет работать. Иначе ничего другого кроме как картина Царь Зверей с Гор и Толпа Гастарбайтеров захвативших улицы диктуют свою волю кучке национальных интеллигентов ругяющихся с кучкой столичных либералов и кучкой чуваков с майкой чегевары о параграфах регламента обсуждения поправок к регламенту не будет.

Так что как-то так получается.

1. Национальное воссоединение этнические русских вне и внутри границ РФ.
2. Национальное объединение всех граждан Отечества вокруг русского языка и русской культуры.
3. Мировая экспансия русского языка и культуры в мире как претендента на роль универсального языка.
4. Гражданский суверенитет как плод национального достоинства и культурного развития носителей русского начала.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment