Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Мои твиты

Мои твиты

Эрик Райнерт. Ваша главная книга по экономике. Мастрид.

Наверное самое ожидаемое обновление сайта "100 книг" за три года - я наконец-то доделал обзор великой книги Эрика Райнерта "Как богатые страны стали богатыми и почему бедные остаются бедными". Причем не только пересказал основные идеи этого манифеста антиглобалистского листианства, но и обобщил их в 13 тезисах, которые можно выучить наизусть и сопоставлять с ними те или иные факты и экономические предложения. Наслаждайтесь.

Эрик Райнерт. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными

09.12.2017 / Егор Холмогоров

Эрик Райнерт. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2017 (5-е русское издание) [читать онлайн]
Экономист Эрик Райнерт – норвежец, родился в 1949 году, экономику изучал не только в университетах, а ...

Источник: http://100knig.com/erik-rajnert-kak-bogatye-strany-stali-bogatymi-i-pochemu-bednye-strany-ostayutsya-bednymi/



1. Экономическая жизнь является частным проявлением жизни солидарных человеческих обществ, поддерживающих жизнь, свободу и возможность достижения счастья своими членами. Такие общества, как правило, именуются нами нациями, хотя могут именоваться и по другому – общинами, коммунами, странами, государствами и т.д. Экономика есть служебный инструмент нации. Её задачей является увеличение благосостояния и силы нации, она орудие национального саморазвития.

2. Экономика развивается не сама по себе, а благодаря усилиям государства, вводящего новые законы, создающего новые отрасли, ставящего и отменяющего протекционистские барьеры, осуществляющего планирование будущего.

3. Задачей экономического развития является выход из «мальтузианской ловушки», когда всё, произведенное нацией, потребляется и поглощается демографическим ростом. При этом, смысл экономического роста состоит в том, чтобы выйти из этой ловушки не за счет снижения или ограничения численности населения, а за счет прироста продукта стабильно превышающего нормальный для данного общества демографический прирост.

4. Конечной целью экономического процесса является не максимально равное распределение существующих благ и ресурсов между всеми людьми на земле, а максимальное увеличение производства таких благ с максимально эффективным использованием для этого доступных ресурсов и максимальная концентрация благ и других форм экономического могущества в руках нашей нации.

5. Экономическое развитие подчинено принципу возрастающей отдачи (каждая следующая единица продукта обходится дешевле предыдущей, вплоть до растворения стоимости следующей единицы в статистической погрешности). Каждой нации необходимо создавать отрасли в которых достигается максимальная возрастающая отдача и снижать зависимость от отраслей, деятельность в которых регулируется принципом убывающей отдачи (каждая следующая единица продукта становится дороже предыдущей вплоть до полной нерентабельности).

6. Главной формой деятельности с возрастающей отдачей является промышленность. Нация желающая развиваться должна посредством своего государства проводить промышленную политику, создавая новые производства и отрасли, поддерживая научно-техническое развитие, заботясь о создании квалифицированной рабочей силы, создавая благоприятные условия для деловой активности. Сколь угодно «неэффективная» промышленность всегда лучше её отсутствия.

7. Промышленное развитие подчинено принципу инновационных толчков, в течение которых внедрение новых технологий создает на рынке ситуацию несовершенной конкуренции и неполноты информации. Это позволяет инноваторам получать значительную дополнительную прибыль и стимулирует разработку и внедрение ими новых технологий.

8. Основой экономического баланса нации должно быть не снижение расходов потребителей, а обоснованное повышение доходов производителей, позволяющее им самим выступать в качестве потребителей. Высокие зарплаты имеют для здоровья экономики большее значение, чем низкие цены.

9. Двигателем экономического прогресса является динамическое неравновесие и несовершенная конкуренция. Ситуация совершенной конкуренции, когда в условиях полноты информации потребитель выбирает между множеством одинаковых товаров по одинаково низким ценам ведет к обесцениванию капитала и стагнации экономики. Задача экономической политики – поддерживать динамику экономики, не давая ей сползать ни в хаос, ни в сонную стагнацию «равновесия».

10. Важнейшим фактором промышленной политики является протекционизм – искусственное ограничение конкуренции на внутреннем рынке иностранных товаров с товарами местного производства. Нация должна отдавать предпочтение продуктом собственного производства перед импортными.

11. Протекционизм оправдан и обязателен к применению тогда, когда он имеет задачу покровительства новым или временно слабым отраслям отечественной промышленности, стимулирует рост производительности труда и не допускает исчезновения внутренней конкуренции. Неверен протекционизм, который постоянно защищает зрелые отрасли отечественной промышленности, подавляет внутреннюю конкуренцию и является формой фискальной политики или финансирования низкой производительности труда.

12. Идея «свободы торговли», основанной на принципе «сравнительного преимущества» является ложной, так как никакого «сравнительного преимущества» не существует. Каждая промышленно развитая нация может создать любые производства и, при помощи новых технологий, сделать так, чтобы её внутреннее производство оказалось рентабельней, чем в стране, которой приписывается мнимое «сравнительное преимущество». Кроме того, нация может по политическим причинам стремиться к автаркии или к экономической независимости от стран, проводящих враждебную политику, в этом случае вопрос сравнительной рентабельности тех или иных производств отходит на второй план.

13. Неограниченная «свобода торговли» является формой экономического закабаления наций с неразвитой промышленностью нациями, достигшими высокого уровня промышленного развития. Фактически, введение свободы торговли между этими типами наций накладывает запрет на развитие слаборазвитых наций, вынуждая их специализироваться на бедности. Свобода торговли имеет смысл между странами одинакового уровня развития, причем не имеющими конфликтов, которые могут привести к торговой блокаде.

Мои твиты

  • Чт, 13:18: Посмотрите это охуительное видео ЕП в окружении двух украинцев-либертарианцев Светова и Пожарского.... https://t.co/OGHt46wFA3
  • Чт, 13:25: Посмотрите это восхитительное как штаны видео ЕП в окружении двух украинцев-либертарианцев Светова и Пожарского.<b.. https://t.co/UTFZ4rBWuD
  • Чт, 13:36: Пора перейти от слов о русском мире к реальной практике и рассматривать и граждан Украины, и всех носителей русско.. https://t.co/mRhAsCirAg
  • Чт, 13:47: Шурин организатора взрывов в московском метро Степана Затикяна. https://t.co/IDTWFBDsb0
  • Чт, 14:06: https://t.co/Xl5l2kAZQu
  • Чт, 15:21: "Цифровая экономика". Магазин аудиотехники с электронной очередью. Выглядит чуднО - площадей для… https://t.co/E5xdhGUcrV
  • Чт, 15:43: Лучшим промороликом "лесных братьев" является, как известно, фильм "Ганнибал. Восхождение". Кто не смотрел -... https://t.co/0YXEtZ2whw
  • Чт, 17:11: https://t.co/Rpo3ZLdSam
  • Чт, 17:34: В Абхазии схвачены убийцы туриста из РФ, героически защищавшего семью https://t.co/0fGoKj9VpT
  • Чт, 18:03: Я все-таки сделал это. Поздравления принимаются. https://t.co/v7HeqZ5Bpn
Collapse )

Ха Джун Чанг. Экономика развития против либеральных вышибателей лестниц...

Очень подробный обзор книги Ха Джун Чанга "Недобрые самаритяне". Не столько рецензия, сколько краткий реферат с ключевыми выписками, который очень подойдет тем, у кого нет времени на книгу целиком. А книга - абсолютный мастрид.

Ха Джун Чанг. Недобрые самаритяне

BC3_1408787297

03.09.2016 / Егор Холмогоров

Ха Джун Чанг. Недобрые самаритяне. Миф о свободной торговле и тайная история капитализма (скачать перевод в pdf)
Как мы все знаем, айфоны растут на деревьях. Так же как бананы. Зоной произрастания бананов является, к примеру, Эквадор. Зоной произрастания айфонов является Кремниевая ...

Источник: http://100knig.com/xa-dzhun-chang-nedobrye-samarityane/



Ха Джун Чанг (таков правильный порядок имени и фамилии — не называйте его Чан Ха Джуном) родился в 1963 году в Сеуле. Он рос и входил в ум одновременно с корейским экономическим чудом, осуществленным просвещенным диктатором Пак Чжон Хи, архитектором корейского процветания. В отличие от неправильного либерально-монетаристского диктатора Пиночета генерал Пак был правильным диктатором, использовавшим свою власть не для насаждения свободной торговли, а для развития промышленности. Диктатор был нужен для того, чтобы создавать успешные инновационные госпредприятия, такие как сталелитейная компания POSCO, на стали которой базируется теперь большая часть восточноазиатских экономик, или чтобы заставлять компании, производившие текстиль, заниматься судостроением. Когда Пака убил при странных обстоятельствах начальник южнокорейской разведки (читай — главный резидент ЦРУ) Ха Джун Чангу было 16 лет и в своей книге он вспоминает годы корейского индустриального прорыва как время трудностей, самоограничений нации во имя великой цели, которой удалось достигнуть.

В чем были причины феноменального корейского экономического роста? Нельзя сказать, что у Кореи были хорошие стартовые позиции. Они были даже хуже чем у разлученной красной сестры КНДР. Нельзя сказать, что корейцы умнее и талантливей всех и их ведет конфуцианская этика. Нет, сто лет назад корейцы считались ленивыми и нелюбопытными. Нельзя сказать, что Корее дали денег американцы. Американцы давали денег многим, но преуспели лишь немногие. В большинстве случаев экономические связи с США оборачивались навязыванием либеральных макроэкономических стандартов.

Успех Кореи связан был с тем, что генерал Пак выбрал для развития страны не либеральную, а «листианскую» модель экономического развития: протекционизм, индустриализация, контроль над рынком, стимуляция экспорта, и придерживался её последовательно несмотря на подбрасывание мировым либеральным гегемоном других моделей. Лишь в 90-е годы корейские правительства пошли по пути следования указаниям «Вашингтонского консенсуса». И расплата не замедлила последовать: восточноазиатский экономический кризис 1997 года очень больно ударил по финансово открывшейся Южной Корее.

Ха Джун Чанг осмыслил и резюмировал корейский опыт «успеха вопреки либеральной модели» и пришел к выводу, что это, по сути, единственная дорогая успеха. И развитые западные страны навязывают развивающимся либеральные рецепты «свободной торговли» именно для того, чтобы «отбросить лестницу» по которой сами поднялись наверх и добиться того, чтобы другие подняться не смогли. «Отбрасывая лестницу» — этим заимствованным у Фридриха Листа образом была названа одна из первых книг Ха Джун Чанга против либерального экономического порядка.

Сегодня Ха Джун Чанг — профессор экономики в британском Кембридже, ученик и друг двух главных западных критиков «свободы торговли» — нобелевского лауреата Джозефа Стиглица и норвежского профессора Эрика Райнерта, автора культовой книги «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные остаются бедными». Ха Джун Чанг — один из лауреатов своеобразного экономического анти-Нобеля — «Премии Гуннара Мюрдаля», названной в честь выдающегося шведского экономиста, критика либеральной модели. Именно по спискам лауреатов этой премии удобней всего следить за состоянием зарубежной нелиберальной экономической мысли.

Главным делом жизни Ха Джун Чанга является популяризация «экономики развития» и критика неолиберальных мантр: «приватизация — это хорошо», «главное для экономического расцвета — победить коррупцию», «государственная экономика неэффективна, эффективна только частная», «каждый должен делать то, что у него лучше всего получается от природы», «пенсии — это бремя на будущих поколениях, пусть лучше люди помогают своим родителям сами», «демократия порождает хорошую экономику, а диктатура — плохую», «люди в богатых странах богаче живут потому, что работают эффективней и производительней», «в экономике не может быть морали, но только норма прибыли», «чтобы разобраться в экономике нужны хорошие экономисты, выученные в Чикаго», «экономика тем эффективней, чем меньше расходы на рабочую силу и всевозможных социальных паразитов» и т.д.

Большинство этих тезисов сидит у нас в голове, всосанное из воздуха, который был отравлен испарениями либеральной экономической публицистики, альтернативу которой составлял только марксизм, выглядевший топорно и неубедительно как инструмент дискуссии с либералами (что не удивительно, поскольку в основе марксизма всё та же либеральная доктрина Смита-Рикардо, лишь с переставленными акцентами). И вот книги Ха Джун Чанга надо читать и перечитывать для того, чтобы от иллюзии этих мнимых очевидностей освободиться. Остроумно, с оригинальным юмором, умением строить парадоксы, большим количеством конкретных примеров и исторических отсылок, с мастерством уличного проповедника и аппаратом академического ученого Ха Джун Чанг вытряхивает ваш мозг как хорошая выбивалка для ковров. Пыль летит во все стороны, но ваш мозг становится изрядно чище.

Статья о национальном богатстве, национальной бедности и последствиях верной экономической политики

Написал большую и надеюсь интересную статью о том, что не бывает богатых и бедных людей, а есть богатые и бедные страны. И богатство и бедность - продукт, прежде всего, грамотной экономической политики, а не личных экономических добродетелей гражданина. Наша экономическая политика, если измерять по уровню нашего национального богатства, хоть и не лучшая, но и не худшая в истории...

Вообще договорился с "Царьградом" целый цикл статей. Нечто вроде "Экономических софизмов" Бастиа, но только "листиански-менделеевских", а не "смитиански-сеевских". Надеюсь всё удастся написать.

Егор Холмогоров: Как государство богатеет http://tsargrad.tv/article/2016/05/31/egor-holmogorov-kak-gosudarstvo-bogateet



Наше богатство и наша бедность является, прежде всего, результатом верной или неверной экономической политики, проводившейся десятилетиями или столетиями. Мы носим в своем кошельке и договор Олега с Византией, и упразднение Иваном III ганзейского двора в Новгороде, и поход Ермака, и заводы Петра Великого, и тариф Менделеева, и раскулачивание, и Магнитку, и массовое жилищное строительство 1950-х, и закупку итальянской линии для ВАЗ-а, и гайдаровские реформы, и дело «ЮКОС-а», и продовольственное эмбарго. Одни из этих решений делают нас богаче, другие – беднее.

Набор «хороших решений» для того, чтобы изготовить из бедной страны богатую хорошо известен и практически не варьируется от страны к стране и от континента к континенту. Все местные трудности и «специфика» оказываются решаемой проблемой. Что это за решения:

Развивать промышленность, индустрию, - отрасли производства для которых характерны: а). высокая доля добавленной стоимости, то есть процесс обработки позволяет создать значительную прибавку в цене конечного продукта по сравнению с затраченным сырьем, б). возрастающая отдача, то есть в результате применения технологий, каждая следующая единица продукции имеет меньшую себестоимость чем первая, а может быть продана за столько же.

Защищать отечественного производителя, прежде всего отрасли с возрастающей отдачей, и поддерживать их развитие. Защита производится, во-первых, при помощи протекционистских мер: таможенные барьеры, охраняющие внутренний рынок от иностранной конкуренции, экспортные субсидии, налоговые льготы. Во-вторых, - при помощи прямого участия государства в развитии этих отраслей – государство создает новые предприятия, помогает им развиться и лишь потом передает в частные руки, государство поддерживает необходимость для новых областей научно-технические разработки.

Защищать свою экономику от разрушительного вторжения иностранного капитала: ограничивать свободу рук инвесторов, целью которых является краткосрочный барыш («горячие деньги») или разорение нашего отечественного конкурента их продукции. Поддержка лишь тех иностранных инвестиций, которые создают новые рабочие места, приносят новые технологии и выход на новые рынки.

Поддерживать в своей стране эффективный спрос. Отечественный производитель может выжить только тогда, когда его товары кто-то покупает. А покупают люди только тогда, когда им есть на что покупать. Безработные, едва сводящие концы с концами, «живущие по средствам» люди ничего покупать не могут (тем более не могут сберегать и инвестировать), а значит задача грамотной экономической политики обеспечивать занятость и поддерживать спрос. Иногда деньги людям нужно давать «просто так», без всякого «а заработай», так как мы уже выяснили, что большую часть национального богатства зарабатывает не человек, а страна. Поэтому, кстати, «поднять пенсионный возраст», как предлагают Кудрин и иже с ним - это не сэкономить бюджету 300 миллиардов рублей в год, а изъять из ежегодного совокупного спроса (то есть доходов соседнего магазина, хлебозавода на соседней улице, молочной фермы в 20 километрах, фабрики по производству очков и завода автодеталей для старенькой «Нивы») те самые 300 миллиардов. Заменить их пенсионерам будет просто нечем – на рынке труда большинство из них не ждут. Чтобы разгородить пожилым хотя бы часть площадки – нужно создавать новые рабочие места и проводить жесточайшую миграционную политику. То есть как страна мы станем не богаче, а беднее на 300 миллиардов. Такая вот «экономия».

Разумеется, когда мы говорим об источниках богатства, никогда нельзя сбрасывать со счетов и банальный грабеж и эксплуатацию – колониальную систему, неравноправные договоры и т.д. Но считать, что богатство богатых стран создано преимущественно колониальным грабежом народов Востока – просто глупо. Восточные народы и сами грабили друг друга не раз и не два. Ассирийцев сменили персы, персов заменил Халифат, последнего халифа убили монголы из войска наследников Чингисхана, на смену монголам пришел Тимур, так и не сумевший впрочем остановить распространение власти Османов. И все эти завоеватели грабили и грабили. Но никто не создал такой системы эксплуатации, сохранения и преумножения богатства, как европейцы в широком смысле слова – от португальцев и испанцев до русских. Некоторым европейским народам, например немцам, в колониальную эпоху вообще никого пограбить не удалось – все богатства Германии были созданы без колониальной форы. А когда немцы все-таки решили кого-нибудь пограбить, то вышло скверно – они лишились значительной части своего. Без искусной экономической политики грабеж богатства не дает.

Государство Российское проводило разумные экономические меры с переменным успехом. Сильной стороной было фанатичное стремление нашей власти завести у нас промышленность и тот впечатляющий научный скачок, который сделала Россия от Кулибина до Королева. Еще одной сильной стороной было умение сосредоточить выгоды от сырьевой внешней торговли в руках бюджета, не отдав командных высот иностранцам. А вот слабой стороной были постоянные метания между «свободой торговли» и доведенной до абсурда государственной регламентацией, достигшей апогея в сверхжестком директивном планировании, от которого мы вновь откатились к рыночной анархии. Мы великолепно умеем захватывать ресурсы, неплохо торгуем ими, упорны в развитии промышленности и науки, но довольно скверно всем этим хозяйством управляем, а регулярно еще и ведем себя как лопухи, надеясь, что англичанин мудрец справится лучше нас, а потому пускаем козла в огород.

Итоговый результат, конечно, не может сильно радовать. Мы живем гораздо беднее, чем могли бы с учетом количества природных богатств, запрятанных в закромах Родины, и промышленного потенциала, созданного усилиями поколений и поколений наших предков.

Но и быть совсем уж неблагодарными за наше богатство – не стоит. Мы богаче трех четвертей стран планеты.

http://tsargrad.tv/article/2016/05/31/egor-holmogorov-kak-gosudarstvo-bogateet

Что читать, чтобы не стать экономлиберальным зомби

В моем длинном тексте про экономику (http://um.plus/2016/05/24/dobro-pozhalovat-v-zombi-ekonomiku/) особое внимание следует обратить на постскриптум, дающий некоторые наводки для чтения на будущее.

Автор этих строк не претендует, разумеется, на экспертное знание экономики. Впрочем, если верить Ха-Джун Чангу, оно может оказаться даже вредным. В своей книге «23 тайны, чего вам не расскажут о капитализме» (http://baguzin.ru/wp/?p=9777), на самый последок он рассказывает самую страшную тайну: «Для хорошей экономической политики хорошие экономисты не требуются».

Это неопровержимо было доказано «экономическим чудом без экономистов» в Восточной Азии: «Лучше чиновники, отвечающие за экономику, как правило, не экономисты. В Японии и, в меньшей степени, в Корее экономическую политику проводили юристы. На Тайване и в Китае экономической политикой руководят инженеры. Это доказывает, что для экономического успеха не требуются люди, хорошо подготовленные экономически, — особенно если это экономика свободного предпринимательства». Мало того, как только экономистов (собственных и из МВФ) допустили порулить экономикой этих стран, темпы их экономического роста снизились. Возможно это совпадение, но может быть и нет.

Однако всё вышесказанное, равно как и многое другое, что я сказать не успел, я не вытащил из своей невежественной головы, а прочел у тех, кого даже сами «рыночники» постесняются назвать «шарлатанами». Основателем «экономики развития» был великий немец Фридрих Лист автор «Национальной системы политической экономии» (http://samoderjavie.ru/list) – создатель теории производительных сил и духовный отец индустриализации в Германии (где его традиция поддерживалась Густавом Шмоллером, идейным родоначальником германского «социального государства»), Японии и «виттевско-столыпинской» индустриальной волны в России. Его великим русским продолжателем был Дмитрий Иванович Менделеев, считавший себя, прежде всего, не химиком, а экономистом протекционистски-индустриалистского направления, автором великолепного «Толкового тарифа» (http://royallib.com/read/mendeleev_dmitriy/tolkoviy_tarif_dva_pisma_nikolayu_II.html#0) и увлекательнейших «Заветных мыслей» (http://iph.ras.ru/elib/Mendeleev_Zavetnye_mysli.html).

Лист опирался на традиции французского меркантилизма, германского камерализма и английскую промышленную политику от Генриха VII – основателя шерстяной промышленности и Кромвеля с его навигационным актом, до помянутого коррупционера Уолпола. Но главным его предшественником был Александр Гамильтон – отец американского экономического чуда, автор последовательно воплощавшейся в США программы защиты роста местной индустрии, доходившей до крайне жесткого протекционизма. Лист воплотил в стройную и полемически заточенную против учения Адама Смита теорию практические идеи Гамильтона.

В современном мире экономику развития тоже нельзя считать угасшей, хотя рыночный глобалистский мейнстрим вытеснил ее на периферию. По счастью у глобализма нашелся достойный оппонент даже в рядах экономистов-неоклассиков – нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц (http://royallib.com/read/stiglits_dgozef/globalizatsiya_trevognie_tendentsii.html#0). Его жесткая критика «вашингтонского консенсуса» и рыночного фундаментализма, защита права развивающихся стран на ограничение свободы торговли во имя стимуляции роста, развязала язык и другим критикам Идола Рынка.

В нашей стране из этих критиков пожалуй наиболее известны уже упомянутые мною норвежец Эрик Райнерт, автор великолепной работы «Как богатые страны стали богатыми… и почему бедные остаются бедными» (http://royallib.com/read/raynert_erik/kak_bogatie_strani_stali_bogatimi_i_pochemu_bednie_strani_ostayutsya_bednimi.html) и работающий в Кембридже кореец Ха-Джун Чанг. Из работ Чанга в России официально выпущены только популярные (но очень увлекательные) книги «23 тайны, чего вам не расскажут о капитализме» и учебник «Как устроена экономика». Наиболее фандументальные его работы пока не переведены, как «Вышибая лестницу» или переведены энтузиастами и доступны у нас в интернете, но не изданы, как «Недобрые самаритяне» (http://worldcrisis.ru/files/1613511/chang_bad_samaritans_%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%B4_2.pdf) — самый впечатляющий обвинительный акт лицемерной политике рыночников, тормозящих развитие попавших под их власть стран.

Чтобы быть в курсе, кто еще решился на Западе перейти дорогу либеральному экономическому мейнстриму можно следить за списком книг, получивших премию имени Гуннара Мюрдаля (http://eaepe.org/?page=awards&side=eaepemyrdal_prize&sub=past), выдающегося шведского экономиста, — оппонента рыночного фундаментализма. Это своеобразный «анти-Нобель» по экономике.

Впрочем, после краха 2008 года не только «листианцы» решились на полемику с либералами. Воскресло ошельмованное и затоптанное кейнсианство. Достаточно закглянуть в «Зомби-экономику» Джона Куиггина (https://id.hse.ru/data/2016/02/05/1137358868/%D0%9A%D1%83%D0%B8%D0%B3%D0%B3%D0%B8%D0%BD-%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82_%D1%81%D0%B0%D0%B9%D1%82.pdf) или в революционный «Капитал в XXI веке» Тома Пикетти (https://slon.ru/biz/1155836/). Пикетти, впрочем и не кейнсианец, и не марксист, и не совсем неоклассик, но его итоговый практический рецепт чисто кейнсианский – сокращение неравенства и увеличение доходов средних и низших классов за счет более жесткого налогообложения высших и недопущения концентрации капитала.

Как оказалось, в 1945-1975 годы, когда кейнсианцы определяли политику ведущих западных стран, экономика управлялась лучше и развивалась динамичней, нежели под властью «рыночников» с их монетаризмом и фетишизацией борьбы с инфляцией. Руины, которые оставили после себя рыночники к 2010 году гораздо чудовищней, чем то, к чему привел кризис кейнсианской модели во второй половине 70-х. По этим руинам бродят зомби умерших экономических идей и время от времени скрежещут что-то вроде: «Эффективный р-р-рынок!», «П-п-п-п-риватизация!», «Просссссачивание богатства сверху вниз!».

Атомные лимоны против зомбиэкономики. Большая статья против кудринской либеральной алхимии

Написал большую статью против кудринской либеральной алхимии в защиту реиндустриализации как единственного пути экономического роста.

Ниже - краткое содержание по основным тезисам (но в статье еще много чего интересного).

http://um.plus/2016/05/24/dobro-pozhalovat-v-zombi-ekonomiku/

Главная либеральная аксиома от которой стартует любой «рыночный» канкан: экономика имеет дело с перераспределением ограниченных ресурсов и решает задачу их оптимального использования.

Наверное, вы заметили, что наши либеральные экономисты постоянно стараются у кого-то что-то отнять – повысить пенсионный возраст, урезать зарплаты, снять с финансирования «неэффективные» отрасли (особенно, почему-то они ненавидят наш автопром). Фетишем политики кудринского минфина было создание денежного дефицита, якобы позволяющего ужать инфляцию.

Экономический рост это не к ним. К ним – это как бы отжать еще ресурсов у недостаточно эффективных участников экономического процесса (пенсионеров, рабочих, бюджетников, в общем всех, кроме менеджеров и креаклов).

Мир либеральной экономики, в пределе, это мир устремленный к энтропии. Количество благ в нем задано и распределено между людьми и странами раз и навсегда и может только обмениваться и расходоваться, то есть уменьшаться.

Задача реальной экономики – увеличение количества доступных ресурсов, расширение количества доступных товаров и услуг в сочетании с их удешевлением за счет возрастающей отдачи, технологическая замена проблемных ресурсов до того как они исчерпаются.

Промышленность это форма экономической деятельности в которой за счет технологического прогресса и организационных усовершенствований выпуск каждой следующей единицы продукции требует меньших, а не больших издержек, сырья и труда.

Промышленность, индустрия, превратился жизнь современного человека в рай, если взглянуть на нее глазами его средневекового предка. Мы живем очень долго, наши дети не умирают в младенчестве, мы вкушаем яства со всего мира, у нас над головой прочная крыша, на кровати тонкое белье, нас не едят вши и клопы, мы ездим на чудо-повозках и за три часа прилетаем туда, куда раньше было ехать три месяца…

Название того чуда, которое сделало простого человека богаче короля – Индустрия. Индустрией мы можем считать любую форму экономической деятельности, где имеет место эффект возрастающей отдачи

Любая индустриальная отрасль – благо. Нет такой отрасли промышленности наличие которой оказалось бы хуже ее отсутствия.

Постиндустриализм – грандиозный фейк. Западные страны не выпустили из своих рук ни производство средств производство, ни передовые НИОКР. Так что если они захотят, то «мировая фабрика» в Азии встанет за несколько месяцев, попросту оставшись без значительной части оборудования.

Снижение производства товаров в ВВП развитых стран по сравнению с производством услуг, в значительной степени является иллюзией подсчета. Дело в том, что товары, по мере развития производства в логике возрастающей отдачи дешевеют (и это, кстати, увеличивает реальные доходы людей). В то время как большинство услуг дешеветь по определению не может, так как эффект возрастающей отдачи в отраслях услуг как правило невозможен, а экономить на издержках можно только снижая качество. Парикмахер может подстричь вас быстрее только машинкой налысо. Таксист может везти вас быстрее только нарушая правила, рискуя вашей жизнью, а в пробках и это не поможет. К тому же, значительная часть услуг имеет спрос только в высоко индустриализованных и развитых на этой основе странах.

Если мы хотим себе иной судьбы, нежели обещанный Кудриным отсутствующий экономический рост, сокращение зарплат и увеличение пенсионного возраста, экономическое сжатие из-за санкций и коллапса рынка углеводородов, то нам остается единственный путь, приводящий к реальному экономическому росту – это путь развития экономики возрастающей отдачи, то есть индустриализация. И нам необходимо будет отбросить все идеи и ложные постулаты, которые толкают нас в противоположную сторону

Нам необходимо отбросить постулат о свободном глобальном рынке, в который нужно вписываться, вместо протекционистской защиты своей индустрии.

Нам необходимо отбросить расистский миф о том, что наша страна не годиться для развития сложных технологических отраслей – мол нам никогда не сделать Ладу лучше Лексуса, Сухой лучше Аэробуса, не выпустить нормального телефона или телевизора и наша судьба либо поставлять на Запад сырье и полуфабрикаты, либо искать «точечные» области прорыва.

Никакой неизменяемой предназначенности тех или иных народов и стран к тем или иным видам производства не существует. Даже природные ограничения, имеющие значение лишь для сельского хозяйства, весьма относительны. Выращивать цитрусовые за полярным кругом – глупо. Но если представить себе, что против нас введена полная блокада, не дозволяющая ввозить в Россию ни единого лимона, то открыть где-нибудь под норильском лимонные парники, питаемые от атомного реактора, вполне возможно будет более верным экономическим решением, нежели страдать всей страной от недостатка витаминов. А создав масштабное лимонное производство мы, не исключено, со временем обнаружим рынки, где полярные атомные лимоны за их дешевизну или по каким-то еще причинам, ценятся выше южных.

Я нарочно довожу до абсурда, но это показывает, что в менее экстремальных чем южные плоды случаях, тем более в сфере промышленного производства, считать, что «мы не можем что-то производить» — это небезопасная глупость. Небезопасная, поскольку ведет нас в дебри либерального тезиса о «сравнительном преимуществе», который является основой колониальной системы «свободной торговли», когда одним странам якобы «предназначено природой» производить айфоны, а другим – бананы.

Нам необходимо отбросить постулат о «вреде государственного вмешательства». Любая индустриализация совершается усилиями государства. Любые новые отрасли и перспективные научные разработки ведутся при подавляющем государственном финансировании. Иногда государство может творить чудеса, создавая с нуля успешные компании и целые отрасли там, где с точки зрения логики «рынка» они были просто невозможны.

«Неэффективность» государственного вмешательства в российскую экономику связана не с тем, что оно государственное, а с тем, что целью вмешательства является зачастую не развитие производства и не внедрение новых отраслей и технологий, а создание зон чиновничьего кормления.

Но, опять же, нам следует покончить с мифом, что, якобы, «борьба с коррупцией» является приоритетной экономической задачей, без которой никакого экономического роста не достичь. Экономически развитое общество становится менее терпимым к коррупции и более требовательным в области демократии и прав человека. Но натянутые на общество демократия и «чистота рук» отнюдь не гарантирует экономического роста. А его отсутствие вскоре приведет и к схлопыванию демократии

Итак, существует только один рецепт экономического роста. Производить. Создавать индустриальные производства с возрастающей отдачей и высоко добавленной стоимостью. Создавать и совершенствовать эти производства при помощи целенаправленного государственного вмешательства, поддерживать всеми доступными нам средствами из протекционистского арсенала, впихивать продукцию этих отраслей и компаний на мировые рынки с помощью всех ухищрений торговой дипломатии. И уж на почве этой индустрии надеяться на процветание каких-то постиндустриальных цветов (за которыми тоже надо ухаживать как в хорошем саду).

http://um.plus/2016/05/24/dobro-pozhalovat-v-zombi-ekonomiku/

О распределении богатства и бедности в современном мире

Написал касательно новости о том, что 60 богатых стали богаче чем все бедные.

http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/127415-tsena-bednosti/

«золотые» годы человечества — 1945–1975, которые мир до сих пор вспоминает с ностальгией. Но постепенно создававшие его экономические эффекты начали таять. Богачи снова скопили гигантские активы и захотели их сохранить, а значит — снизить налоги. Топ-менеджеры научились выплачивать себе помимо зарплат огромные, не связанные с эффективностью предприятий премии. На шею каждому работающему европейцу садилось все большее число мигрантов с чадами и домочадцами.

Да и сам ареал бедности чрезвычайно расширился — только на моей памяти население планеты выросло с 5 до 7,2 миллиарда, почти исключительно за счет стран «третьего мира». Пара миллионов человек, оказавшиеся ныне в Европе в качестве «беженцев», — капля в море по сравнению с той голодной и озлобленной вселенной, что раскинулась совсем рядом.

Вся проводимая Западом политика не нацелена при этом ни на что иное, кроме как усугубить глобальное неравенство. В начале 1980-х экономическую моду благодаря Тэтчер и Рейгану начали задавать «монетаристы». Они считали, что облагать богатых налогами не нужно, поскольку те все равно пустят свободные средства в дело, создавая новые и новые рабочие места. От «кейнсианских» рецептов выравнивания богатств отказались — и что же? — богачи все не пошедшие в налоги барыши пустили исключительно в роскошь и финансовые спекуляции.

На той же волне был беспощадно разрушен не только Советский Союз, но и его «неэффективная» промышленность (если она была такая неэффективная, то почему западные конкуренты так старались ее убить?). Две сотни миллионов людей, живших добротно или сносно, были погружены в нищету и деградацию ради кучки олигархов, а в Средней Азии так и вовсе оказались зачастую выброшены за грань цивилизации…

Впрочем, убийство «неэффективных» промышленных предприятий шло не только в СССР. По всему миру разъезжали консультанты МВФ и разъясняли, что поскольку не за горами эра свободной торговли, то ваш дурацкий завод электроники никому не нужен, достаточно «Эппла» и «Самсунга» — вы же выращивайте лучше апельсины, которые, впрочем, и в Евросоюзе никому не нужны, ибо таковые уже поставляют греки. Только страны, сумевшие твердо сказать либеральным экономистам «Нет!» — Южная Корея и Китай, сумели стать богаче. Все остальные, большая часть мира, стали беднее.

Но это отнюдь не финал. Финал настает именно сейчас, когда волна бедности накрывает уже Запад, включая США. Сегодня все меньше американцев верят в то, что можно чего-то путного добиться собственными силами. Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц в книге «Цена неравенства» отмечает тревожную тенденцию — продолжительность жизни белых бедняков без высшего образования падает такими же темпами, как сокращалась продолжительность жизни в России 1990-х годов. Пока жулики из корпораций платят себе миллиардные премии, белые бедняки, не защищенные «расовой политкорректностью», вымирают. Да и жителям Европы, создается впечатление, вполне сознательно дают понять, что прежних райских кущ более не будет.

Еще немного, и с мифом о «капитализме, который выгоден всем» будет покончено.

Кто и как работал в СССР.

Интересно!

Оригинал взят у bgfnmbuhfgbnm в Кто и как работал в СССР.
Валово́й вну́тренний проду́кт — макроэкономический показатель, отражающий стоимость всех конечных товаров и услуг (предназначенных для непосредственного употребления), произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государственного образования или его отдельного региона для потребления, экспорта и накопления. Является основным показателем успешности экономического развития.
ВВП на душу населения представляет собой общегосударственный или региональный ВВП, поделенный на численность населения страны или региона.


Итак, посмотрим, на какую сумму (в советских рублях), во времена СССР, производил товаров и услуг каждый житель России и каждый житель каждой союзной республики, а так же сравним вклад в общесоюзную экономику между жителем России и жителем республики, приняв за сто процентов вклад россиянина:




P.S. Средний совокупный вклад жителя союзной республики, даже с учетом Эстонии и Латвии, был меньше на 32 процента и составлял всего-лишь 68 процентов от вклада жителя РСФСР.
P.S.S. Информация о подушевом ВВП всех союзных республик взята в “Statistical Handbook States of the Former USSR” изданного Всемирным Банком на основе анализа экономической статистики СССР.
Страница скачивания “Statistical Handbook States of the Former USSR”:
http://documents.worldbank.org/curated/en/1992/09/699602/statistical-handbook-states-former-ussr