Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Мои твиты

Мои твиты

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

Красные Франкенштейны

Красные Франкенштейны

Сторонники коммунистической идеологии и воспеватели советского строя усмотрели повод прямо-таки для праздника в сравнении, которое Владимир Путин в интервью для ...

Posted by Холмогоров Егор on 16 янв 2018, 09:06

from Facebook

Моя рецензия на новые "Звездные войны"

Моя рецензия на новые "Звездные войны"

Ежели кто вчера пропустил, то вот вам моя рецензия на новые "Звездные войны". Начинаю с обычных мелких придирок, а заканчиваю Цицероном, Солженицыным и св. Патриком. h...

Posted by Холмогоров Егор on 17 дек 2017, 16:03

from Facebook

Моя рецензия на новые "Звездные войны"

Ежели кто вчера пропустил, то вот вам моя рецензия на новые "Звездные войны". Начинаю с обычных мелких придирок, а заканчиваю Цицероном, Солженицыным и св. Патриком.

https://tsargrad.tv/articles/leja-organa-i-pobeda-nad-vakuumom_101048



Хотя «Звездные войны» и получают с завидной регулярностью престижную премию «Сатурн» в категории «Best Science Fiction Film», но в особой научности эту фантастическую киносагу никто не подозревает. В конечном счете, дело происходит «давным-давно в одной далекой галактике», а потому никого не удивляет тот факт, что её туземцы умеют совершать межзвездные перелеты, но не могут распознать многоплодную беременность, а потому рождение у Падме двойни в финале «Мести ситхов» вызывает искреннее изумление.

Впрочем, раньше создатели галактической фэнтези считались хотя бы с основными физическими константами и свойствами материи. Теперь же и на них положили большую и волосатую лапу Чубакки. Ладно, что герои, наделенные Силой, освоили ментальную квантовую телепортацию и могут соприкасаться сквозь пространство и, пожалуй, время. Ладно, что принцесса Лея, унаследовавшая от папы кое-какие мидихлорианы, вылетев в межзвездное пространство не превращается в бездыханную льдышку и отделывается краткосрочной комой. Абсолютно все герои «Последних джедаев» ведут себя так, как если бы вакуума в космосе не существует.

В «Последних джедаях» представители обеих враждующих сторон ухитряются открывать бомбовые люки в открытый космос, после чего долго и с красивыми страданиями умирать от потери крови. Находясь на расколотом на части и, соответственно, разгерметизированном дредноуте, они преспокойно ходят, бегают, дерутся, ухитряются друг друга убивать и даже спорить о власти. «Титанику» следовало тонуть в космосе, - там все его пассажиры ухитрились бы напиться, влюбиться, родить детей и сделать фото с ними в университетской мантии.

Герои предыдущих частей саги могут только завидовать сегодняшним лайфхакам. Будь сразу же разрешен таран на гиперскорости, - «Звезда смерти» из IV части не протянула бы под ударами камикадзе свободы и пару часов. А если бы можно было протыкать владельца его собственным световым мечом, манипулируя им силой мысли, многие из легендарных ситхов и джедаев не мозолили бы нам глаза по нескольку предыдущих серий. Развивая эту теорему к следующей части создатели просто обязаны додуматься до пляски летающих в воздухе световых мечей, управляемых ментальной силой одного персонажа.

Впрочем, мой упрёк не нов... Каждую часть «Звездных войн», начиная с «эпизода IV», справедливо обвиняли в следовании принципу «зрелище превыше всего». Примата картинки над логикой просто вышел на новую ступень. В конечном счете, все уже сделанные с самого начала допущения, куда более абсурдны, чем любые нынешние «докрутки». Снявши Ньютона по Гей-Люссаку не плачут. Параметры возможного и невозможного в мире «Звездных войн» определяются не столько законами физики, сколько теорией литературы, кино и «Указателем сказочных сюжетов» по системе Аарне-Томпсона, а главное – взаимодействием с другими фантастическими вселенными.

Третья трилогия «Звездных войн» буквально сочится желанием переманить к себе всех фанатов Гарри Поттера, так что работает на безошибочное стопроцентное узнавание. Если на сходством Кайло Рена и Северуса Снейпа не потешался только ленивый, то теперь уже и сходство Сноука с Волдемортом приобрело визуальную и стилистическую законченность, и легилименция полностью легализована, и эпизод с зеркалом повторяет эпизод с зеркалом же из «Философского камня». Световые мечи окончательно превращаются в подобие магических палочек из магазина Олливандера, и потому уже не удивляешься ни перетягиванию «палочки» двумя равными противниками, ни убийству злодея при помощи его же собственного оружия.

Но не Поттером единым – в диалогах Люка и Рей всё время чудилось что-то вроде:
- Откуда девочка?
- Ниоткуда.
- Как имя девочки?
- Никто.
- Под каким флагом выступает девочка?
- Под нейтральным...

<...>

Если выстраивать в единую историософскую цепочку все три трилогии, то, в порядке игры ума, её можно найти.

Вторая трилогия («Скрытая угроза», «Атака клонов», «Месть ситхов») – это закат Римской республики, блистательный век Суллы, Цицерона, Катилины, Помпея и Цезаря, для неё характерен поистине античный размах и сложность, атмосфера упадка свободы и поиска сильной власти, опирающейся на профессиональную армию.

Первая трилогия («Новая надежда», «Империя наносит ответный удар», «Возвращение джедая») – это эпоха Римской Империи, сводящая в одного императора - Августа, Тиберия и Калигулу одновременно. Этот император борется с остатками Сената. Мы видим контраст четкого регулярного порядка в центре, и нарастающей анархии окраин, таящих зародыши грядущего варварства.

Третья трилогия («Пробуждение силы» и «Последние джедаи») – это темные века, средневековье галактики «Звездных войн», но лишенное всякого центрирующего христианского начала (ну и о Византии Запад, разумеется, как не помнил, так и не помнит). Борется рыцарский орден, структурированный уже не как империя, а по средневековому образцу, - своеобразные взбесившиеся тамплиеры, и «последние римляне», оставшиеся верными свободолюбивому «сопротивленческому» наследию.

«Сопротивление» в третьей трилогии – это совершенно абсурдная и анахронистичная структура. Понятно, что изначально, в фильме 1970-х, оно символизирует западный «свободный мир», где шла хотя бы казавшаяся равной борьба с тоталитарным коммунистическим блоком. Отсюда же во второй трилогии внезапное появление мотивов солженицынской «Гарвардской речи» – о падении мужества в «свободном мире», которое ведет его к краху.

"Политические и интеллектуальные функционеры выявляют этот упадок, безволие, потерянность в своих действиях, выступлениях и ещё более — в услужливых теоретических обоснованиях, почему такой образ действий, кладущий трусость и заискивание в основу государственной политики, — прагматичен, разумен и оправдан на любой интеллектуальной и даже нравственной высоте. Этот упадок мужества, местами доходящий как бы до полного отсутствия мужеского начала, ещё особо-иронически оттеняется при внезапных взрывах храбрости и непримиримости этих самых функционеров — против слабых правительств, или никем не поддержанных слабых стран, осуждённых течений, заведомо не могущих дать отпор. Но коснеет язык и парализуются руки против правительств могущественных, сил угрожающих, против агрессоров и против Интернационала Террора. Напоминать ли, что падение мужества издревле считалось первым признаком конца?"