Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Очерк об Эдуарде Лимонове на "100 книг"

Под влиянием вчерашней прогулки под ливнем и молниями на Троекуровском залил на 100 книг проапгрейженый свой текст об Эдуарде Лимонове. Читайте, не забывайте записываться в патроны "100 книг" на Патреоне (https://www.patreon.com/100knig).

Эдуард Лимонов. Книга мертвых

21.06.2020 / Егор Холмогоров

После того как я прочел подаренную мне Лимоновым при первой нашей встрече (судя по автографу дело было 10 декабря 2015 года) «Книгу мертвых-3. Кладбища» самую грустную («Со смены не вернулась молодая жена») и самую смешную («Ангел со вздернутой губкой и ...

Источник: http://100knig.com/eduard-limonov-kniga-mertvyx/



Умер последний русский писатель, которого была недостойна Нобелевская премия, написавший свою жизнь как роман, которого не вместил бы даже весь «Жиль Блас». Поэтому я предпочитаю воспоминания Лимонова, прежде всего – «Книги мертвых», его романам. В них столько же языка и изумительной образности, но гораздо меньше литературной условности, которая в лимоновском случае только мешает. Это литература факта, даже если этот факт, возможно, приукрашен.

В Лимонове значимы не фабула, сюжет, диалог, а событие. Событие и живой человек, который фигурирует в его книгах.

Мне интересно думать о биографии Лимонова как о своего рода онтологическом восхождении в хайдеггерианском духе. О некоей метафизической карьере харьковского мальчика с рабочей окраины — цепочки выступлений экзистенции из небытия, вбрасываний себя все дальше в бытие, со все большим уровнем «сбывания».

Рабочий, а затем богемный Харьков 1960-х — низшая ступень по сравнению с самиздатски-литературной Москвой рубежа 1960-70-х

Самиздатски-литературная Москва 1960-70-х — низшая ступень по сравнению с гламурным Нью-Йорком 1970-х.

Гламурный Нью-Йорк 1970-х — низшая ступень по сравнению с право-левацким Парижем 1980-х.

Право-левацкий Париж 1980-х — низшая, по сравнению с Белградом и Книнской Краиной начала 1990-х.

А Книнская Краина начала 1990-х — низшая по сравнению с борьбой за воссоединение разделенных русских в 1990-2010-е…

В последнем этапе тоже можно выделить этапы – нацбольский трэш и угар 90-х, отсидка, борьба в оппозиции, Русская Весна…

Если мыслить дело так, то складывается великолепная экзистенциальная биография (которая на практике, конечно, была приправлена изрядными дозами треша и ада).

Это был экзотический цветок, казавшийся совершенно не с нашей равнины. Для меня он был в известном смысле совершенно чужой – практически вне Православия и традиции, человек богемы, кокетничающий с де Садом и Селином, с другой стороны – солдат, который мог отправиться на войну, вести партию смертников в заведомо безнадежную политическую атаку, выворачивать себя наизнанку с фавновским бесстыдством.

Но этот цветок был насквозь русский. И для меня цветение этого русского цветка, на который можно было посмотреть, понюхать, потрогать, повосхищаться, уколоться, было свидетельством о том, что русское – живо, живо столь же, а может быть и больше, чем когда-либо прежде. Просто от того факта, что он есть где-то в твоем космосе, а ты где-то на периферии его – становилось удивительно тепло и хорошо.

Понимая, что умрет скорее, чем планировалось, он оставил в твиттере русское ирредентистское завещание:

«ЗАВЕЩАНИЕ, вдруг не доживу. Возьмите в Россию все русскоговорящие области Украины. начиная с Харькова. Сразу после смерти Назарбаева разделите с Китаем Казахстан. Только не давайте Китаю выход к Каспию. Что-то вроде пакта Молотова-Риббентропа о разделе Казахстана. Дайте китайцам- восток».

Китайцы обойдутся, а так – все верно, не поспоришь. С Харькова и начнем.

Константин Крылов. "Нет времени". Большой очерк о книге.

Закончил для "100 книг" большой очерк о книге Константина Крылова "Нет времени". Более или менее подробному разбору и ответу подверглись все тексты этой книги.

Константин Крылов.
Нет времени

31.05.2020 / Егор Холмогоров

Константин Крылов. Нет времени. Спб., Владимир Даль, 2007

Книга «Нет времени», выпущенная в 2006 году петербургским издательством «Владимир Даль», заключает в себе работы философа Константина Крылова (известного так же как писатель Михаил Харитонов), так или иначе опубликованные в конце 90-х и ...

Источник: http://100knig.com/konstantin-krylov-net-vremeni/



Книга «Нет времени», выпущенная в 2006 году петербургским издательством «Владимир Даль», заключает в себе работы философа Константина Крылова (известного так же как писатель Михаил Харитонов), так или иначе опубликованные в конце 90-х и первой половине нулевых годов.

Я не буду распространяться о значении фигуры Крылова для русской мысли и культуры, так как это уже сделано в моем некрологе ему, в продолжающейся серии воспоминаний, публикуемой в фейсбук и в небольшом очерке о значении его для русской философии. К этому предмету, если будет возможность, я обращусь еще не раз и поэтому сейчас буду говорить преимущественно о книге. Говорить с пристрастием, иногда даже с гневом, с критикой, которая является высшей данью и наградой критическому уму философа.

Эта была первая «настоящая» книга Крылова, до того момента основной свой философский трактат «Поведение» он выпускал по сути за свой счет, а книга «Особенности национального поведения» была выпущена в соавторстве с предпринимателем Михаилом Алексеевым и по инициативе последнего. Здесь же перед нами авторский сборник, в котором Крылов выступает в качестве яркого философа, литературоведа, критика, эссеиста, мемуариста.

Допускаю, что издательство отчасти опасалось публиковать Крылова как собственно политического публициста и мыслителя, поэтому в сборнике зияют отсутствием работы с прямым политическим содержанием за исключением одной – яркого антиельцинского эссе «ЕБН». Фактически всё содержание работ – это маргиналии Крылова, как бы обозначающие «центр» его воззрений как горизонт событий обозначает черную дыру и указывает на неё. В результате читателю нетрудно догадаться каких взглядов придерживается Крылов и что «обо всём об этом думает», но суть его воззрений сознательно обойдена, хотя она к тому моменту могла бы быть предъявлена читателю, в том числе и в достаточно «политкорректном» виде, при помощи текстов, публиковавшихся в таких изданиях как «Отечественные Записки», «Спецназ России» и других.

Как бы в своеобразную компенсацию за эту маргинальность, техническая проработка издания оказалась просто великолепна – дорогая тверда обложка с тиснением, дорогая бумага, изящная верстка, качественная корректура, закладка. Книга вполне соответствует тем высоким требованиям к книгам, которые предъявлены в одном из её эссе. Помимо прочего автору был заплачен гонорар и на деньги издательства он побывал в Петербурге, едва ли не в первый раз жизни, о чем он рассказывал с необычайным для него восхищением. Она показалось мне, прожившему в Петрополе почти два года и регулярно бывавшему там по надобности и без оной, чуть чрезмерным. Но надо понимать, что Крылов ездил куда-то не так уж и часто, а потому опыт соприкосновения с «российской Европой» был для него весьма значителен.

Вышедшая книга вскоре была вручена мне с приличествующим графическим каллиграфическим автографом, однако целиком прочитана не была. Во-первых, многие тексты я к тому моменту уже читал, мало того, был с непосредственностью повитухи причастен к появлению некоторых из них. Во-вторых, многих крыловских текстов к тому моменту, на десятом году знакомства, я уже сознательно избегал, опасаясь чувства раздражения неточностью некоторых выражений и предпочитая устные разговоры, в которых автор, как правило, был точнее и полнее. Поэтому я прочел эту книгу от корки до корки лишь сейчас, как дань памяти безвременно ушедшего друга. И имею что сказать, хотя, увы, сказанное уже будет обращено не к нему.

Мои твиты

100 книг, которые на меня повлияли. №1. Ершов. Конек-горбунок

Для того чтобы хоть как-то раскрутить шестеренки мозга не хотящего нормально функционировать, начал делать для "#100knig" то, чего там до сих пор не было. А не поверите - там не было списка 100 книг, которые на меня повлияли. Из твиттера и ЖЖ я старый не перенес. А тут заработало и начало что-то получаться.

Буду выкладывать некоторые пункты сюда. Кстати, если вы хотите, чтобы я иногда что-то на ста книгах делал, а не воспринимал их как чемодан без ручки, то подписывайтесь на Патреоне на трехдолларовый план поддержки - и вам без убытка, и мне сигнал, что кому-то кроме меня этот сайт нужен (https://www.patreon.com/join/100knig?).

П.П. Ершов. Конек-горбунок.



В детстве я любил читать сказки – русские, венгерские, немецкие, португальские, даже жутковато-абсурдные сказки народов Анголы. Моя самая любимая европейская сказка была венгерская история о том, как черт поспорил с мужиком можно ли угодить людям – и проспорил, оказалось – нельзя. Моим любимым русским сюжетом была история «Пойди туда не знаю куда, принеси то, не знаю что» (кстати, вариацией этого сюжета была «Сказка про Федота-Стрельца» папиного сотеатральца Леонида Филатова). Но любимым и классическим изводом этого сюжета был, конечно, ершовский «Конек» с имеющими самостоятельное значение, устанавливающими правильное русское мировосприятие илюстрациями Милашевского, после которых я навсегда уверен в том, что настоящий Русский Мир обязан быть стилизован под XVII век.



Про Ершова есть популярный миф, что якобы сказка на самом деле написана Пушкиным. Это безусловно не так, хотя Пушкин несомненно помог пробиться одаренному студенту. Во-первых, все сказки Пушкина строго односюжетны, это относится и к «Руслану и Людмиле», в то время как «Конек» каскаден. Во-вторых, Ершов вносил правки в сказку после смерти Пушкина – и они все значительно улучшают первоначальный текст, добавляя в него архаизмов, ярких простонародных оборотов, уходя все дальше от литературного нормативизма и лжеклассицизма (за что Ершова ругали Белинский и Катков, ничего тут не понимавшие).

К примеру, в издании 1834 года – «у крестьянина три сына», в последующих – «у старинушки три сына». «Старинушка» лучше «крестьянина» примерно на бесконечность. Первоначальный вариант: «да возили под столицу», итоговый вариант: «да возили в град-столицу». Сперва: «не далеко от села», в итоге «недалече от села». Сперва «от рожденья не видали», в итоге «отродяся не видали». Сперва «как бы вора им поймать», в итоге «как бы вора соглядать». Мои детские представления о «народном русском» с его вкусом и теплом определяются в значительной степени именно языком Ершова, который предложил так сказать радикальный вариант пушкинской неоархаической языковой реформы. Не «брег» и «ланиты», а «эй вы, сонные тетери».



Но важен не только язык, важная прежде всего топография и космография «Горбунка». Например такой оборот в самом начале: «знать, столица та была недалече от села». Если вам интуитивно понятна и комфортна эта оптика мира, значит вы точно русский. Или великолепная история про кита, у которого на спине расположились деревни. Да и вообще идея Моря-Окияна как обитаемого, одушевленного живого русифицированного пространства (чего стоит образ Ёрша (понятное обыгрывание автором своей собственной фамилии), взятый из сказки о Ёрше Ёршовиче), так контрастирующая с западной трактовкой Океана как пустой или враждебной стихии.

Позднее мне попалась в сборнике революционной сатиры эпохи мятежа 1905-07 годов переделка сказки, где дело заканчивалось всеобщей забастовкой и сменой власти, аллюзия на осень 1905 года. Но в оригинальной ершовской сказке никакого антимонархизма нет и в помине – там классический фрезеровский сюжет в духе «Золотой ветви» о поединке (каковой представляет собой выполнение заданий) старого правителя с молодым и полным сил, закономерно заканчивающемся обновлением политического цикла.
В общем, хотите растить детей русскими – читайте с ними Ершова.