Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Об авторе блога

Егор Станиславович Холмогоров



Родился в 1975 г. в Москве. Публицист, историк, политический философ, теолог и кинокритик. Один из идеологов русского национализма, развивает его христиански-консервативное направление. Автор концепции "атомного православия". Один из идеологов русской ирреденты и воссоединения русских земель, придумавший термин "русская весна". Сторонник внесения "русской поправки" в конституцию России, предложил свой вариант преамбулы Конституции. В прошлом обозреватель радиостанций "Маяк" и "Русская служба новостей", колумнист "Известий", телеведущий НТВ. В настоящее время обозреватель телеканала "Царьград".

Сайт Егора Холмогорова "100 книг" - http://100knig.com

Научные работы Егора Холмогорова на сайте Академия - https://independent.academia.edu/%D0%A5%D0%BE%D0%BB%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%95%D0%B3%D0%BE%D1%80

Авторский канал Егора Холмогорова на ютубе: https://www.youtube.com/channel/UCNd1jPh65H4dfYPGOHVJyxA

Авторский аудиоподкаст Егора Холмогорова: https://vk.com/holmogorpublic

Страница Егора Холмогорова в Фейсбуке: https://www.facebook.com/holmogorov.egor

Самые значимые работы Егора Холмогорова:

Русское национальное самосознание: http://100knig.com/russkoe-samosoznanie/

Категории русской цивилизации: http://100knig.com/kategorii-russkoj-civilizacii/

Атомное Православие: http://www.rus-obr.ru/idea/594

Реставрация будущего: https://www.academia.edu/37688328/

Какая конституция нужна русским: https://tsargrad.tv/articles/russkij-narod-dolzhen-zamenit-mirovoe-soobshhestvo_237429

Памяти С.В. Лурье - великого русского этнолога



Светлана Владимировна Лурье, один из крупнейших русских ученых-гуманитариев нашей эпохи, человек как мало кто сделавший для понимания что такое этнопсихология и, в частности, психология русского народа, скончалась сегодня от ковид. До Санкт-Петербурга не довезли, умерла в реанимобиле.

Оставляя личные эмоции, для тех, кто совсем не в контексте, постараюсь объяснить кто была такая и чем была важна скончавшаяся сегодня Светлана Владимировна Лурье (Смирнова) (1961-2021).

С.В. Лурье практически в одиночку противостояла в российской этнологической науке так называемому «конструктивизму» и прочим ересям, утверждавшим, что этнос это социальный конструкт. Она с чрезвычайной убедительностью показала, что этнос это психологическая реальность, определенный способ видеть мир и действовать в мире. И этот способ не зависит от социальных факторов и тем более от личного выбора. Даже ненавидеть или разрушать сам себя этнос будет по своему.

В своих исследованиях финской картины мира, русского национального характера, этнопсихологии армян, она показала, что этнос это реальность чрезвычайно глубоко прошитая в коллективной психологии. Отношения этноса с миром и с самим собой закрепляются в определенные константы, шаблоны восприятия и действия, и в разных обстоятельствах, отвечая на разные вызовы, этнос упаковывает эти обстоятельства и вызовы, внешне непохожие, в свою картину миру. Лурье назвала это этническими константами, определяющими параметры картины мира.

Лурье поставила на единственную верную почву проблематику национального характера – носителем национального характера является не индивид, а этнос в целом. То есть не Вася сбежал из дома, потому что у всех русских бродяжья душа, а русские как этнос имеют глубинную установку на бегство от государства, которое их догоняет, и так Россия расширяется. При этом русские одинаково могут быть и в убегающих, и в догоняющих, и во взирающих на это со стороны. Этнос развивается в истории через функциональный конфликт.

Чрезвычайно важно введенное Лурье понимание традиционного сознания. Традиционное не равно архаическое. Традиционное сознание это то сознание, которое на «додискуссионном» уровне сохраняет этническую картину миру и делает этот мир познаваемым для этноса. Без традиционного сознания, без набора бессознательных схем и установок, мир попросту не познаваем. Если этническая традиция разрушена, то этнос попросту перестает понимать что с ним происходит, новая информация не усваивается и не проясняет ситуацию.

Наряду с традиционным существует и личностное сознание, то есть способность не только транслировать, но и наращивать и изменять культуру, причем важно понимать, что традиционное и личностное противостоят не как традиция и модерн, а как обывательски-массовое и элитарное. Самое же ужасное – это ситуация, когда в эпохи смуты традиционное и личностное сознания сменяются их эрзацами, наборами пустых лозунгов и кричалок.

В своих «Метаморфозах традиционного сознания» С.В. Лурье изложила свою теорию описывающую психическую структуру и историческую динамику этноса, а в «Исторической этнологии» дала так сказать схоластическое изложение, которое должен был бы выучить наизусть каждый, кто что-то говорит и пишет про этнические феномены. К сожалению, в целом ее теория практически игнорировалась, так как она была совершенно неудобна «официальному конструктивизму». Нельзя сказать, что её не цитировали, но базовой парадигмой её идеи при всевластии тишковщины конечно не стали и стать не могли. При этом С.В. Лурье была одним из тех немногих исследователей, кто находился на уровне мировой психологической антропологии и она по мере сил постаралась передать этот опыт русским читателям, выпустив специальное пособие «Психологическая антропология» в котором системно изложила всё, что знает и выступив в роли культурного переводчика.

Огромное внимание она уделяла такой интересной теме как империология – сходства и различия в моделях имперского действия Российской и Британской империи, векторы геополитической экспансии и их идеальное наполнение. С.В. Лурье всегда была сторонницей, если так можно выразиться, имперского идеализма, считая, что узкий прагматизм и национальной эгоизм в русском случае в значительной степени обесцениваются смысл геополитических действий, в том числе и для нас самих. Тут с ней многие были несогласны, в частности я, поскольку по части этого имперского идеализма она порой перебирала. Но в одном она, несомненно, была более права, чем её критики – у русских, определенно, есть, историческая миссия не сводящаяся к выживанию. И эта миссия заключена в формуле «Третий Рим». Без геополитических усилий в этом направлении мы скоро начнем чувствовать дискомфорт и беспокойство именно как целое, как этнос, так как попытаемся жить поперек своей центральной культурной темы. Другое дело, что, на мой взгляд, любая имперская экспансия должна вестись так, чтобы не подрывать силы этноса, её ведущего.

Светлана Владимировна активно работала до последних лет. Только что я обнаружил написанную ею для богословских трудов СПбДА статью о том, что такое бессознательное с православной точки зрения. И с чего было бы ей не работать, ей было только 60, в жизни все более-менее налаживалась, но тут пришла пандемия, которая превратила русский интеллектуальный пейзаж в полупустыню. И вот настолько трагическая и преждевременная смерть. Еще вчера я все-таки верил, что все обойдется. Не обошлось.

Помолитесь все о новопреставленной рабе Божией Фотинии.

И давайте изучать её труды. Пусть незаслуженно не полученное ею в полной мере при жизни признание придет хотя бы после столь ранней и несвоевременной кончины.

Мои твиты

  • Пт, 13:08: В Рим через Крым. Как Россия завоевала себе Рим. Окончание полемики с Эйдельман https://t.co/JLX3vEQH51
  • Пт, 16:39: Городу две тысячи лет... Нашелся город из песни Цоя... :) Спойлер - там нетленные пироги и суд отказавший Навальному Целиком смотреть здесь: https://t.co/kNrOIakTm0 https://t.co/UUctzeFzKC
  • Пт, 22:26: Городу две тысячи лет... Нашелся город из песни Цоя... :) Спойлер - там нетленные пироги и суд отказавший Навальному Целиком смотреть здесь: https://t.co/kNrOIakTm0 https://t.co/XvE4N8flAF

Мои твиты

  • Ср, 12:50: https://t.co/VrcRjahKv2 Пришли легаты, разбили лагерь, легионеры осеменили местных девок, центурионы побили их за нарушение дисциплины палками из виноградной лозы. И на этом самом месте, из палки центуриона, самозародились чувство законности и уважение к собственности…
  • Чт, 00:38: Иноагент Гольц https://t.co/wgC6FM9rrj

О берестяных грамотах, труде Зализняка и бреднях Галковского



Решил отметить День Берестяной Грамоты разместив на "100 книг" материал с подробным разбором галковского антиисторического треша вокруг берестяных грамот. Это не рецензия на знаменитый труд Зализняка, это опыт его использования как самого подробного свода грамот в качестве материала для исторической социологии новгородской грамотности.

http://100knig.com/a-a-zaliznjak-drevnenovgorodskij-dialekt/

Традиционное напоминание: не забывайте поддерживать "100 книг" через Патреон - https://www.patreon.com/100knig и Бусти - https://boosty.to/100knig, или напрямую: 4276 3800 5886 3064.

***

Свою аргументацию Галковский строит на предположении, что поскольку массовые находки берестяных грамот противоречат тезису о малограмотности большинства населения средневековых государств, то значит, они являются заведомой фальсификацией.

«Грамоту знали 1-2-3, от силы 5%% населения. Деревни были поголовно неграмотны», — сообщает Галковский про XVIII век. Очевидно, подразумевая, якобы из этого автоматически следует, что в XII–XIII веках грамотно должно было быть еще несопоставимо меньшее число людей, 0,001%. Тут у Галковского наличествует тот же самый иллюзорный прогрессизм, что и у Морозова, Фоменко и Носовского, которые, отсчитывая обратно в прошлое современные темпы прогресса, пришли к выводу, что история не может начинаться раньше XI века...

Береста оказалась намного более доступным писчим материалом, чем древний папирус или современная бумага, изготовить которые самостоятельно обычный человек не может. Это, казалось бы, должно было привести к возникновению общества всеобщей грамотности, так как отсутствовали материальные и технологические препятствия к использованию письма.



Однако сложилось ли такое общество в действительности? Для ответа на поставленный вопрос мы воспользуемся сводом берестяных грамот, опубликованным А.А. Зализняком в работе «Древненовгородский диалект» (Зализняк 1995), в котором источники удобно сгруппированы по нескольким эпохам. Обследуем начальные и заключительный из выделенных Зализняком периодов и зададимся вопросом о том, какое социальное и имущественное положение занимали авторы и адресаты грамот, каково соотношение среди них представителей высших социальных слоев и духовенства, владение которых грамотой было бы не удивительно и представителей простонародья – крестьян, ремесленников и т.д. Каково соотношение мужской и женской грамотности. Это позволит нам составить представление о социальном портрете новогородской грамотности и его изменении от эпохи к эпохе....

А11 (№109) — жалоба на покупку во Пскове рабыни, оказавшейся чужой, за что покупатель был схвачен княгиней, за автора грамоты поручилась в итоге дружина князя, то есть он принадлежал к социальным верхам. Автор планирует купив коня и посавдив на него княжьего человека отправиться на очные ставки.

А12 (№241) – требование уплаты денег, где упоминается должностное лицо – «отрок». А13 – письмо ростовщика на свинцовой пластинке. А14 (№№745, 736) – переписка новгородского посадника Иванко Павловича с отцом и с управляющим (в последнем случае о ростовщических делах).

А15 (№ 644) – письмо достаточно богатой женщины Нежки, о том, что она отдала перековать два золотых кольца, а работа не исполнена. А16 — письмо монаха.

А17 (№424) – Гюргий предлагает отцу и матери продать двор и переселиться в Смоленск или Киев, где хлеб дешев, социальное положение установить трудно, оно не низкое, раз есть двор, но и не такое высокое, чтобы не ощущать дороговизну хлеба как серьезную проблему.

Из грамот за XI–XII века мы получаем картину типичного средневекового города – административный персонал, ростовщики, купцы, ремесленники. Круг их интересов – выдача и возврат процентных ссуд, судебные тяжбы, хозяйственные конфликты. Это те самые «5-3-2 и даже 1% населения», знание которыми грамоты через двести лет после создания славянской письменности Кирилла и Мефодия совершенно не удивительно.

Мы обнаруживаем в Новгороде «буржуазную», по меркам XI века, среду с преимущественно материальными интересами и практически поголовно занятую ростовщичеством. Ровно такого же типа картину мы обнаруживаем в других городских обществах, от которых сохранились большие массивы письменных документов, например, в древнем Вавилоне – ростовщичество, договоры, иски, требования, угрозы «приставами». Схожие социальные типы порождают схожие практики и схожие тексты переписки...

Обзор содержания и лингвистических особенностей берестяных грамот в XI-XII и XV веках позволяет нам сделать некоторые выводы о характере и направлении изменений в сфере грамотности жителей Новгорода.

В XI-XII веке перед нами грамотность средневекового городского общества – административный персонал, высшие классы, церковнослужители, деловая переписка горожан-предпринимателей. Никаких оснований для гипотезы о всеобщей грамотности новгородцев материал берестяных грамот не дает.
От XII к XV векам круг грамотных расширяется с высших классов, администрации, купцов и ростовщиков на верхушку крестьян, обязанных поддерживать управленческие контакты с землевладельцами. Однако отмечаемый в этом случае феномен малограмотности говорит о том, что грамотность среди крестьянства не была ни всеобщим, ни устойчивым явлением.
Практически нигде, от XI до XV веков, мы не встречаем случаев грамотности избыточной, социально и прагматически необъяснимой, столь же незначительно и число случаев «нестандартного» использования грамоты. Подавляющая часть дошедших до нас новгородских письменных документов укладывается в строгие рамки церковной или деловой письменности.

Курс русской истории. XI век. Рождение нации: время богатырей

Очередной выпуск лекций по русской истории посвящен XI веку - эпохе Ярослава Мудрого и его сыновей, борьбе с печенегами и половцами.



Это эпоха, когда во всей Европе сформировались старые европейские нации - христианские народы оформили себя по заданной в Ветхом Завете матрице народа-государства. Русь была в числе первых, решающую роль в её оформлении сыграли Владимир и Ярослав, при котором Иларион оформил национальную идеологию в Слове о Законе и Благодати.

Также в выпуске рассказывается о том, как повлиял на дальнейшую историю пример святых Бориса и Глеба, откуда появились былинные богатыри, чем отличался Ярослав от брата Мстислава, как в Киеве случился первый в истории Майдан, как проблема изгоев начала разрушать единую политическую систему русских княжеств, как половцы наладили масштабную работорговлю русскими и какое влияние эта работорговля оказала на формирование русского самосознания.

Таймкоды:

00:34 Эпоха «Великого происхождения народов»
02:35 Библейская матрица европейских наций
04:57 Русско-печенежская война: эпоха богатырей
06:05 Владимир: монархия по византийскому образцу
07:21 Междоусобица после смерти Владимира
08:42 Подвиг святых Бориса и Глеба и его значение
10:10 Борьба Ярослава со Святополком Окаянным и польской интервенцией
12:24 Мстислав и Ярослав: дружинно-племенное сознание против национально-государственного
14:06 Ярослав: строительство Софийского собора, Киев как святой город
15:17 «Слово о законе и благодати» Илариона — рождение русской национальной идеологии
18:06 Семейные связи Ярослава покрывают всю Европу
20:07 Триумвират после смерти Ярослава
20:45 Появление князей-изгоев и начало династической смуты
22:17 Нашествие половцев и первый «майдан» в Киеве
24:47 Олег Гориславич наводит половцев на Русь
26:47 Начало кочевнической работорговли русскими
29:37 Княжеский съезд в Любече и его итоги

Как всегда настоятельно прошу репоста в фейсбуке будучи там забанен.

Предыдущие выпуски:

1. Славяне - https://youtu.be/eoJW-xmAcEo
2. Славяне и авары - https://youtu.be/OZHH94mR0pk
3. Рождение Руси из торговых путей - https://youtu.be/Fg6-YBuT1_w
4. IX век. Начало Русского государства - https://youtu.be/QZzkltIgXRk
5. Х век. Крещение Руси - https://youtu.be/_OXFA1f45Lk

Мои твиты

  • Вт, 11:34: Первый из двух Станиславовичей посвященных тому, что русские и украинцы никогда не будут братьями. Потому что мы - один народ. Так сказать по следам Путина (хотя снято раньше). https://t.co/4w5K23BekH

Очерк о Дмитрии Балашове на 100 книгах.



Наконец-то сделал для 100 книг очерк о Дмитрии Балашове. Давно собирался это сделать, мне даже в 2018 году довольно крупный донат на это прислали. Но все заедал перфекционизм, хотелось подробнейший текст с едва ли не постраничным разбором.

И вот сегодня я свой перфекционизм одолел. Понял, что подробно напишу однажды, но хотя бы кратко надо сделать прямо сейчас. Общая характеристика и совсем краткие характеристики отдельных романов.

Читайте, поддерживайте 100 книг дальше на Патреоне [ https://www.patreon.com/100knig ] и Бусти [ https://boosty.to/100knig ] - это всегда очень вдохновляет делать многострадальный сайт дальше.

http://100knig.com/dmitrij-balashov-gosudari-moskovskie/

Балашов, вплетая в свои произведения мотивы этих подлинных текстов, создает образ высокоразвитой, не «лапотной» Руси. Рисует образ богатейшей материальной и духовной культуры, обширных экономических и торговых связей. Романист исходит из того, что русичи XIV века были не глупее наших современников и на уровне интеллектуальной элиты так же образованы и склоны к разговорам, как и мы. Поэтому он постоянно вкладывает в свои тексты высокоуровневые рассуждения, изощренные интеллектуальные построения, цитаты из разных редких, но теоретически доступных для них книг. Предполагается, что его герои, особенно интеллектуалы того времени – епископы и монахи, князья и бояре, иконописцы, руководствуются сложными идеологическими комплексами. Искусство с которым Балашов создает интеллектуальную прозу ставит его на уровень с Умберто Эко. Но только с той оговоркой, он опережает Эко, как минимум на 5 лет.

Разумеется, либеральная критика никогда не признает произведения Балашова постмодернистским интеллектуальным романом, поскольку «постмодернистские интеллектуальные романы» обязательно должны писать признанные тусовкой либеральные интеллектуалы, желательно расово-верного происхождения и с дымчато-голубоватой окраской эроса, а смыслом постмодернистского романа должно быть непременное и категоричное суждение, что правое яйцо есть левое яйцо. Что содержанием постмодернистского романа могут быть паламитские споры, а смыслом – строительство русского национального государства, они никогда не признают. Ну и трансгендер с ними — невеликая честь быть «постмодернистом». И Балашов бывает неортодоксален, а порой даже, на свой новгородский лад либерален (в смысле города-республики, а не в смысле ереси жидовстующих), но, в целом, нигде и ни в чем не изменяет себе как русскому православному националисту.

Книги Балашова — это систематическое сопротивление портяночной дебилизации русской истории. Ну и, разумеется, — неприятие её озлобленной демонизации в духе знаменитого стиха Коржавина «был ты ликом довольно противен, сердцем — подл, но не в этом суть». Балашов подробно развертывает картину строительства русского национального государства, конкуренцию нескольких проектов и городских центров — московского, тверского, суздальского, роль литовского фактора, показывает мотивацию Ивана Калиты. Князь выходит у романиста ни ликом не противен, ни сердцем не подл. Однако он выступает в романе как настоящий русский макиавеллист, приносящий в жертву всё, включая и свою личную добродетель идее строительства крепкого русского государства. При этом, в отличие от старшего брата Юрия, одержимого похотью власти, Калита воспринимает власть как бремя, как тяжкий труд, который он обязан нести, прегрешая в частном ради строительства великого целого. Однако Балашов не уклоняется и в культ державного сапога, превращающий подлость, убийство, предательство в едва ли не подвиги. Нет, дурное так и остается у Балашова дурным, он его осуждает, но не демонизирует «московскую власть», наоборот показывает как стержень того самого будущего национального государства — с его базовыми ценностями: защита языка и веры, защита «тишины» ради мирной жизни и сбережения народа, постепенное устроение и образование…

Эта общая национальная правда заставляет покориться себе и частные правды. Требует отречения от себя во имя Руси. С большой любовью и теплом описан Балашовым род великих князей Тверских, начиная с Михаила Тверского, мученика по вине Юрия Московского. Они человечески красивы, благородны, горды в этом благородстве, почти безупречны в своих страданиях. В человеческой, «гуманистической» логике они должны быть «правы». Но нет… Именно Москва с её практичными и макиавеллистичными князьями призвана создать государственное целое. И избрана не напрасно – Балашов показывает, как из десятилетия в десятилетие, из книги в книгу, московские князья упорно создают тот многогранный центр силы, которым и является современное государство, свобода и возможности человека в котором опираются на многоаспектную систему институтов. Тверская же династия так и остается сильными, красивыми удельными князьями, всё больше впадающими во внешнюю зависимость от Литвы. И вот способность Михаила Александровича Тверского отречься и осознать бессмысленность своей борьбы с Москвой предстает как подвиг подлинного христианского смирения, тем больший, что в основе его мятежей лежит действительная обида. Диалектика обиды и самоотречения, преодоления обиды во имя русского, выработки навыка преодоления обиды, это центральная для русской цивилизации категория, которую Балашов раскрывает весьма наглядно.